Бюллетень судебной практики Московского областного суда за четвёртый квартал 2011 года

утверждён президиумом Мособлсуда 04 апреля 2012 года

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА МОСКОВСКОГО

ОБЛАСТНОГО СУДА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

 

1. При наличии вступившего в законную силу судебного акта об удовлетворении требования банка о досрочном взыскании кредита, у кредитора сохраняется возможность предъявлять к заемщику дополнительные требования, связанные с задолженностью по кредитному договору, в том числе о взыскании договорных процентов, неустойки, обращении взыскания на предмет залога, вплоть до фактического исполнения решения суда о взыскании долга по договору.

 

Банк предъявил иск к В. о взыскании задолженности и обращении взыскания на предмет ипотеки, ссылаясь на наличие вступившего в законную силу решения  Домодедовского городского суда о взыскании с ответчиков задолженности по кредитному договору. Требования  мотивированы тем, что по условиям кредитного договора он действует до момента полного исполнения сторонами обязательств, в связи с чем Банк продолжает начислять проценты за пользование кредитом и пени за просрочку погашения суммы основного долга и оплаты процентов.

Кроме того, между Банком и ответчиками  в обеспечение исполнения условий кредитного договора был подписан договор о залоге дома и земельного участка, принадлежащих В. Поскольку ответчики не исполнили требования об уплате задолженности, Банк просил обратить взыскание на предмет залога.

В. предъявил встречный иск о расторжении кредитного договора, пояснив, что решением суда с них взыскана задолженность по основному долгу, процентам и пени, и оснований для взыскания задолженности по процентам и пени не имеется.

Решением Домодедовского городского суда  требования Банка удовлетворены частично: с В. взысканы  солидарно  проценты за невозврат кредита по договору, пени на просроченную задолженность и судебные расходы, а также обращено взыскание на предмет ипотеки  в счет погашения задолженности перед Банком по кредитному договору. Встречный иск В. удовлетворен частично: кредитный договор, заключенный  с Банком, расторгнут.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда в части удовлетворения требований Банка к  В. о взыскании задолженности отменено, и принято новое решение об отказе в иске Банка; в остальной части решение суда оставлено без изменения.

С выводами суда кассационной инстанции в части отказа в иске Банка к В. о взыскании задолженности по кредитному договору президиум Московского областного суда не согласился и  оставил без изменения решение Домодедовского городского суда в указанной части.

Судом установлено, что по условиям заключенного между Банком и В. кредитного договора за пользование кредитом  заемщик уплачивает кредитору проценты из расчета годовой процентной ставки в размере 14 % годовых со дня, следующего за датой фактического предоставления кредита до даты окончательного возврата кредита (включительно), за исключением случаев неуплаты очередной страховой премии в установленный срок.

В силу п. 4.1 указанного договора кредитор имеет право потребовать досрочного исполнения обязательств по настоящему договору путем предъявления письменного требования о досрочном возврате суммы кредита, начисленных процентов за пользование кредитом и сумм неустойки при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств, предусмотренных настоящим договором, а также договором ипотеки, договорами страхования, указанными в настоящем договоре.

В соответствии с п. 10.3 кредитного договора настоящий договор вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует до момента выполнения сторонами своих обязательств по настоящему договору.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с В. в пользу Банка процентов за пользование кредитом, несмотря на наличие вступившего в законную силу судебного акта, поскольку обязательства по возврату кредита и уплате процентов за пользование кредитом заемщиками до настоящего времени не исполнены.

Отменяя решение суда в указанной части, суд кассационной инстанции исходил из того, что, направив заемщикам уведомление о досрочном возврате кредита и процентов за пользование ним, Банк фактически заявил односторонний отказ от исполнения договора, в связи с чем в силу п. 3 ст. 450 ГК РФ кредитный договор считается расторгнутым, а проценты, начисленные после расторжения договора, взысканию не подлежат.

Данный вывод суда кассационной инстанции основан на неправильном применении и толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В силу п. 2 данной статьи положения ГК РФ, относящиеся к договору займа, - об уплате процентов (статья 809), об обязанности заемщика по возврату суммы долга (ст. 810), о последствиях нарушения заемщиком договора займа (ст. 811) – применимы к отношениям по кредитному договору, если иное не предусмотрено нормами о кредитном договоре или не вытекает из его существа.

Согласно п. 2 ст. 811 ГК РФ если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

По смыслу  приведенных выше правовых норм, воля кредитора, заявляющего требование о досрочном возврате кредита, направлена на досрочное получение исполнения по кредитному договору от должника, а не на прекращение обязательств по возврату предоставленных банком денежных средств и уплате процентов за пользование ими.

Следовательно, и после вступления в законную силу судебного акта об удовлетворении требования Банка о досрочном взыскании кредита, у кредитора сохраняется возможность предъявлять к заемщику дополнительные требования, связанные с задолженностью по кредитному договору, в том числе о взыскании договорных процентов, неустойки, обращении взыскания на предмет залога, вплоть до фактического исполнения решения суда о взыскании долга по этому договору.

Допущенные судом  и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм процессуального  права явились основанием для отмены указанных судебных постановлений в части требований о взыскании задолженности по кредитному договору.

Постановление президиума Московского областного суда

 от 21 декабря 2011 г. № 573.

 

 

2. Отказ в удовлетворении требований о признании  права собственности на долю в виде квартиры в незавершенном строительством объекте, при условии выполнения условий договора участия в долевом строительстве  жилого дома, является неправомерным.

 

Е. обратился в суд с иском к ЗАО «МЭННИ» о признании права на долю  в виде трехкомнатной квартиры, расположенной  в незавершенном строительством жилом доме и права на получение в собственность данной квартиры после завершения строительства и введения дома в эксплуатацию. При этом истец ссылался на выполнение в полном объеме обязательств по инвестированию строительства жилого дома, обусловленных заключенным между ним и ЗАО договором участия в долевом строительстве указанного жилого дома.

Обращение в суд обусловлено возбуждением в отношении ЗАО «МЭННИ» производства о его несостоятельности (банкротстве) и приостановлением строительства дома, степень готовности  которого составила 80-90%.

Решением Балашихинского городского суда за Е. признано право на проинвестированную трехкомнатную квартиру в незавершенном строительством доме с конкретными проектными характеристиками.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда  решение суда отменено, по делу постановлено новое решение об отказе в удовлетворении требований Е.

С выводами суда кассационной инстанции президиум Московского областного суда не согласился и указал на неправильное применение материального  закона.

Судом установлено, что в августе 2004 г. между Министерством строительного комплекса Московской области, Администрацией Балашихинского района Московской области и ЗАО «МЭННИ» заключен инвестиционный контракт на строительство жилого комплекса в  г. Балашиха, микрорайон Пехра-Покровское.

В  феврале 2008 г. между ЗАО «МЭННИ» и Е. был заключен предварительный договор участия в долевом строительстве указанного жилого дома с целью приобретения трехкомнатной квартиры по строительному адресу. Обусловленные договором обязательства по инвестированию Е. выполнены в полном объеме.

Ответчиком сроки сдачи дома в эксплуатацию были нарушены и дом не достроен.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из того, что строительство многоквартирного жилого дома, в котором расположена проинвестированная истцом квартира, не завершено; документы, содержащие описание объекта незавершенного строительства и процент его готовности, отсутствуют. По мнению суда, право на долю в объекте инвестирования может возникнуть у инвестора только после принятия объекта инвестирования в эксплуатацию.

Данный вывод суда противоречит нормам материального права.

Статьей 130 ГК РФ объекты незавершенного строительства отнесены к недвижимому имуществу, которое согласно ст. 128 ГК РФ является объектом гражданских прав. Следовательно, признание права собственности на объекты незавершенного строительства возможно, в том числе и по решению суда.

Тем самым,  истец, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе  рассчитывать на надлежащее исполнение ответчиком обязательств по договорам, а при их  неисполнении  - требовать защиты своих прав, в том числе и путем предъявления требований о признании права.

Поскольку исковые требования Е. направлены на признание за ним права собственности на долю в незавершенном строительством объекте в виде квартиры, а не квартиру как на объект жилищных прав, вывод суда кассационной инстанции об  отказе в удовлетворении требований Е. является неправомерным.

Допущенные судом кассационной инстанции при рассмотрении спора существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены состоявшегося  судебного постановления.

Постановление президиума Московского областного суда

от  19 октября 2011 г. № 466.

 

 

3. Право потребителя на односторонний отказ от исполнения договора прямо предусмотрено действующим законодательством и юридически значимым при данном отказе является вопрос о расходах, понесенных исполнителем в связи с исполнением обязательства по договору.

 

Б. обратилась в суд с иском к ООО «Столичные двери» о защите прав потребителя, ссылаясь на то, что между ними заключен договор купли-продажи и оказания услуг, по условиям которого ответчик обязался в срок от 14 до 45 рабочих дней изготовить и передать ей в собственность двери, антресоли и шкаф. В счет исполнения договора она внесла 40 000 руб.

В связи с изменением обстоятельств, вызванных невозможностью оплаты стоимости заказа, истица дважды направляла ответчику письменные уведомления о расторжении договора и просила возвратить ей задаток в 40 000 руб.  Ответчик, согласившись на расторжение договора, в возврате задатка отказал, со ссылкой на пункт 5.1.4 договора.

Решением мирового судьи  Б. в удовлетворении иска отказано.

Определением Химкинского городского суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Президиум отменил определение Химкинского городского суда как постановленное с существенным  нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии с пунктом 5.1.4. договора, заключенного сторонами, в случае отказа покупателя (заказчика) от исполнения настоящего договора задаток, внесенный в соответствии с пунктом 3.2 договора, возврату не подлежит; оплата задатка не освобождает покупателя (заказчика) от компенсации убытков, понесенных продавцом (исполнителем) в связи с исполнением своей части обязательств по заключенному договору, если такие  убытки превышают сумму внесенного задатка.

Отказывая Б. в удовлетворении иска, мировой судья пришел к выводу, что между сторонами по делу заключен договор бытового подряда; сумма, внесенная истицей по договору, является авансом и в силу ст.ст. 717, 735 ГК РФ, ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей»  не подлежит возврату, поскольку законодатель не предусмотрел право потребителя требовать возврата  денежных средств, уплаченных им по договору подряда или возмездного оказания услуг в качестве аванса.

Данный вывод основан на неправильном применении материального закона.

В силу ст. 32 Закона РФ N 2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору. Аналогичное право предоставляет и п. 1 ст. 782 ГК РФ, согласно которому заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Как следует из содержания приведенных выше норм, они применяются в случаях, когда такой отказ потребителя (заказчика) не связан с нарушением исполнителем обязательств по договору, и возлагают на потребителя (заказчика) обязанность оплатить расходы, понесенные исполнителем в связи с исполнением обязательств по договору. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными - ч. 1 ст. 16 Закона РФ N 2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей».

Исходя из смысла приведенных норм, бремя доказывания несения расходов в связи с исполнением обязательств по договору лежит на исполнителе.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права явились основанием для отмены данного судебного постановления.

Постановление президиума Московского областного суда

от  07 декабря 2011 г. № 543.

 

 

4. При споре между сособственниками о порядке пользования общим имуществом, в том числе и жилым помещением (квартирой), суд не вправе отказать в определении порядка пользования им.

 

Т. обратился в суд  с иском к ответчикам об определении порядка пользования трехкомнатной  квартирой, указав, что  ему и бывшей жене Т.Е.В. принадлежит по 1/4   доле в праве собственности  на указанную квартиру; П., которому Т.Е.В. приходится опекуном, принадлежит 1/2   доля в праве собственности на квартиру.

Спорная квартира состоит из трех изолированных комнат площадью 19, 2 кв. м., 14 кв. м., 1 кв. м. и 10,5 кв. м.

14.01.2010 г. брак между Т. был расторгнут и их совместное проживание в настоящее время  невозможно. Во время брака они проживали в комнате площадью 19, 2 кв.м.

Т. просит выделить ему в пользование комнату площадью 10, 5 кв.м., две другие комнаты передать ответчикам. Два коридора, шкаф, санузел, ванную, кухню просит признать местами общего пользования.

П. в лице опекуна Т.Е.В. обратился со встречным иском к Т. и Т.Е.В. об определении порядка пользования названной  квартирой, указав в качестве третьего лица С., проживающую совместно с ним в спорной квартире. Просил предоставить ему и С. во владение и пользование комнаты площадью 14, 1 кв. м. и  10,5 кв. м., а  Т. и его бывшей жене Т.Е.В. выделить  комнату площадью 19,2 кв. м. Два коридора, шкаф, санузел, ванную, кухню просил признать местами общего пользования пропорционально долям в праве  собственности на квартиру.

Решением мирового судьи первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным решением Одинцовского городского суда решение мирового судьи  отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении первоначального и встречного иска отказано.

Президиум Московского областного суда не согласился с решением Одинцовского городского суда, поскольку выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

Как установлено судом, спорная квартира является постоянным местом жительства сторон. Кроме них  в квартире зарегистрирована и проживает мать Т.Е.В. – С.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового  судьи и отказывая в удовлетворении как основного, так и встречного исков указал, что предоставление в пользование каждому из сособственников жилого помещения в точном соответствии с их долями в праве собственности невозможно, а на предоставление в общее пользование двух комнат площадью 19, 2 кв. м., 14, 1 кв. м. Т.Е.В. и П. не согласны.

С выводами  суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

В соответствии с положениями ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

По смыслу положений указанной нормы права при споре между сособственниками о порядке пользования общим имуществом, в том числе и жилым помещением (квартирой), суд должен определить порядок пользования этим имуществом и не вправе отказать в определении  такого порядка.

Каким должен быть порядок пользования, суд решает в зависимости от установленных обстоятельств, размера доли сторон в праве собственности на имущество, сложившегося порядка пользования, нуждаемости каждого из сособственников и других лиц, имеющих право пользования данным имуществом и других обстоятельств.

Кроме того, отсутствие в квартире жилых помещений, полностью соответствующих долям сторон в праве собственности на квартиру, не является основанием для отказа в определении порядка пользования данными жилыми помещениями.

Постановление президиума Московского областного суда

от 12 октября 2011 г. № 455.

 

 

5. В случае изъятия для государственных и муниципальных нужд  земельного участка, на котором расположен дом, принадлежащий гражданам на праве собственности, следует руководствоваться положениями ст. 32 ЖК РФ.

 

Б. обратился в суд с иском к ЗАО «Строительная фирма «УПГС Трансинжстроя» о предоставлении квартиры, ссылаясь на то, что является собственником 1/2 доли дома и  имеет регистрацию по месту жительства в доме,  который уничтожен в результате пожара. В связи с изъятием  для государственных и муниципальных нужд  земельного участка, на котором расположен указанный дом, он лишен возможности восстановить жилой дом. В удовлетворении заявления о предоставлении ему жилой площади ответчик отказал, сославшись на выполнение в полном объеме обязательств по расселению жильцов в связи с изъятием земельного участка.

Решением Одинцовского городского суда Московской области  в удовлетворении требований Б. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Президиум Московского областного суда не согласился  с  указанными судебными постановлениями, поскольку выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

Суд, отказывая в удовлетворении иска Б. об обязании ответчика предоставить ему жилую площадь, исходил из отсутствия данных о регистрации  Б. по месту жительства в спорном жилом доме на момент заключения с другим  сособственником жилого дома Л. предварительного договора купли-продажи. Кроме того, суд принял во внимание, что предоставленное Л. жилое помещение значительно превышает ту площадь, которую ей следовало предоставить при сносе принадлежавшей ей 1/4 доли указанного  жилого дома в виде фундамента и хозяйственных построек.

Суд кассационной инстанции, соглашаясь с выводом суда, также указал, что в соответствии с требованиями ст. 32 ЖК РФ ответчик полностью исполнил свои обязательства по предоставлению жилого помещения взамен сносимого фундамента жилого дома и хозяйственных построек, а Б. не представил доказательств несения им  бремени содержания принадлежащего ему имущества и факта обращения после пожара в органы местного самоуправления или к ответчику с заявлением  о предоставлении иного жилого помещения.

Указанные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

Статья 32 ЖК РФ определяет порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд.  

Согласно ч. 8 ст. 32 ЖК РФ по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Судом первой инстанции установлено, что матери истца Б. на праве собственности принадлежала 1/2 доля указанного дома, Б. после смерти матери  в установленном порядке  вступил в наследственные права.

С 15 ноября 1976 г. Б. зарегистрирован в указанном жилом доме по месту жительства.

Ответчик заключил с совладельцем дома Л. предварительный договор купли-продажи принадлежащей ей 1/4 доли  жилого дома, состоящей из фундамента и хозяйственных построек, и передачу в собственность Л. с ребенком  двухкомнатной квартиры.

Б. стороной данного договора не являлся и  вопрос  о порядке обеспечения его жилищных прав, предусмотренном ст. 32 ЖК РФ, ответчиком не обсуждался.

При таких обстоятельствах вывод суда об обеспечении ответчиком жилищных прав собственников жилого дома при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд противоречит требованиям ст. 32 ЖК РФ и п. 20 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебном практике при применении Жилищного кодекса РФ», согласно которому судам для правильного разрешения дел по спорам, связанным с изъятием жилого помещения у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст. 32 ЖК РФ), необходимо иметь в виду, что  нормы, содержащиеся в ст. 32 ЖК РФ, в развитие положений ч. 3 ст. 35 Конституции РФ о возможности принудительного отчуждения имущества для государственных нужд только при условии предварительного и равноценного возмещения направлены прежде всего на обеспечение прав и законных интересов собственника жилого помещения.

Постановление президиума Московского областного суда

от 14 декабря 2011 г. № 556.

 

 

6. Трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов при рассмотрении трудового спора, что является исключением из общего правила, установленного ч. 1 ст. 98 и ч. 1 ст. 100 ГПК РФ.

 

ООО «Управляющая компания «Группа ГАЗ» обратилась в суд с иском к А. о возмещении убытков в размере 17 920 руб. и расходов по оплате услуг представителей в размере 150 000 руб. В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что указанные расходы понесены в связи с рассмотрением иска А. к ООО «Управляющая компания «Группа ГАЗ», возникших из трудовых правоотношений.    

Решением Шатурского городского суда Московской области иск ООО «Управляющая компания «Группа ГАЗ» удовлетворен частично: с А. в пользу  ООО  взысканы расходы по оплате услуг представителей в размере 31 000 руб. и государственная пошлина -  1120 рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Президиум Московского областного суда не согласился с указанными судебными постановлениями, поскольку выводы суда основаны на неправильном применении норм процессуального права.

Суд, частично удовлетворяя требования ООО «Управляющая компания «Группа ГАЗ» о взыскании с А. расходов по оплате услуг представителей, руководствовался ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, согласно которой стороне,  в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Однако суд не принял во внимание, что по общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, к числу которых согласно ст. 94 ГПК РФ относятся и расходы на оплату услуг представителей.

Вместе с этим по смыслу ст.ст. 71 (п. «о») и 72 (п. «к» ч. 1) Конституции РФ судебная процедура, включая производство по делам, вытекающим из трудовых отношений, определяется законодателем.

Положения ст. 37 Конституции РФ, обуславливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации, как социальном правовом государстве. При этом законодатель учитывает не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя (в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу), в силу чего устанавливает процессуальные гарантии защиты трудовых прав работников при рассмотрении трудовых споров в суде, к числу которых относится и освобождение работника от судебных расходов (ст. 393 ТК РФ).

Так, согласно ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Таким образом, в целях предоставления дополнительных гарантий по обеспечению судебной защиты работниками своих трудовых прав трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов, что является исключением из общего правила, установленногоч. 1 ст. 98 и ч. 1 ст. 100 ГПК РФ.

Допущенные судом и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального и процессуального  права явились основанием для отмены указанных судебных постановлений.

Постановление президиума Московского областного суда

от  07 декабря 2011 г. № 545.

 

 

7. Порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 7 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ).

 

 М. обратилась в суд с иском к Министерству социальной защиты населения  Московской  области о  присвоении звания «Ветеран труда», ссылаясь на то, что с 21 августа 2006 г. ей назначена трудовая пенсия по старости. Приказом Федеральной службы государственной статистики от  29 декабря 2006 г. она награждена нагрудным знаком «За активное участие во Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года», что дает основание для присвоения ей звания «Ветеран труда» и выдаче соответствующего удостоверения. Однако Лыткаринским управлением социальной защиты населения   в присвоении названного звания ей незаконно отказано.

Решением Химкинского городского суда иск М. удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда первой инстанции  отменено,  по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении заявленного М. иска отказано.

Президиум Московского областного суда не согласился с решением суда кассационной инстанции, поскольку выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

Удовлетворяя иск М., суд первой инстанции пришел к выводу, что нагрудной знак «За активное участие во Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года» относится к ведомственным наградам, вручен истице главой города Лыткарино от имени руководителя Федеральной службы государственной статистики и дает основание для признания за истицей права на присвоение звания «Ветеран труда» и выдачу соответствующего удостоверения.

Не соглашаясь с выводами Химкинского городского суда, судебная коллегия исходила из того, что истица не являлась работником Федеральной  службы государственной статистики. Кроме того, почетные звания, значки и грамоты, врученные главой города от имени руководителя федеральной службы, не могут служить основанием для присвоения звания «Ветеран труда».

Судом кассационной инстанции неверно применен материальный закон.

В соответствии со ст. 7 ФЗ «О ветеранах» от 12 января 1995 г. №5-ФЗ (в ред. от 22.08.2004 г.) ветеранами труда являются лица:

1) имеющие удостоверение «Ветеран труда»,

2) награжденные орденами и медалями, либо удостоенные почетных званий СССР или Российской Федерации, либо награжденные ведомственными знаками отличия в труде и  имеющие трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет; лица, начавшие трудовую деятельность  в несовершеннолетнем возрасте в период Великой Отечественной войны и имеющие трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин.

Порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (ч. 4 ст. 7 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ).

Пунктом 2.1 Положения о порядке и условиях присвоения звания «Ветеран труда» гражданам, имеющим место жительства в Московской области, утвержденного постановлением Правительства Московской области от 11 июля 2006 г. № 655/26  (в ред. от 02.10.2007 г.), к ведомственным знакам отличия в труде отнесены награды, решения о награждении которыми были приняты руководством федеральных органов государственной власти, федеральных органов судебной власти, Прокуратуры РФ, органов государственной власти и управления СССР и РСФСР, судов и органов прокуратуры СССР и РСФСР.

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) входит в систему федеральных органов исполнительной власти.

Приказом  Росстата  от 16 августа 2006 г. №123 «О ведомственных наградах Федеральной  государственной службы статистики за подготовку  и проведение  Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года»  утверждены ведомственные награды, к числу которых отнесен нагрудный знак «За активное участие во Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года», а также утверждено Положение о данном нагрудном знаке.

В соответствии с Положением указанным нагрудным знаком  награждаются работники системы Федеральной службы государственной статистики, работники внештатных Служб по подготовке и проведению Всероссийской сельскохозяйственной переписи, временный переписной персонал, а также работники федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов, органов государственной власти и местного самоуправления субъектов Российской Федерации, работники предприятий и организаций, независимо  от форм собственности, проявившие себя в подготовке и проведении Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года (п. 1).

Награждение нагрудным знаком производится приказом Федеральной службы государственной статистики (п. 2).

Из содержащейся в материалах дела копии удостоверения к знаку «За активное участие во Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года» усматривается, что М. была награждена ведомственной наградой приказом руководителя Федеральной службы государственной статистики от 29 декабря 2006 г.

Таким образом, наличие стажа работы в органах Федеральной службы государственной статистики не являлось обязательным условием для награждения ведомственным нагрудным знаком «За активное участие во Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года»; решение о награждении истицы от имени федерального органа государственной власти вынесено уполномоченным лицом; вручение  же М. ведомственной награды от имени федерального органа государственной власти главой города Лыткарино не изменяет сущности награды.

Допущенные судом  и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм  материального  права явились основанием для отмены названных судебных постановлений.

Постановление  президиума Московского областного суда

от  16 ноября 2011 г. № 500.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

 

РАССМОТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ СПОРОВ

 

 

Директор структурного подразделения юридического лица правомерно уволен на основании п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, поскольку структурному подразделению присущи все признаки филиала.

 

С. обратился в суд с иском к Банку России о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении недействительным, исключении записи из трудовой книжки. В обоснование заявленных требований указал, что с 2007 г. работал в должности директора базы отдыха «Звенигородка» - структурного подразделения Банка России; в 2011 г. был уволен на основании п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ - принятие необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), повлекшего за собой ущерб имуществу организации. Увольнение по указанному основанию считает незаконным.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что ущерб организации возник по вине истца, выразившейся в нецелевом расходовании средств, невыполнении требований нормативных актов Банка России при заключении договоров, принятии необоснованного решения об оплате фактически невыполненных подрядчиками работ.

Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия указала на иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

Как следует из материалов дела, приказом от 11.07.2011 г. С. был уволен по п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за ненадлежащее исполнение директором базы отдыха «Звенигородка» трудовых обязанностей, определенных в Положении о базе отдыха «Звенигородка», Положении «О правилах ведения бухгалтерского учета в Центральном банке Российской Федерации «Банке России».

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федераций Трудового кодекса Российской Федерации» расторжение трудового договора по п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ допускается лишь в отношении руководителей организации (филиала, представительства), его заместителей и главного бухгалтера и при условии, что ими было принято необоснованное решение, которое повлекло за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации.

Решая вопрос о том, является ли принятое руководителем решение необоснованным, следует учитывать, наступили ли неблагоприятные последствия именно в результате принятия данного решения и можно ли было их избежать в случае принятия другого решения. При этом, если ответчик не представит доказательства, подтверждающие наступление неблагоприятных последствий, указанных в п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, то увольнение по данному основанию не может быть признано законным.

Проведенная Банком России финансовая проверка выявила ненадлежащее исполнение С. своих трудовых обязанностей и принятие имнеобоснованных решений, повлекших причинение ответчику ущерба.

С учетом системного толкования положений ст. 55 ГК РФ, Федерального закона от 10.07.2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», принимая во внимание Положение о базе отдыха «Звенигородка» Центрального банка РФ, приказ «Об утверждении структуры Банка России и перечня организаций - юридических лиц, учрежденных Банком России», утвержденных Банком России, судебная коллегия пришла к выводу о том, что база отдыха «Звенигородка» обладает всеми признаками обособленного подразделения филиала юридического лица (Банка России).

При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала правомерным увольнение С. по п. 9 ч. 1 ст.81 ТК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 15.12.2011 г. по делу № 33-28065)

 

 

В случае если работодатель при увольнении работника не произвел  удержание суммы оплаты за неотработанные дни отпуска, то он не вправе взыскать эти суммы с бывшего работника в судебном порядке, за исключением случаев  недобросовестности в действиях работника или счетной ошибки.

 

ОАО «МОЭК» обратилось в суд с иском к Ш. о взыскании задолженности за неотработанные дни отпуска в размере 9 783 руб.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что спорная сумма была выплачена Ш. в качестве заработной платы, при увольнении истца удержана часть суммы за неотработанные дни отпуска.

Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия указала на иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

В соответствии с ст. 137 ТК РФ заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счетной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (ч. 3 ст. 155 ТК РФ) или простое (ч. 3 ст. 157 ТК РФ); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела, за период работы с 30.01.2010 г. по 29.01.2011 г. Ш. был предоставлен отпуск с 31.05.2010г. по 01.07.2010 г. Приказом от 26.07.2010 г. Ш. уволен по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ; долг за пятнадцать с половиной дней отпуска, использованных авансом, составил 16 552 руб. С учетом перерасчета НДФЛ и выданного за первую половину июля аванса долг при увольнении ответчика составил 9 783 руб.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что истец воспользовался правом, предусмотренным абз. 5 ч. 2 ст. 137 ТК РФ, и удержал часть суммы при увольнении ответчика.

Кроме того, судебная коллегия указала, что в случае недостаточности причитающихся к выплате при увольнении сумм, взыскание задолженности за неотработанные дни отпуска в силу ч. 4 ст. 137 ТК РФ не может быть произведено в судебном порядке, поскольку отсутствует счетная ошибка и недобросовестность со стороны ответчика.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 15.12.2011 г. по делу № 33-25971)

 

 

В удовлетворении исковых требований  бывшему сотруднику милиции о взыскании с ГУ МВД России ежемесячных сумм в возмещение вреда здоровью отказано, поскольку при отсутствии вины ответчика истец имеет право на получение разницы межу размером денежного довольствия по занимаемой им ранее должности и размером пенсии, а в данном случае размер пенсии истца превышает размер утраченного им денежного довольствия.

 

Я. обратился в суд с иском к ГУ МВД России по Московской области о взыскании ежемесячных сумм в возмещение вреда здоровью. Требования мотивированы тем, что при исполнении служебных обязанностей ему был причинен вред здоровью, в последующем он был признан негодным к военной службе. Просил взыскать ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью с 01.08.2011 г. бессрочно в размере 8 198 руб. с последующей индексацией, а также задолженность по выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью в сумме 318 582 руб.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции и постановляя по делу решение об отказе Я. в иске, указала на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Согласно ст. 29 Закона РФ от 18.04.1991г. № 1026-1 «О милиции» (действующего на период разрешения спора) при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное денежное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета, а в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья - денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям.

Денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью, согласно Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом МВД РФ № 805 от 15.10.1999 г., выплачивается потерпевшему сотруднику органов внутренних дел ежемесячно при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья. Выплата сумм в возмещение вреда производится финансовым подразделением (бухгалтерией) соответствующего органа внутренних дел в течение всего срока, на который установлена инвалидность (п.п. 21, 23).

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

С учетом системного толкования ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и ст. 1069 ГК РФ, в соответствии с которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью сотрудника милиции в порядке главы 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает только в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда.

Таким образом, если вина государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда жизни или здоровью сотрудника милиции отсутствует, обязанность по его возмещению по указанным в главе 59 ГК РФ основаниям на государство не возлагается.

Судом первой инстанции установлено, что вред здоровью Я. действиями (бездействием) ответчика не причинялся; телесные повреждения истец получил будучи пассажиром в машине, под управлением  своего знакомого в  результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 15.07.2009 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации «О милиции» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда города Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода» признал не противоречащей Конституции РФ ч. 4 ст. 29Закона РФ «О милиции», поскольку она – по-своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со ст. 1084 ГК РФ - предполагает ежемесячную выплату государством денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы.

Также Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ, ее ст.ст. 7, 19 и 39, ч. 4 ст. 29 Закона РФ «О милиции» в той мере, в какой она во взаимосвязи со ст. 1084 ГК РФ - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

Судебная коллегия указала, что расчет ежемесячной выплаты и денежного довольствия должен производиться исходя из его размера на дату рассмотрения дела судом, поскольку в соответствии с п. 24 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких (утв. приказом МВД РФ от 15.10.1999 г. № 805) в случае изменения размера месячного денежного содержания сотрудников, состоящих на службе, размер возмещения вреда его здоровью подлежит соответствующему перерасчету.

Согласно п. 22 указанной Инструкции в случае гибели (смерти) или причинения увечья размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии со ст. 1086 ГК РФ.

В силу ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

С учетом утраты истцом по последствиям дорожно-транспортного происшествия ста процентов профессиональной трудоспособности и при наличии оснований для установления вины ответчика в причинении истцу вреда здоровью, возмещению подлежал бы утраченный истцом сто процентный размер ежемесячного денежного довольствия. При отсутствии вины ответчика в причинении истцу вреда здоровью, по смыслу положений ч.4 ст. 29 Закона РФ «О милиции», истец имел право на получение разницы межу размером денежного довольствия по занимаемой им ранее должности и размером пенсии.

Из материалов дела следует, что размер пенсии истца составлял 8 807 руб., также истец получал и получает дополнительное материальное обеспечение  в соответствии с Указом Президента РФ № 887 от 01.08.2005 г. в размере 1 000 руб. В настоящее время размер пенсии истца составляет 9 267 руб. Получаемый истцом размер пенсии превышает размер утраченного им в результате полученной травмы денежного довольствия.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что у ответчика отсутствует обязанность по выплате истцу ежемесячной компенсации в возмещение вреда здоровью как исходя из положений ст.ст. 1084-1086 ГК РФ, так и положений п. 4 ст. 29 Закона РФ «О милиции», действовавшего на период возникновения спорных правоотношений.

Также судебная коллегия указала, что при разрешении возникшего спора судом первой инстанции был применен Федеральный закон № 125- ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», не подлежащий применению в данном случае. В соответствии со ст. 5 указанного закона обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем; физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 24.11.2011 г. по делу № 33-24983)

 

 

При исчислении стажа страхового стажа и стажа работы по специальности учитываются дни освобождения от работы доноров для сдачи крови и предоставляемые затем дни отдыха.

 

К. обратился в суд с иском к ГУ УПФ РФ № 17 по г. Москве и Московской области о назначении досрочной трудовой пенсии. В обоснование заявленных требований указал, что решением комиссии ГУ УПФ РФ № 17 по г. Москве и МО ему было отказано в зачете в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периодов работы, когда он не выполнял работу в связи с предоставлением ему донорских дней.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в части отказа К. во включении в специальный стаж работы донорских дней отпуска и назначении досрочной трудовой пенсии, указала на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Согласно ст. 6 Закон РФ от 09.06.1993 г. № 5142-1 «О донорстве крови и ее компонентов» руководители предприятий, учреждений, организаций, командиры (начальники) воинских частей обязаны предоставлять работнику, являющемуся донором, установленные законодательством меры социальной поддержки.

В соответствии со ст. 186 ТК РФ в день сдачи крови и ее компонентов, а также в день связанного с этим медицинского обследования работник освобождается от работы. В случае сдачи крови и ее компонентов в период ежегодного оплачиваемого отпуска, в выходной или нерабочий праздничный день работнику по его желанию предоставляется другой день отдыха. После каждого дня сдачи крови и ее компонентов работнику предоставляется дополнительный день отдыха. Указанный день отдыха по желанию работника может быть присоединен к ежегодному оплачиваемому отпуску или использован в другое время в течение года после дня сдачи крови и ее компонентов. При сдаче крови и ее компонентов работодатель сохраняет за работником его средний заработок за дни сдачи и предоставленные в связи с этим дни отдыха.

Аналогичные положения содержались в ранее действующем до 01.02.2002 г. законе - ст. 114 КЗоТ РФ.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 26.01.2010 г. № 59-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горового Алексея Константиновича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 186 Трудового кодекса Российской Федерации» в соответствии с Законом РФ «О донорстве крови и ее компонентов»  донорство крови и ее компонентов, которые используются для медицинской помощи и могут быть получены только от человека, является свободно выраженным добровольным актом гражданина. Гражданин совершает этот акт с риском для собственного здоровья в интересах охраны жизни и здоровья других людей, а значит, в интересах государства и общества в целом. Поэтому государство гарантирует донору защиту его прав и охрану его здоровья; донору гарантируются льготы, связанные с восстановлением и поддержанием его здоровья, что соответствует конституционно значимым целям и предопределяет обязанности по отношению к донорам как государства, так и организаций независимо от форм собственности.

В соответствии с разъяснением, содержащемся в письме Пенсионного Фонда РФ от 07.12.1998 г. № 06-28/10740 «О порядке зачета в специальный трудовой стаж «донорских» дней» работникам, являющимся донорами (ст. 114 КЗоТ РФ), день сдачи крови, а также последующий день отдыха засчитывается в специальный трудовой стаж, дающий право на пенсию в связи с особыми условиями труда (в том числе по Списку № 1 и 2), поскольку в эти дни за работниками сохраняется средний заработок, а в табеле учета рабочего времени указывается полный рабочий день.

Таким образом, с учетом системного толкования приведенных выше положений трудового законодательства, правовой позиции Конституционного Суда РФ, разъяснений, содержащихся в письме Пенсионного фонда РФ, судебная коллегия пришла к выводу о том, что дни сдачи крови, а также последующие дни отдыха подлежат включению в специальный трудовой стаж истца.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 10.11.2011 г. по делу № 33-24874)

 

 

Время отбывания исправительных работ на предприятии с вредными условиями труда начиная с 21.07.1992 г. засчитывается в специальный трудовой стаж, дающий право на назначение досрочной пенсии по старости; в период до 21.07.1992 г. - на основании определения суда о зачете времени исправительных работ в стаж.

 

Я. обратился в суд с иском к ГУ УПФ РФ № 32 по г. Москве и Московской области, просил признать отказ ответчика в назначении ему досрочной трудовой пенсии необоснованным; обязать включить в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с вредными условиями труда, период службы в армии с 14.11.1977 г. по 17.10.1979 г. и период отбывания исправительных работ с 20.05.1986 г. по 16.07.1987 г. на химкомбинате в должности транспортировщика, назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости с 01.08.2011 г.

Решением суда иск удовлетворен в полном объеме.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в части включения Я. в специальный стаж работы период отбывания исправительных работ на химкомбинате, назначении трудовой пенсии по старости досрочно, указала на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п.п. 1 п. 1 ст. 27 и п. 2 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего закона мужчинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 10 лет на подземных работах, работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и имеют страховой стаж не менее 20 лет.

Списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. № 10 был утвержден Список № 1 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, на основании которого назначается пенсия в связи с особыми условиями труда. Согласно разделу IХ «Производство взрывчатых, инициирующих веществ порохов и снаряжение боеприпасов подраздел 1 п. 10901000-1754а» указанного Списка право на пенсию по старости на льготных условиях имеют рабочие, занятые полный рабочий день в технологическом процессе и на ремонте при отработке и производстве серной и азотной кислот.

В соответствии со ст. 94 Исправительно-трудового кодекса РСФСР, в редакции Закона РФ от 12.06.1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», время отбывания исправительных работ засчитывается в общий трудовой стаж. Изложенная в новой редакции норма ст. 94 ИТК РСФСР вступила в действие с 21.07.1992 г. и обратной силы не имеет.

Вместе с тем, до внесения вышеуказанных изменений, ст. 94 ИТК РСФСР предусматривала возможность включения в общий трудовой стаж периода исправительных работ при условии добросовестной работы и примерного поведения на основании определения суда в порядке, который устанавливается статей 368 УПК РСФСР. Таким образом, при отсутствии определения суда, вынесенного в порядке ст. 368 УПК РСФСР, период отбывания осужденным наказания в виде исправительных работ по месту работы до 21.07.1992 г. не подлежит включению в страховой стаж.

Поскольку Я. в силу ст. 368 УПК РСФСР в суд не обращался, определения о включении в трудовой стаж времени отбывания исправительных работ судом не выносилось, то период работы на химкомбинате с 20.05.1986 г. по 16.07.1987 г. не подлежит включению в страховой стаж истца.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что не имеется оснований для назначения Я. досрочной трудовой пенсии.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 22.11.2011 г. по делу № 33-26102)

 

 

Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», устанавливая условия приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с длительным осуществлением деятельности по охране здоровья населения, не предполагает включение в специальный медицинский стаж периода работы лаборантом в научно-исследовательских отделениях и кафедрах лечебно-профилактических учреждений.

 

К. обратилась в суд с иском к ГУ – ГУ ПФ РФ № 4 по г. Москве и Московской области, просила признать незаконным решение комиссии ответчика об отказе в назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости, обязать ответчика включить в ее специальный стаж период работы с 09.04.1979 г. по 23.09.1985 г. в качестве лаборанта отдела патологической анатомии ФГУ Института хирургии им. А.В. Вишневского, назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости с 17.11.2010 г.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что институт хирургии является больничным учреждением, поскольку имеет клинику, а должность лаборанта указана в Перечне структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в части включения К. в специальный стаж работы период работы по штату «наука», назначении трудовой пенсии по старости досрочно, указала на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Статьей 7 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» предусмотрено, что право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

В соответствии с п.п. 20 п. 1 ст. 27 данного закона лицам, осуществляющим лечебную и иную работу по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа назначается досрочная трудовая пенсия независимо от их возраста.

В силу п. 2 ст. 27 указанного закона, списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с п 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Списки работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 ФЗ «О трудовых пенсиях РФ», Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» и Перечень структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев, утверждены Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. № 781.

Вместе с тем, принимая во внимание правовую позицию, изложенную Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 29.01.2004 г. № 2-П в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права, сохраняются за указанной категорией лиц.

В спорный период работы истицы действовали утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. № 1397 Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, которые предусматривали включение в стаж, предоставляющий право на назначение льготной пенсии по старости, периода работы в должности лаборанта (все независимо от наименования должности) в больничных учреждениях всех типов и наименований.

С даты учреждения Института хирургии в его структуру входил штат «наука» и штат «клиника», при этом только «клиника» института финансировалась как лечебно-профилактическое учреждение.

Таким образом, лишь сотрудники, работающие в штате «клиника», осуществляют лечебную и иную работу по охране здоровья населения, а, следовательно, имеют право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Поскольку истица работала в должности лаборанта как по штату «наука», так и по штату «клиника», то судебная коллегия указала, что зачету в специальный стаж подлежит период работы истицы только по штату «клиника».

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 01.11.2011 г. по делу № 33-24760)

 

 

СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫХ

ОТНОШЕНИЙ

 

 

Описка в адресе должника, допущенная судебным приставом-исполнителем в постановлении о возбуждении исполнительного производства, не может являться основанием для его отмены, поскольку копия данного постановления была получена должником.

 

Решением суда от 11.04.2011 г. с ООО «СМУ-2» в пользу В. взыскана сумма неосновательного обогащения в 279 608 руб., а также расходы по уплате госпошлины в размере 6 500 руб.

22.09.2011 г. на основании исполнительного листа судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства; 11.10.2011 г. - постановление о наложении ареста на денежные средства должника в банке.

ООО «СМУ-2» обратилось в суд с заявлением об оспаривании указанных постановлений.

Решением Клинского городского суда от 06.12.2011 г. обжалуемые постановления отменены.

Судебная коллегия решение суда отменила, указав следующее.

Должник - ООО «СМУ-2» имеет юридический и фактический адрес: г. Клин, Бородинский сад, д. 1; данный адрес указан в исполнительном листе.

В постановлении о возбуждении исполнительного производства от 22.09.2011 г. судебный пристав-исполнитель указал неверный адрес местонахождения ООО «СМУ-2»: г. Клин, Бородинский проезд, д. 1. По данному адресу заказной почтой была направлена копия постановления о возбуждении исполнительного производства; письмо должником было получено.

11.10.2011 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о наложении ареста на денежные средства ООО «СМУ-2», вновь указав в постановлении адрес: г. Клин, Бородинский проезд, д. 1.

Таким образом, в обоих случаях в указании адресов должника имела место описка - вместо «Бородинский сад» указано «Бородинский проезд».

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что описка в адресе должника не может служить основанием для отмены обжалуемых постановлений, поскольку процедура возбуждения исполнительного производства судебным приставом-исполнителем была соблюдена.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 17.01.2012 г. по делу № 33-1082)

 

 

Действия администрации по истребованию у члена СНТ кадастрового паспорта земельного участка для решения вопроса о предоставлении ему участка в собственность признаны судом незаконными, поскольку п. 4 ст. 28 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» предусмотрено представление только описания местоположения земельного участка.

 

Ж. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Администрации Можайского муниципального района по истребованию кадастрового паспорта земельного участка, поскольку без предоставления кадастрового паспорта Администрация отказывается рассматривать вопрос о передачи ему в собственность бесплатно земельного участка в СНТ «Ветеран».

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что при описании местоположения границ земельного участка требуется дать сведения обо всех поворотных точках и границах земельного участка, а представленное истцом описание не может рассматриваться как достаточное для определения участка на местности.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции и постановляя по делу новое решение об удовлетворении требований Ж., указала на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п. 4 ст. 28 ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» в случае, если земельный участок, составляющий территорию садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, предоставлен данному некоммерческому объединению, при которой до вступления в силу настоящего закона было создано (организовано) данное некоммерческое объединение, гражданин, являющийся членом данного некоммерческого объединения, имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим распределение земельных участков в данном некоммерческом объединении документом. Предоставление земельного участка в собственность этого гражданина осуществляется исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления, обладающими правом предоставления такого земельного участка, на основании заявления этого гражданина или его представителя.

К заявлению прилагаются следующие документы: описание местоположения такого земельного участка, подготовленное этим гражданином; заключение правления данного некоммерческого объединения, в котором указывается гражданин, за которым закреплен такой земельный участок, и подтверждается соответствие указанного описания местоположения такого земельного участка местоположению земельного участка, фактически используемого гражданином.

Таким образом, гражданин, являющийся членом некоммерческого  объединения,  имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения.

В соответствии с п. 2 ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»  заявление о государственной регистрации права и иные документы, необходимые для государственной регистрации прав, могут быть представлены одновременно с заявлением о государственном кадастровом учете. Следовательно, закон предоставляет возможность членам СНТ приобрести в собственность земельный участок без постановки его на кадастровый учет, то есть поставить участок на кадастровый учет одновременно с государственной регистрацией права собственности на земельный участок.

Материалами дела подтверждено, что Ж. является членом СНТ «Ветеран» и за ним закреплен земельный участок площадью 800 кв.м. № 219; при обращении с заявлением в Администрацию представил все указанные в законе документы.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия Администрации по истребованию у заявителя кадастрового паспорта земельного участка для решения вопроса о предоставлении ему земельного участка в собственность являются незаконными.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 01.12.2011 г. по делу № 33-19495)

 

 

ОБЩЕИСКОВЫЕ СПОРЫ

 

 

Дела, в которых стороной выступает застройщик, находящийся в стадии банкротства, не подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции, поскольку подведомственны арбитражным судам.

 

К., Т., Ф. и др. обратились в суд с иском к застройщику ООО «С.М.А. Модерн Индустрия», ТСЖ «Пионерская 14/3» о признании права собственности на квартиры. В обоснование заявленных требований указали, что они оплатили стоимость жилых помещений, дом введен в эксплуатацию; поскольку застройщик-банкрот не зарегистрировал право собственности на завершенный объект строительства, то они не имеют возможности оформить в собственность данные жилые помещения.

Решением Железнодорожного городского суда от 10.10.2011 г. исковые требования удовлетворены.

Отменяя решение суда и прекращая производство по делу, судебная коллегия указала на следующие нарушения норм процессуального и материального права.

В соответствии с Федеральным законом от 12.07.2011 г. № 210-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и статьи 17 и 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части установления особенностей банкротства застройщиков, привлекавших денежные средства участников строительства» глава IX Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» была дополнена параграфом 7 «Банкротство застройщиков».

Согласно ст. 201.4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 12.07. 2011 г.) с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении застройщика, в ходе проведения наблюдения и всех последующих процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика, требования о передаче жилых помещений и (или) денежные требования участников строительства, за исключением требований в отношении текущих платежей, могут быть предъявлены к застройщику только в рамках дела о банкротстве застройщика.

В силу ст. 3 Федерального закона от 12.07.2011 г. № 210-ФЗ положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ст.ст. 17, 223АПК РФ применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, то есть с 15 августа 2011 г., Положения параграфа 7 главы IX Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 12.07.2011 г.) применяются арбитражными судами также при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, за исключением дел о банкротстве, в которых начались расчеты с кредиторами третьей очереди в соответствии с реестром требований кредиторов.

Таким образом, требования о передаче жилых помещений и (или) денежные требования участников строительства в отношении застройщика, который признан банкротом, относятся к подсудности арбитражного суда с 15 августа 2011 г.

ООО «С.М.А. Модерн Индустрия» признано банкротом; процедура конкурсного производства продлена до 17 февраля 2012 г.

Самое раннее исковое требование о признании права собственности на квартиру предъявлено к ООО «С.М.А. Модерн Индустрия» в суд 16 августа 2011 г., то есть уже после вступления в законную силу Федерального закона от 12.07.2011 г. № 210-ФЗ.

Судебная коллегия указала, что суд общей юрисдикции, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, должен был отказать в принятии вышеуказанных исковых заявлений, а в случае их принятия к производству суда – прекратить производство по делу в порядке, предусмотренном ст. 220 ГПК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 27.12.2011 г. по делу № 33-29170)

 

 

Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон не является препятствием к взысканию убытков в гражданско-правовом порядке, причиненных данным преступлением.

 

К. обратилась в суд с иском к Н. о возмещении вреда, причиненного преступлением. В обоснование иска указала, что Н. причинила ей вред здоровью, при рассмотрении уголовного дела мировым судьей Н. признала себя виновной и обязалась возместить К. причиненный ущерб в сумме 100 000 руб., в связи с чем дело было прекращено за примирением сторон. Поскольку Н. деньги не выплатила, К. просила взыскать с ответчицы причиненный ущерб, пеню и компенсацию морального вреда.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что прекращение уголовного дела в связи с примирением Н. с потерпевшей означает реальное возмещение К. причиненного вреда.

Судебная коллегия решение суда отменила, указав следующее.

Постановлением мирового судьи 63-го судебного участка Истринского судебного района от 19.05.10 г. уголовное дело в отношении Н., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 116 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон, что не является реабилитирующим основанием.

Примирение сторон в рамках уголовного процесса не является препятствием к взысканию убытков в гражданско-правовом порядке.

Кроме того, в соответствие со ст. 9 ГК РФ отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Доказательств, свидетельствующих о том, что Н. возместила К. вред в размере цены иска, в материалах дела не имеется.

Таким образом, прекращение уголовного дела за примирением сторон не прекращает прав потерпевшего, предусмотренных гражданским законодательством.

Судебная коллегия решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 15.12.2011 г. по делу № 33-27788)

 

 

 Системное толкование норм Лесного кодекса РФ, Земельного кодекса РФ и ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» фактически запрещает передачу лесных участков из состава земель лесного фонда в собственность граждан до перевода указанных участков в другую категорию земель.

 

Б. обратился в суд к Управлению лесного хозяйства по Московской области о снятии возражений по согласованию границ земельного участка и установлении месторасположения границ участка в соответствии с данными плана МУП «ЛИМБ». В обоснование заявленных требований указал, что является собственником земельного участка, расположенного на территории СНТ «Лесное». При межевании участка ответчик выразил возражения по согласованию границ по тем основаниям, что часть земельного участка истца накладывается на земли лесного фонда, с чем Б. не согласен.

Решением Истринского городского суда от 22 июня 2011 г. исковые требования Б. удовлетворены.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, а также на допущенные судом нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Лесного кодекса РФ лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности.

Согласно ст. 101 Земельного кодекса РФ к землям лесного фонда относятся лесные земли (земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления, - вырубки, гари, редины, прогалины и другие) и предназначенные для ведения лесного хозяйства нелесные земли (просеки, дороги, болота и другие).

В силу  ч. 2 ст. 9 ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» на землях лесного фонда запрещается размещение садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан, предоставление лесных участков гражданам для ведения дачного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства.

Судебная коллегия пришла к выводу, что системное толкование норм действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, фактически запрещает передачу лесных участков из состава земель лесного фонда в собственность граждан до перевода лесного участка в составе земель лесного фонда в другую категорию земель в установленном порядке.

Проведенная по делу судебная землеустроительная экспертиза установила, что земельный участок истца имеет наложение на земли лесного фонда; площадь запользованного земельного участка лесного фонда составляет 390 кв.м.

Кроме того, факт нахождения земельного участка истца с 1992 года в границах территории СНТ «Лесное» не может являться основанием для удовлетворения иска Б., поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что внешние границы территории СНТ были установлены в законном порядке и при их формировании с учетом ряда дополнительных отводов был произведен перевод земель лесного фонда в другую категорию земель.

Судебная коллегия решение суда отменила и постановила по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Б. отказала.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 22.12.2011 г. по делу № 33-28470)

 

Нарушение судом принципа непрерывности судебного заседания при слушании дела (ч. 3 ст. 157) является самостоятельным основанием для отмены постановленного решения.

 

 

Б. обратился в суд с иском к Администрации г. Лыткарино о предоставлении земельного участка в собственность за плату.

Решением Лыткаринского городского суда от 30.09.2011 г. Б. в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, указала на допущенные судом нарушения норм процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В абз. 1 п. 2. Постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебном решении» от 19.12.2003 г. № 23 разъяснено, что решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 157 ГПК РФ судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела.

Суд первой инстанции, не окончив слушание дела по иску Б. к Администрации    г. Лыткарино, во время объявленного перерыва рассмотрел иные дела, чем нарушил ч. 3 ст. 157 ГПК РФ.

Нарушение прямого запрета, установленного законом, в силу ч. 1 ст. 364 ГПК РФ (в ранее действовавшей редакции) является самостоятельным основанием к отмене решения по делу, при рассмотрении которого имело место нарушение правила о непрерывности процесса.

Судебная коллегия решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 02.02.2012 г. по делу № 33-2810)

 

 

  Сделка, совершенная представителем от имени представляемого, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности только представляемого.

 

С. обратился в суд с иском к ООО «Агентство недвижимости» о признании права собственности на квартиру, взыскании неустойки в сумме 15 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 2 000 руб.

Удовлетворяя исковые требования С. в части взыскания неустойки и компенсации морального вреда, Люберецкий городской суд исходил из того, что ООО «Агентство недвижимости» нарушило взятые на себя обязательства по договору участия в долевом строительстве от 31.03.2005 г.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в указанной части, указала следующее.

Договор участия в долевом строительстве от 31.03.2005 г. был заключен между ООО «Кристалл», именуемое «Инвестор», в лице поверенного ООО «Агентство недвижимости», действующего на основании агентского договора и доверенности, и ПИК «Стан Твой Дом», именуемый «Участник».

03.03.2006 г. между ПИК «Стан Твой Дом» и ООО «Агентство недвижимости» заключен агентский договор, предметом которого является совершение действий, связанных с государственной регистрацией права собственности на спорную квартиру.

К С. право требования по указанному агентскому договору перешло на основании соглашения об уступке прав от 14.10.2009 г., заключенному между ПИК «Стан Твой Дом» и истцом.

В соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что у ООО «Агентство недвижимости» не возникло каких-либо обязательств перед С., в связи с чем в указанной части решение суда отменила и приняла новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказала.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 15.11.2011 г. по делу № 33-23842)

 

 

 

ОТВЕТЫ  НА  ЗАПРОСЫ  СУДОВ

 

Порядок рассмотрения судом заявлений об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации в случае, если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на основании судебного акта.

 

 

Каким судом и в каком порядке рассматривается заявление об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации, поданное взыскателем или судебным приставом-исполнителем в соответствии с ч. 4 ст. 67 Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве»?

Согласно ч. 4 ст. 67 Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве», если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на основании судебного акта, то взыскатель или судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации.

Однако в указанном Федеральном законе не установлено, каким судом должно рассматриваться указанное заявление. ГПК РФ также не устанавливает порядок судопроизводства, подлежащий применению при рассмотрении судом заявления об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации.

Поскольку установление временного ограничения для выезда должника из Российской Федерации в соответствии со ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» относится к исполнительным действиям, заявление об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации с учетом положений ст. 1 ГПК РФ (аналогия права) может быть рассмотрено судом в порядке, предусмотренном нормами раздела VII ГПК РФ «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов».

 

 

Каким процессуальным статусом обладают лица, участвующие в деле по рассмотрению заявления об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации?

К участию в рассмотрении такого заявления привлекаются стороны исполнительного производства (взыскатель и должник) и судебный пристав-исполнитель.

 

 

Какой судебный акт выносится по результатам рассмотрения заявления?

По результатам рассмотрения заявлений, подаваемых в рамках исполнительного производства, выносится судебный акт в форме определения, следовательно, по результатам рассмотрения заявления об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации суд должен вынести определение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА МОСКОВСКОГО

ОБЛАСТНОГО СУДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

 

ОШИБКИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ

УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

 

1. Неправильное определение рецидива преступлений привело к изменению судебных решений.

 

Приговором Реутовского городского суда Московской области от 4 февраля 2011 года С., 31 августа 1987 года рождения, ранее судимый: 09.03.2006 г. по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года; 21.02.2007 г. по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в соответствии со ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, - осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Президиум Московского областного суда изменил судебные решения, указав следующее.

При назначении наказания суд в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал наличие в действиях виновного опасного рецидива преступлений, учитывая при этом судимость С. от 9 марта 2006 года.

Однако преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 УК РФ было совершено осужденным в феврале 2005 года, в несовершеннолетнем возрасте и в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ не могло учитываться при признании рецидива.

Президиум исключил из приговора указание о наличии опасного рецидива, признал в действиях С. наличие рецидива преступлений и снизил наказание.

Постановление президиума Московского областного суда

от 07 декабря 2011 г. № 550.

 

 

2. Непризнание явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства привело к изменению приговора.

 

Приговором Воскресенского городского суда Московской области  от 29 марта 2007 года Ч., осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 131 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Президиум изменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее.

Суд в приговоре сослался на явку Ч. с повинной как на одно из доказательств его вины в совершении убийства, но вопреки требованиям закона не признал ее в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу осужденного, признал его явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства и снизил наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ до 8 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановление президиума Московского областного суда

от 12 октября 2011 г. № 459.

 

 

3. За эксцесс исполнителя ответственность несет только сам исполнитель.

 

Приговором Шатурского городского суда Московской области от 22 сентября 2008 года О., ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа, на основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ, ст. 70 УК РФ окончательно по совокупности приговоров назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Я.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

О. осужден за то, что совместно с Я. по предварительной договоренности на открытое хищение чужого имущества, незаконно проникли в квартиру Ж., где выйдя за пределы состоявшегося сговора О. подверг потерпевшую избиению деревянной палкой, после чего похитили «...» рублей.

Данные действия О. суд расценил как эксцесс исполнителя и квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Действия Я. суд квалифицировал по п.п. «а, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Президиум не согласился с квалификацией действий О., указав следующее.

Поскольку эксцессом исполнителя согласно положению ст. 36 УК РФ признается совершение исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников, то за эксцесс исполнителя ответственность несет только сам исполнитель.

В этой связи вывод суда о совершении О.  разбойного нападения «группой лиц по предварительному сговору» не соответствует установленным обстоятельствам дела и уголовному закону.

На основании изложенного президиум исключил из приговора в отношении О. квалифицирующий признак разбоя «группой лиц по предварительному сговору, а поскольку по ч. 3 ст. 162 УК РФ было назначено минимальное наказание, снизил наказание, назначенное в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

Постановление президиума Московского областного суда

от 19 октября 2011 г. № 457.

 

 

4. В соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

 

Приговором Красногорского городского суда Московской области от 19 января 2011 года К. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 10 000 рублей условно, с испытательным сроком 5 лет.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Поводом для изменения судебных решений послужило следующее.

В соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

В приговоре указано, что наряду с К. в совершении преступления участвовала Г., уголовное дело в отношении которой приостановлено.

Данная формулировка свидетельствует о виновности в совершении преступления другого лица, уголовное дело в отношении которого не рассматривалось.

Если дело в отношении некоторых лиц приостановлено, в приговоре указывается, что преступление совершено совместно с другими лицами, без упоминания фамилий.

Кроме того, назначая виновному наказание, суд признал наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, однако наказание назначил в рамках ч. 3 ст. 66 УК РФ, но без учета требований ст. 62 УК РФ.

При таких обстоятельствах президиум исключил из судебных решений указание на фамилию «Г.», а также формулировки, свидетельствующие о виновности данного лица, указав, что преступление совершено совместно с другим лицом, уголовное дело в отношении которого приостановлено.

Кроме того, президиум переквалифицировал действия К. на ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ), по которой назначил 4 года 10 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 10 000 рублей условно, с испытательным сроком на 5 лет.

Постановление президиума Московского областного суда

от 19 октября 2011 г. № 475.

 

 

5. При назначении наказания не были учтены все смягчающие наказание обстоятельства.

 

Приговором Наро-Фоминского городского суда Московской области от 11 февраля 2009 года А.О.С., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 11 августа 2009 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 15 апреля 2010 года приговор изменен, назначенное А.О.С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание, с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ) снижено до 8 лет 10 месяцев лишения свободы. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

А.О.С. осужден за убийство своего отца А.С.К. в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений.

В приговоре указано, что потерпевший А.С.К. злоупотреблял спиртными напитками, оскорблял и унижал членов своей семьи, в связи с чем они вынуждены были уйти из своей квартиры и жить отдельно. Как установил суд, данное поведение потерпевшего явилось поводом для совершения А.О.С. преступления.

Однако судом при назначении А.О.С. наказания в достаточной степени не были учтены смягчающие обстоятельства, а именно: полное признание им вины, противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, положительные характеристики А.О.С. с места работы, а также мнение потерпевшей А.М.С., просившей строго его не наказывать.

Президиум признал совокупность названных обстоятельств исключительной и снизил наказание, назначенное А.О.С. с учетом положений ст. 64 УК РФ до 4 лет лишения свободы.

Постановление президиума Московского областного суда

от 09 ноября 2011 г. № 493.

 

 

6. Постановление о наложении ареста признано необоснованным ввиду нарушения требований уголовного закона.

 

11 апреля 2011 года следователем возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, по факту получения должностным лицом налогового органа У. взятки в размере «...» рублей.

В ходе расследования дела установлено наличие у У. открытых расчетных счетов в Балашихинском отделении Сбербанка России, в связи с чем 17 мая 2011г. следователь с целью возможной конфискации имущества, предусмотренной ч. 1 ст. 1041 УК РФ, обратился на основании ст. 115 УПК РФ с ходатайством в суд о наложении ареста на денежные средства У., находящиеся на расчетных счетах Сбербанка России.

Балашихинский городской суд удовлетворил ходатайство следователя и постановлением от 23 мая 2011 года наложил арест на денежные средства У.

В кассационном порядке постановление суда оставлено без изменений.

Президиум не согласился с принятыми решениями и указал следующее.

В соответствии с правилами ст. 1041 УК РФ конфискации подлежат деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступлений, указанных в п. «а» ч. 1 ст.1041 УК РФ, и любые доходы от этого имущества.

Решение о наложении ареста на денежные средства У. суд мотивировал последующей возможной конфискацией имущества, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, и обеспечением исполнения приговора в части гражданского иска.

При этом суд не привел оснований, по которым пришел к выводу о том, что поступившие на расчетные счета денежные средства, в том числе в виде заработной платы, получены У. в результате совершения преступлений.

Кроме того, не представлено данных о заявленном в ходе предварительного расследования гражданском иске.

Изложенное послужило основанием для отмены судебных решений и направления материала на новое рассмотрение.

Постановление президиума Московского областного суда

от 21 декабря 2011 г. № 577.

 

 

ОШИБКИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИИ НОРМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

 

 

7. Моральный вред, причиненный посягательством на имущественные права и материальные блага, в том числе хищением имущества, денежной компенсации не подлежит.

 

 

Приговором Железнодорожного городского суда Московской области от 8 июня 2011 года Г., ранее судимая, осуждена по п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без ограничения свободы в исправительной колонии общего режима.

С  Г. взыскано в пользу Б. «...» рублей в счет возмещения материального ущерба и «...» рублей в счет возмещения морального вреда.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Материалами дела установлено, что поводом для возмещения потерпевшему морального вреда послужила совершенная кража, то есть преступление, предусмотренное п.п. «в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину действиями, нарушающими его личные или неимущественные права либо посягающие на принадлежащие ему другие нематериальные блага, может быть возмещен в виде денежной компенсации указанного вреда.

Моральный вред, причиненный посягательством на имущественные права и материальные блага, в том числе хищением имущества, денежной компенсации не подлежит.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу осужденной, судебные решения в части компенсации морального вреда отменил, оставив гражданский иск без удовлетворения.

Постановление президиума Московского областного суда

от 28 декабря 2011 г. № 589.

 

 

8. Приговор суда апелляционной инстанции отменен, поскольку этим приговором ухудшено положение осужденной по поданной ею жалобе.

 

Приговором и.о. мирового судьи судебного участка № 200 Пушкинского судебного района от 13 сентября 2010 года М. была признана виновной по ч. 1 ст. 130, ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности мера наказания ей назначена не была.

Данный приговор был отменен в апелляционном порядке  по жалобе М. и она осуждена приговором Пушкинского городского суда Московской области от 25 октября 2010 года по ч. 1 ст. 130  ч. 1 ст. 116 УК РФ с назначением наказания в виде 2 месяцев исправительных работ с удержанием 10 % в доход государства за каждое из преступлений. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений М. назначено наказание 3 месяца исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработка. От назначенного наказания осужденная освобождена в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Проверив материалы дела, президиум Московского областного суда пришел к следующему выводу.

По смыслу закона приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей.

Исходя из положений ч. 2 ст. 360 УПК РФ, во взаимосвязи с правилами ст. 6 УПК РФ суд апелляционной инстанции вправе выйти за пределы апелляционной жалобы и проверить производство по уголовному делу в полном объеме, если этим не будет ухудшено положение осужденного.

Выражая свое несогласие с приговором и.о. мирового судьи, М. обжаловала его в апелляционную инстанцию, ссылаясь на отсутствие объективных доказательств ее виновности в совершении преступления.

Дело в апелляционном порядке рассматривалось по жалобе осужденной, в результате приговор  и.о. мирового судьи был отменен и М. вновь признана виновной в совершении тех же преступлений, но с назначением ей наказания как за каждое преступление, так и путем их частичного сложения по совокупности преступлений. При этом приговором и.о. мирового судьи наказание осужденной не назначалось.

Допущенное нарушение является существенным и привело к отмене судебных решений с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума Московского областного суда

от 21 декабря 2011 г. № 576.

 

 

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

 

1. Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.

 

Приговором Жуковского городского суда от 10.08.2011 г. Х. был осужден за совершение разбоя, совершенного с применением предметов, используемых в качестве оружия, то есть преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ. Как установлено судом, Х. с целью хищения напал на продавца М., угрожая последней пневматическим пистолетом, который потерпевшая воспринимала в качестве оружия. Сразу же после совершения преступления Х. был задержан и пневматический пистолет у него был изъят.

Судебная коллегия изменила приговор, указав, что согласно протоколу осмотра и заключению эксперта, в пистолете отсутствовал газовый баллон и к производству выстрелов данный пистолет был непригоден, что исключало возможность причинения вреда здоровью потерпевшей; при этом судом не установлено, что Х. использовал пистолет в качестве оружия иным способом (пытался бы нанести им удары потерпевшей и т.п.). При таких обстоятельствах содеянное Х. переквалифицировано на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 04.10.2011 г. по делу № 22-6795)

 

 

2. По смыслу ст. 2282 УК РФ не является утратой наркотического средства или психотропного вещества его уничтожение, поскольку в этом случае указанное средство или вещество изымается из оборота и вред здоровью населения причинен быть не может.

 

Приговором Химкинского городского суда от 23.09.2011 г. О. осуждена по ч. 1 ст. 2282 УК РФ к штрафу в размере 15 000 рублей. Она признана виновной в том, что являясь медицинской сестрой-анестезистом городской больницы, в чьи обязанности входило соблюдение правил учета и использования наркотических средств и психотропных веществ в соответствии с назначением врача ввела больному 75 мг психотропного вещества «кетамин», а недоиспользованные 25 мг указанного вещества уничтожила путем выливания его в раковину без записей об уничтожении в соответствующем журнале.

Судебная коллегия в кассационном определении указала, что суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал неверную юридическую оценку действиям  О.

Ст. 2282 УК РФ установлена уголовная ответственность за нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ; при этом наличие состава преступления закон связывает только с теми нарушениями, которые повлекли утрату указанных средств или веществ. Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 15.06.2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», под утратой психотропных веществ следует понимать их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения. Таким образом, по смыслу закона, нарушения, приведшие к утрате психотропных веществ или наркотических средств, должны создавать общественно опасные условия для неправомерного завладения соответствующими объектами и их использования

Из материалов же данного дела следует, что остаток неиспользованного психотропного вещества в результате нарушения правил не вышел из законного владения О., а был уничтожен. Она распорядилась им, уничтожив указанное средство, что сделало невозможным использование этого средства другими лицами.

При таких обстоятельствах в деянии О. отсутствует состав предусмотренного ст. 2282 преступления, в связи с чем приговор отменен, уголовное дело в отношении О. прекращено за отсутствием состава преступления.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 06.12.2011 г. по делу № 22-8604)

 

 

3. Установление судом осужденному к ограничению свободы ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, является обязательным.

 

Приговором Ногинского городского суда от 26.10.2011 г. Ч. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ – к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, а по совокупности преступлений – к 2 годам 9 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что поскольку суд, вопреки требованиям ч. 1 ст. 53 УК РФ, при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы в приговоре не установил никаких названых указанным законом ограничений, в том числе обязательных, не возложил на осужденного обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы и не установил периодичность такой явки, то есть фактически данное дополнительное наказание не назначил, указанное дополнительное наказание подлежит исключению из приговора.

(Извлечение из определения судебной коллегии по

уголовным делам Московского областного суда

от 20.12.2011 г. по делу № 22-884)

 

 

4. Срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

 

Приговором Волоколамского городского суда от 23.08.2011 г. Р. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 15 000 рублей. Между тем, Р. являлся лицом, осужденным ранее по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, освободившимся по отбытию наказания 15.06.2011 г. и имеющим непогашенную и не снятую судимость. Таким образом, он совершил новое умышленное преступление, за которое предусмотрено более строгое наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет при рецидиве преступлений, в связи с чем при отсутствии обстоятельств, указанных в ст. 64 и ч. 3 ст. 68 УК РФ, при назначении Р. наказания суду следовало руководствоваться положениями ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которым при любом виде рецидива срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального наказания, предусмотренного за совершенное преступление. В связи с нарушением требований уголовного закона приговор в отношении Р. судебной коллегий отменен.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 04.10.2011 г. по делу № 22-6748)

 

 

5. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, то оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

 

Приговором Истринского городского суда от 13.10.2011 г. Б. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ и ч. 2 ст. 119 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Он признан виновным за нанесение побоев по мотивам национальной ненависти и угрозу убийством по мотивам национальной ненависти.

Судебная коллегия приговор изменила, указав, что суд необоснованно признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления по мотивам национальной ненависти, тогда как, в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, то оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Ссылка на указанное отягчающее обстоятельство из приговора в отношении Б. исключена, назначенное наказание смягчено.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 01.12.2011 г. по делу № 22-8418)

 

 

6. В соответствии с ч. 2 ст. 443 УПК РФ, если лицом в состоянии невменяемости совершено запрещенное уголовным законом деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

 

Постановлением Коломенского городского суда от 12.10.2011 г.  С. освобожден от уголовной ответственности за совершенное в состоянии невменяемости общественно-опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, и к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Определением судебной коллегии по уголовным делам постановление суда отменено, производство по делу прекращено в связи с тем, что совершенное С. деяние относится к категории небольшой тяжести.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 29.11.2011 г. по делу № 22-289)

 

 

7. Требования ч. 2 ст. 226 УПК РФ могут быть признаны выполненными надлежащим образом лишь в том случае, если обвиняемому вручена копия обвинительного заключения, утвержденного прокурором.

 

Приговором Королевского городского суда от 26.10.2011 г. П. осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.

Судебной коллегией указанный приговор отменен в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку копия обвинительного заключения была вручена П. 19.09.2011 г., тогда как прокурор утвердил обвинительное заключение лишь 23.09.2011 г. Между тем, в соответствии со ст.ст. 222 и 226 УПК РФ копия обвинительного заключения вручается обвиняемому прокурором после утверждения обвинительного заключения. Уголовное дело направлено прокурору на основании ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий  к его рассмотрению судом.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 13.12.2011 г. по делу № 22-8651)

 

 

8. Повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела – поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу – является недопустимым.

 

Приговором Луховицкого городского суда от 27 июня 2011 года Г. признан виновным в том, что он по предварительному сговору группой лиц, совместно с З., совершил незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что судья в обоснование выводов о виновности Г. сослался в приговоре на преюдицию ранее постановленных этим же судьей приговоров в отношении А. и З. и признал не требующими дополнительной проверки установленные этими приговорами обстоятельства. Между тем, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определении № 733-О-П от 17.06.2008 г., в силу ст.ст. 61 и 63 УПК РФ в их взаимосвязи, повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела – поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу – является недопустимым во всех случаях, как при новом рассмотрении дела после отмены первоначального решения, так и после выраженного вышестоящей инстанцией согласия с таким решением. В противном случае может быть поставлена под сомнение беспристрастность и объективность судьи.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 18.10.2011 г. по делу № 22-7084)

 

 

9. Наличие полученного в порядке ст. 165 УПК РФ разрешения суда на производство обыска не препятствует принесению заинтересованным лицом жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на действия следователя при производстве данного следственного действия.

 

Постановлением судьи Дмитровского городского суда от 29.09.2011 г. было отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданина О. на действия следователя, связанные с производством обыска. В обоснование принятого решения судья указал, что жалоба не может быть рассмотрена в порядке ст. 125 УПК РФ, так как в ней оспаривается законность и обоснованность вынесенных судом в порядке ст. 165 УПК РФ постановлений о разрешении обыска у О.

Между тем, в жалобе О. оспаривалась правомерность действий лица, производившего обыск, в частности, что обыску подверглось жилище, не указанное в постановлении судьи, в отсутствие собственника, обыск был произведен неуполномоченным лицом. При таких обстоятельствах у судьи не имелось оснований к отказу в принятии к рассмотрению жалобы заявителя, в связи с чем постановление было отменено, а жалоба направлена для рассмотрения по существу.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда

от 08.11.2011 г. по делу № 22-к-7736)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

 

1. Выход городского суда  за пределы рассматриваемого вопроса и дача оценки постановлению, которое предметом пересмотра не являлось, а также неправильное толкование нормы закона и судебной практики повлекли  неправомерную отмену судебного постановления по ч.1. ст.20.25 КоАП РФ.

 

Так, постановлением мирового судьи 82 судебного участка Коломенского судебного района Московской области от 27 января 2011г. П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного штрафа –  1000 рублей.

Решением Коломенского городского суда Московской области от 02 июня 2011г. постановление отменено в связи с допущенными процессуальными нарушениями, производство по делу прекращено за истечением срока давности привлечения лица к ответственности.

Заместителем председателя Московского областного суда по результатам рассмотрения надзорной жалобы решение городского суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение ввиду существенных процессуальных нарушений, допущенных судом при рассмотрении жалобы П.

В соответствии с ч.1 ст.32.2 КоАП РФ, административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 КоАП РФ.

Неуплата наложенного штрафа в установленный срок, влечет административную ответственность, предусмотренную ч.1 ст.20.25 КоАП РФ в виде штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа либо в виде административного ареста на срок до пятнадцати суток.

Из дела следует, что постановлением от 16 ноября 2010 года, вступившим в законную силу 25 ноября 2010 года, П. был привлечен к административной ответственности по ст.12.6 КоАП РФ и ему было назначено наказание в виде административного штрафа в размере 500 рублей. Предусмотренный ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ срок для добровольной уплаты штрафа истек 26 декабря 2010 года. В указанный срок П. обязанности по уплате штрафа не исполнил.

Дав оценку имеющимся в деле доказательствам, мировой судья пришел к выводу, что  указанное выше бездействие П. образовало состав правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.25 КоАП РФ и вынес постановление о признании его виновным в инкриминируемом деянии.

Принимая решение об отмене постановления мирового судьи по ст.20.25 ч. 1 КоАП РФ, городской суд дал оценку законности и обоснованности постановления по ст.12.6 КоАП РФ, т.е. по другому делу.

Кроме того, городской суд указал, что отсутствие в деле по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ подлинных протокола и постановления по делу по ст.12.6 КоАП РФ являются существенным процессуальным нарушением, поскольку замена их оригиналов копиями недопустима.

Между тем, выводы городского суда являются ошибочными, они не основаны на законе и противоречат материалам дела.

В деле имеется копия постановления от 16.11.2010 года о привлечении П. к административной ответственности по ст.12.6 КоАП РФ. Сведений об отмене постановления суду не представлено. Указывая на то, что данное постановление вынесено с нарушением требований главы 29 КоАП РФ, городской суд фактически вышел за пределы рассматриваемого вопроса и дал оценку постановлению, которое предметом его рассмотрения не являлось и в рамках дела по ч.1. ст.20.25 КоАП РФ проверке не подлежало.

Кроме того, суд ошибочно посчитал, что к материалам дела по ч.1 ст.20.25 КоАП РФ орган административной юрисдикции был обязан приобщить подлинные процессуальные документы иного дела об административном правонарушении. Данный вывод суда основан на неправильном толковании нормы закона и судебной практики.

Допущенные городским судом процессуальные нарушения были признаны  существенными и повлекли отмену решения с направлением дела на новое рассмотрение.

 

 

2. Неправильное установление фактических обстоятельств при рассмотрении дела по ст.19.1 КоАП РФ, повлекло отмену решения и направление дела на новое рассмотрение.

 

Постановлением мирового судьи 62 судебного участка Истринского судебного района Московской области от 12 июля 2011 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.19.1 КоАП РФ в отношении П. было прекращено  за отсутствием в действиях П. состава административного правонарушения.

Решением Истринского городского суда от 10 октября 2011 года постановление мирового судьи отменено, производство по делу прекращено за истечением сроков давности привлечении к административной ответственности.

Заместителем председателя Московского областного суда по результатам рассмотрения надзорной жалобы решение городского суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение ввиду существенных процессуальных нарушений, допущенных судом при рассмотрении жалобы.

В соответствии со ст. 19.1 КоАП РФ самоуправством является самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку, осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юридическим лицам.

Из дела следует, что в отношении Т. 18 апреля 2011г. составлен протокол об административном правонарушении, которым последнему вменялось в вину то, что он, являясь заместителем генерального директора ООО «С.», 14 апреля 2011 года в 18.15 вблизи д.Котово Истринского района Московской области дал указание отключить КП «И.» от электроснабжения в силовом щите №22 дом №156.

Судом установлено, что в соответствии с договором №13-И/01.04 от 01.01.2004 г. ООО «А.» является инвестором строительства коттеджного поселка «И.», а ООО «С.» - техническим заказчиком, на которого возложены функции управления строительством от своего имени и за счет инвестора (п.1.2 Договора). В дополнительном соглашении от 14 декабря 2004г. №2 к указанному договору определены обязанности ООО «С.» по строительству сетей электроснабжения поселка.

Договором о техническом обслуживании №01/01-СКК от 01 января 2009г.  предусмотрено, что ООО «С.» выступает в нем в качестве исполнителя и несет обязанности по эксплуатации и техническому обслуживанию различных объектов, принадлежащих ООО «А.» и ООО «С.», в частности, систем временного энергоснабжения и освещения, включая кабельные линии, распределительные щиты, опоры освещения со светильниками (п.1.1 Договора).

Поставка электроэнергии в КП «И.» осуществляется на основании договора энергоснабжения №44012315 от 01.11.2010, заключенного между ОАО «М.» и ООО «С.».

ООО «С.» энергоснабжающей организацией не является, абонентом по договору энергоснабжения, заключенного с ОАО «М.», является ООО «С.», у которого, в свою очередь, имеются договорные отношения по строительству объектов энергообеспечения КП «И.» с ООО «А.». Непосредственно с О. договор на поставку электроэнергии не заключался.

14.04.2011 года генеральным директором ООО «А.» Ч. в адрес генерального директора ООО «С.» М. было направлено письмо за номером АМТ-6154 и предписание о прекращении поставки коммунальных услуг на участок №156, принадлежащий О.

Во исполнение данного предписания, генеральным директором ООО «С.» М. был издан приказ №2 от 14 апреля 2011г. о создании комиссии, опломбировании входных и выходных точек подключения коммуникаций к участку №156 и обеспечении недопустимости самовольного подключения данного участка к магистральным коммуникациям. Председателем комиссии назначен заместитель генерального директора ООО «С.» Т., на него же возложен контроль за исполнением данного приказа.

Кроме того, в деле имеется копия письма генерального директора ООО «С.» М. на имя начальника Истринского УВД Московской области С., где он также подтверждает, что во исполнение предписания ООО «А.» им было дано распоряжение Т. об обеспечении прекращения поставки коммунальных ресурсов на участок №156, принадлежащий О.

Дав оценку имеющимся доказательствам, мировой судья пришел к выводу об отсутствии в действиях Т. состава вмененного административного правонарушения, в связи с чем, производство по делу было прекращено по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.

Принимая решение об отмене постановления мирового судьи, городской суд указал на то, что в материалах дела отсутствует трудовой договор, в соответствии с которым Т. исполнял свою трудовую обязанность, отключая электроэнергию на участке №156.

Также, не соглашаясь с фактом отсутствия договора на поставку электроэнергии между О. и энергоснабжающей организацией, городской суд сослался на положения ч.1 ст.540 ГК РФ, в соответствии с которыми, в случае, когда абонентом по договору электроснабжения выступает гражданин, использующий электроэнергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети.

Также городской суд указал на то, что О. производилась оплата денежных средств за потребление электроэнергии по квитанциям, поступающим от ООО «А.» и ООО «В.», являющегося агентом ООО «С.», в связи с чем, городской суд пришел к выводу о том, что именно ООО «С.» поставляло электроэнергию О. и являлось получателем денежных средств на ее оплату, т.е. договор энергоснабжения между указанными лицами был фактически заключен.

Между тем, констатировав в своем решении вышеуказанные выводы, суд не проверил, имеют ли данные обстоятельства значение для установления наличия, либо отсутствия состава административного правонарушения, предусмотренного ст.19.1 КоАП РФ, в действиях Т. и влияют ли эти обстоятельства на выводы о его виновности или невиновности.

Допущенные городским судом процессуальные нарушения были признанны существенными и повлекли отмену решения с направлением дела на новое рассмотрение.

  

 

 

ПРАКТИКА ПЕРЕСМОТРА НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ АКТОВ

 

3. Судом не приняты во внимание изменения в таможенном законодательстве, увеличившие стоимость товаров, ввозимых гражданами на территорию Таможенного Союза для личного пользования, перемещаемых воздушным транспортом, т.е. введение закона, улучшающего положение лица, совершившего административное правонарушение.

 

Постановлением Домодедовского городского суда Московской области от 15 августа 2011 года К. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде конфискации предметов административного правонарушения (предметы мужской и женской одежды, обуви) в количестве 11 штук, телефона Vertu, а также наручных часов  Ulysse Nardin.

Судом второй инстанции при рассмотрении жалобы К. постановление городского суда отменено, производство по делу прекращено на основании п.5 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.

Особенности перемещения товаров для личного пользования урегулированы главой 49 ТК ТС. В соответствии с ч. ч. 2 и 3 ст. 355 ТК ТС таможенному декларированию в письменной форме подлежат товары для личного пользования, перемещаемые любым способом, в том числе временно ввозимые, стоимость и (или) количество которых превышает нормы перемещения таких товаров с освобождением от уплаты таможенных платежей, установленные международным договором государств - членов таможенного союза. Таможенное декларирование товаров для личного пользования, производится в письменной форме с применением пассажирской таможенной декларации. Форма пассажирской таможенной декларации, порядок ее заполнения, подачи и регистрации определяются решением Комиссии таможенного союза.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Соглашения о порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском, от 18 июня 2010 года, заключенного Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан, таможенному декларированию в письменной форме подлежат, в частности, товары для личного пользования, перемещаемые любым способом, в том числе, временно ввозимые, стоимость и (или) количество которых превышает нормы перемещения таких товаров с освобождением от уплаты таможенных платежей.

К товарам для личного пользования, перемещаемым через таможенную границу с освобождением от уплаты таможенных платежей, относятся товары, таможенная стоимость которых не превышает сумму, эквивалентную 1500 евро, и общий вес которых не превышает 50 килограммов (Приложение 3 к Соглашению, в редакции, действовавшей на момент совершения инкриминируемого правонарушения).

Из постановления следует, что 19 февраля 2011 года при осуществлении таможенного оформления и проведении таможенного контроля багажа пассажиров, прибывших рейсом № 131 сообщением Дубай-Москва К. переместил  через таможенную границу товар (предметы женской и мужской одежды, обуви) в количестве 11 штук, телефон Vertu, а также наручные часы  Ulysse Nardin. Документы, подтверждающие стоимость товара, представлены не были. Согласно заключению эксперта таможенная стоимость товара составляет 293 730 рублей, что превышает стоимостные и весовые ограничения - 1500 евро и 50 кг, соответственно.

Действия К. квалифицированы по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, предусматривающей ответственность  за недекларирование по установленной форме (устной, письменной или электронной) товаров и (или) транспортных средств, подлежащих декларированию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16.4 КоАП РФ.  

Между тем, суд при рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении К. и, решая вопрос о возможности назначения административного наказания в виде конфискации предметов административного правонарушения, не исследовал все обстоятельства дела в полной мере, в то время как данный вопрос имел существенное значение для правильного разрешения дела.

Назначение К. административного наказания в виде конфискации предметов административного правонарушения без возвращения ему части имущества для дальнейшего таможенного оформления и разрешения вопроса о возможности его обращения в федеральную собственность  путем передачи в Федеральное агентство по управлению государственным имуществом в порядке, предусмотренном Постановлением Правительства РФ № 432 от 05 июня 2008г., нельзя признать соответствующим требованиям ст.ст. 3.1, 3.7 и  29.10 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах постановление городского суда вынесено без изучения доказательств по делу, с нарушением требований процессуального законодательства (п. 8 ч. 1 ст. 30.6 КоАП РФ).

Вместе с тем, исходя из положений статей 1.5, 2.1, 24.1 КоАП РФ в рамках административного производства подлежит выяснению вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях или закона субъекта Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что К. вменялось нарушение закона, повлекшее  недекларирование по установленной форме (устной, письменной или электронной) товаров, подлежащих декларированию, таможенная стоимость которых составляла 293 730 рублей, что превышало стоимостные и ограничения, а именно, 1500 евро.

Вместе с тем, согласно Протоколу от 19 октября 2011г. «О внесении изменений и дополнений в Соглашение о порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском, от 18 июня 2010 года» пункт 1 раздела 1 приложения 3 к Соглашению изменен  и таможенная стоимость  товаров для личного пользования, перемещаемых воздушным транспортом, не должна превышать сумму, эквивалентную 10 000 евро.

Статьей 1.7 КоАП РФ установлено, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Допущенные городским судом процессуальные нарушения были признанны существенными и повлекли отмену постановления с прекращением производства на основании п.5 ч. ст.24.5 КоАП РФ.

 

 

4. Неправильное применение закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения, повлекло отмену судебного решения по ч.2 ст.12.1 КоАП РФ.

 

Постановлением заместителя начальника ОГИБДД МУ МВД России «Серпуховское» от 29 октября 2011 года Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.1 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 800 рублей.

Решением Серпуховского городского суда Московской области от 15 декабря 2011 года указанное постановление оставлено без изменения, в удовлетворении жалобы отказано.

Судом второй инстанции при рассмотрении жалобы Г. решение городского суда было отменено, производство по делу прекращено на основании п.5 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.

Из постановления следует, что 27  октября 2011г. в 22 часа 40 минут у д. 104 на ул. Советская г. Серпухове Московской области Г. управлял транспортным средством «А.», не прошедшим государственный технический осмотр.

Действия Г. квалифицированы ч. 2 ст. 12.1 КоАП РФ, предусматривающей ответственность  за управление транспортным средством, не прошедшим государственного технического осмотра (в ред. Федерального закона от 01.07.2011 № 170-ФЗ).

Городской суд при рассмотрении жалобы по  делу об административном правонарушении в отношении Г. и, решая вопрос о признании его виновным в инкриминируемом административном  деянии, правомерно исходил из доказанности вины и законности вынесенного по делу постановления.

Вместе с тем, исходя из положений статей 1.5, 2.1, 24.1 КоАП РФ в рамках административного производства подлежит выяснению вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях или закона субъекта Российской Федерации.

С 1 января 2012 года ч. 2 ст. 12.1 КоАП РФ действует в редакции Федерального закона от 01.07.2011 № 170-ФЗ и предусматривает ответственность за управление легковым такси, автобусом или грузовым автомобилем, предназначенным и оборудованным для перевозок людей, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированным транспортным средством, предназначенным и оборудованным для перевозок опасных грузов, которые не прошли государственный технический осмотр или технический осмотр.

Статьей 1.7 КоАП РФ установлено, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Судом изменения законодательства, улучшающие положение лица, привлеченного к ответственности, во внимание не приняты, что повлекло необоснованное привлечение гражданина к ответственности и явилось причиной отмены судебного решения.

 

5. Неправильное исчисление сроков давности привлечения к административной ответственности городским судом повлекло отмену судебного решения.

 

Постановлением председателя Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципального образования при администрации городского округа Электросталь Московской области  от 01 ноября 2011  года производство по делу в отношении Г. прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ

Решением  Электростальского   городского суда Московской области от 22 ноября 2011г. постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушением требований ст. 4.5 КоАП РФ.

Судом второй инстанции решение городского суда было отменено, а дело направленно на новое рассмотрение ввиду допущенных процессуальных нарушений.

Из дела следует, что городским судом при рассмотрении данного дела и принятии решения о направлении его на новое рассмотрение в связи с тем, что сроки давности привлечения к ответственности не истекли, оставлены без внимания положения Постановления Конституционного Суда РФ от 13.07.2010 № 15-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации, части 4 статьи 4.5, части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобами  граждан В.В. Баталова, Л.Н. Валуевой, З.Я. Ганиевой, О.А. Красной и И.В. Эпова», согласно которому часть 4 статьи 4.5 КоАП РФ признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащаяся в ней норма позволяет в случае отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения исчислять срок давности привлечения к административной ответственности со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. Указанным Постановлением Конституционного Суда РФ установлено, что впредь до внесения федеральным законодателем - в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, выраженных в настоящем Постановлении, - необходимых изменений в действующее правовое регулирование давность привлечения к административной ответственности в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 4.5 КоАП Российской Федерации, должна исчисляться со дня совершения (обнаружения) правонарушения.

С учетом вышеприведенных требований закона срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 5.35 КоАП РФ  составляет два месяца с момента его выявления.

Городским судом указанные обстоятельства во внимание не принимались, срок давности привлечения к ответственности исчислен был неверно, сделан необоснованный вывод о том, что указанный срок не был пропущен, что, в дальнейшем,  повлекло отмену судебного решения.

 

 

6. Судом первой инстанции сделан ошибочный вывод о неправильном определении административным органом субъекта правонарушения по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ - -председателя правления ТСЖ.

 

Постановлением № 4.4-1635пл-ПС/0199-2011 государственного инспектора Центрального управления Ростехнадзора от 21 июля 2011года должностное лицо - председатель правления ТСЖ «Б» Д. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ и повергнута наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей.

Решением Королевского городского суда Московской области от 26 октября 2011 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.9.1 КоАП РФ в отношении  Д. прекращено в связи отсутствием в её  действиях состава административного правонарушения.

Суд второй инстанции пришел к следующему выводу.

Должностное лицо - председатель правления ТСЖ «Б» Д. привлечена к ответственности за допущение нарушения требований промышленной безопасности по ч.1 ст.9.1 КоАП РФ.

В ходе проверки, проведенной в период с 10 часов 00 минут до 17 часов 00 минут 12 июля 2011 года по адресу: Московская область, г.Королев, ул. Баумана д.7, было установлено, что ТСЖ «Б» осуществляет деятельность по эксплуатации опасных производственных объектов (лифтов) с нарушением обязательных требований законодательства о промышленной безопасности. Проверкой  выявлен ряд нарушений, нашедших свое отражение в акте проверки и  протоколе об административном правонарушении и образовавших, по мнению должностного лица органа административной юрисдикции, состав вмененного правонарушения, а именно:

В нарушение требований ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» № 116-ФЗ от 21.07.1997 года,  «Правил организации и осуществления производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственной объекте» утв. Постановлением Правительства РФ № 263 от 10.03.1999 года,  раздела 12 «Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов» ПБ 10-558-03 положение о производственном контроле за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте,  утверждено руководителем предприятия, но не согласовано с Центральным управлением Ростехнадзора.

В нарушение требований п. 12.2.1, 12.2.2 «Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов» ПБ 10-558-03, п.п.  г, д, е ж, з п. 11 «Правил организации и осуществления производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственной объекте» утв. Постановлением Правительства РФ № 263 от 10.03.1999 года, п. 3.3 «Положения об организации эксплуатации лифтов в Российской Федерации» утв. приказом Государственного комитета по строительству и жилищно-коммунальному комплексу № 158 от 30.07.1999года не разрабатываются мероприятия по устранению причин возникновения инцидентов на опасном производственном объекте.

В нарушение требований ч.1 ст. 11 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» № 116-ФЗ от 21.07.1997 года   и Положения о производственном контроле не проводятся ежеквартальные проверки на лифтах, не представлены графики и акты проверок состояния промышленной безопасности на опасных производственных объектах.

В нарушение требований ч.1, ч.2 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» № 16 -ФЗ от 21.07.1997года, требований п. 12.4 ПУБЭЛ (ПБ 10-558-03), Приказа от 29.01.2007года  № 37 «О порядке подготовке и аттестации работников организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» председатель Правления ТСЖ «Б» не прошла подготовку и аттестацию по промышленной безопасности.

В нарушение требований п.4.3.8.  Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов (ПБ 10-558-03) дверь для доступа в машинное помещение лифтов оборудована замком, отпираемым снаружи и изнутри помещения ключом.

В нарушение требований п.4.2.3. Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов (ПБ 10-558-03) в машинном помещении лифтов размещено оборудование   не относящиеся к лифтам.

Д. в ходе рассмотрения дела судом второй инстанции, пояснила,  что согласна с принятым городским судом решением, поскольку она не является должностным лицом и эксплуатацию лифтов осуществляют 2 специализированные организации,  с которыми у ТСЖ заключен договор. В настоящее время все замечания, изложенные в предписании Ростехнадзора, вынесенного по результатам проверки и постановлении по делу,  ТСЖ «Б» устранены в полном объеме.

Прекращая производство по делу об административном правонарушении, городской суд указал на то, что в постановлении должностного лица органа административной юрисдикции не установлено время административного правонарушения, не ясен характер вмененного Д. правонарушения и не конкретизированы ей действия, не указано, в качестве кого она привлечена к ответственности. При этом суд исходил из того, что Д., занимая должность председателя правления ТСЖ «Б», не является должностным лицом, а также анализируя  договоры, заключенные между  ТСЖ «Б», ООО «А» и ООО «Р» пришел к выводу о том, что собственник имущества не должен нести обязанность по соблюдению промышленной безопасности при эксплуатации лифтов.

Между тем, делая такой вывод, суд оставил без внимания следующее.

Согласно ст. 26.1 Кодекса одним из обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, является виновность лица в совершении административного правонарушения.

Частью 1 ст. 9.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензии на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов в виде наложения административного штрафа на юридических лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или административного приостановления деятельности на срок до девяноста суток.

Объективная сторона указанных правонарушений состоит в несоблюдении установленных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами, а также утвержденными в соответствии с ними нормативными техническими документами условий, запретов, ограничений и других обязательных требований, обеспечивающих промышленную безопасность. Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в этой области может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Наступления последствий не требуется.

Субъектом правонарушений могут быть как граждане и должностные лица, так и юридические лица независимо от их организационно-правовых форм, чья деятельность функционально связана с опасными производственными объектами.

Понятие промышленной безопасности опасных производственных объектов определено в ст. 1 Федерального закона № 116-ФЗ как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона № 116-ФЗ требования промышленной безопасности - это условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, содержащиеся в данном Федеральном законе, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а также в нормативных технических документах, которые принимаются в установленном порядке и соблюдение которых обеспечивает промышленную безопасность.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 21.07.1997  № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее - Федеральный закон  № 116-ФЗ) в целях осуществления государственной политики в области промышленной безопасности Президент Российской Федерации или по его поручению Правительство Российской Федерации определяет федеральные органы исполнительной власти в области промышленной безопасности и возлагает на них осуществление соответствующего нормативного регулирования, а также специальных разрешительных, контрольных и надзорных функций в области промышленной безопасности.

Специальным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности является Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор).

Полномочия Ростехнадзора установлены п. 5.3.1.5 Постановления Правительства РФ от 30.07.2004 N 401, в частности, он осуществляет контроль и надзор за соблюдением требований промышленной безопасности при проектировании, строительстве, эксплуатации, консервации и ликвидации опасных производственных объектов, изготовлении, монтаже, наладке, обслуживании и ремонте технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, транспортировании опасных веществ на опасных производственных объектах.

Согласно ст. 9 Федерального закона № 116-ФЗ организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана соблюдать положения настоящего Закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных технических документов в области промышленной безопасности.

В силу п. 1 ст. 2 Федерального закона № 116-ФЗ опасными производственными объектами являются предприятия или цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в Приложении N 1 к настоящему Федеральному закону. В п. 2 ст. 2 Федерального закона N 116-ФЗ установлено, что опасные производственные объекты подлежат регистрации в государственном реестре в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

В п. 3 приложения № 1 к Федеральному закону № 116-ФЗ предусмотрено, что к категории опасных производственных объектов относятся объекты, на которых используются стационарно установленные грузоподъемные механизмы, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры.

При этом, как следует из анализа приведенных норм, опасным производственным объектом считается не отдельный механизм или оборудование, а производственный объект, на котором применяется стационарно установленной техническое устройство (механизм, оборудование), в рассматриваемом случае - жилищный фонд, многоквартирный жилой дом, в котором установлен лифт.

Правила регистрации объектов государственном реестре опасных производственных объектов утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 24.11.1998 № 1371 (далее - Правила регистрации объектов).

Согласно требованиям ст. 11 Федерального закона № 116-ФЗ организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности в соответствии с требованиями, устанавливаемыми Правительством Российской Федерации.

Сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности и о работниках, уполномоченных на его осуществление, представляются в федеральный орган исполнительной власти в области промышленной безопасности, или в его территориальный орган.

В соответствии с п. 3 Правил организации и осуществления производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 10.03.1999 № 263, каждая эксплуатирующая организация на основании настоящих Правил разрабатывает положение о производственном контроле с учетом профиля производственного объекта.

Согласно п. 5 Правил организации и осуществления производственного контроля, производственный контроль является составной частью системы управления промышленной безопасностью и осуществляется эксплуатирующей организацией путем проведения комплекса мероприятий, направленных на обеспечение безопасного функционирования опасных производственных объектов, а также на предупреждение аварий на этих объектах и обеспечение готовности к локализации аварий и инцидентов и ликвидации их последствий. Ответственность за организацию и осуществление производственного контроля несут руководитель эксплуатирующей организации и лица, на которых возложены такие обязанности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, приведенными правовыми нормами на юридическое лицо, независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее эксплуатацию опасных производственных объектов, возложена обязанность  не только зарегистрировать соответствующий опасный производственный объект в государственном реестре,  но и разработать Положение о производственном контроле производственного объекта.

Исходя из пункта 12.1 Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов, утвержденных постановлением Госгортехнадзора России от 16.05.2003 N 31, обязанность по организации надлежащего обслуживания и ремонта лифтов возложена на эксплуатирующую организацию (владельца лифта). Владелец лифта - собственник здания, в котором находятся лифты, а также предприятия и организации, в хозяйственном ведении или оперативном управлении которых находятся здания, в том числе кондоминиумы, товарищества, объединения собственников жилья и иные организации.

В силу ч. 1 ст. 36 ЖК РФ лифты и лифтовые шахты в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности собственникам помещений.

В соответствии с п. 4 ст. 148 ЖК РФ в обязанности правления товарищества собственников жилья входит управление многоквартирным домом или заключение договоров на управление им.

В силу ч. 2 ст. 162 ЖК РФ по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме, органов управления товарищества собственников жилья, органов управления жилищного кооператива или органов управления иного специализированного потребительского кооператива либо в случае, предусмотренном частью 14 статьи 161 настоящего Кодекса, застройщика) в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

Согласно подпункту «б» пункта 16 «Правил содержания общего имущества в   многоквартирном доме»,  утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. № 491, надлежащее содержание общего имущества в зависимости от способа управления многоквартирным домом обеспечивается собственниками помещений; товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом (при управлении многоквартирным домом).

Собственники помещений несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации, а управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором (пункты 41, 42 Правил).

Согласно ч. 2 ст. 149 ЖК РФ председатель правления товарищества собственников жилья действует без доверенности от имени товарищества, подписывает платежные документы и совершает сделки, которые в соответствии с законодательством, уставом товарищества не требуют обязательного одобрения правлением товарищества или общим собранием членов товарищества, разрабатывает и выносит на утверждение общего собрания членов товарищества правила внутреннего распорядка товарищества в отношении работников, в обязанности которых входят содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме, положение об оплате их труда, утверждение иных внутренних документов товарищества, предусмотренных настоящим Кодексом, уставом товарищества и решениями общего собрания членов товарищества.

Как видно из материалов дела, Уставом ТСЖ «Б» определено, что предметом его деятельности является совместное управление комплексом недвижимого имущества в многоквартирном доме, обеспечение эксплуатации этого комплекса, владение, пользование и в установленных законодательством пределах распоряжение общим имуществом в многоквартирном доме (пункт 2.1 Устава).

Судом первой инстанции не проверены положения ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, согласно которым  лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. 

Частью 3 ст. 2.1 КоАП РФ установлено, что  назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо.

В соответствии с положениями ст. 2.4 КоАП РФ должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Как следует из материалов дела и пояснений Д., Положение об организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности при эксплуатации опасных производственных объектов ТСЖ «Б» утверждено  13 июля подписью Д. как председателя ТСЖ и согласовано заместителем руководителя Ростехнадзора 19 августа 2011года, доступ в машинное помещение лифтов обеспечен, посторонние предметы убраны.

В соответствии с п. 12.1 Устава органом управления товарищества являются общее собрание членов товарищества и правление товарищества. В гл. 14-15 Устава изложены полномочия правления товарищества и его председателя.

Следовательно, суд первой инстанции сделал преждевременный вывод о том, что административным органом неправильно определен субъект выявленного правонарушения и в действиях лица отсутствует состав административного правонарушения.

Наличие договора на техническое обслуживание, ремонт лифтов и систем лифтовой диспетчерской сигнализации и связи, заключенный ТСЖ «Б» с ООО «А» и ООО «Р» не опровергает выводы административного органа, поскольку предметом указанного договора является выполнение работ по техническому обслуживанию и ремонту лифтов и систем лифтовой диспетчерской сигнализации и связи, что предусматривает регулярное проведение осмотра и текущего ремонта лифтового оборудования в целях восстановления его работоспособности.

Анализ условий договоров, представленных в материалы дела, показывает, что указанные юридические лица  не могут быть отнесены к числу организаций, осуществляющих эксплуатацию опасных производственных объектов, на которые возложена обязанность соблюдения требований законодательства, нарушенных ТСЖ «Б» и его должностными лицами.

Таким  образом, вывод суда о том, что в действиях должностного лица отсутствует вина и состав инкриминируемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, являлся преждевременным, поскольку решение  вынесено  с нарушением норм материального права, без изучения  действующего законодательства и имеющихся доказательств по делу.

При таких обстоятельствах, судебное  решение было отменено, а дело направлению на новое рассмотрение.

 

Источник:www.mosoblsud.ru- сайт Московского областного суда

 

 

ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-23-69
доб. 810

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2019