Ленинградский областной суд — Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам за 2-е полугодие 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда во II-м полугодии 2011 года в кассационном порядке рассмотрела 1282 уголовных дела в отношении 1388 лиц по жалобам и представлениям на судебные решения городских (районных) судов Ленинградской области.

В кассационном порядке проверены приговоры в отношении 517 осужденных, оправдательные приговоры в отношении 6 лиц, постановления о прекращении дел в отношении 5 лиц, постановления о возвращении дела прокурору в отношении 42 лиц.

Согласно статистическим данным наибольшее количество рассмотренных дел составляют дела о преступлениях против собственности – 15,3 % (кража – 9,3%, грабеж – 3,1%, разбой – 2,6%); преступления против жизни и здоровья – 7,1% (убийства – 2,9%, причинение вреда здоровью – 4,2%); незаконный оборот наркотических средств – 6,7% преступления против половой неприкосновенности и половой свободы – 1,9%.

Отменены приговоры в отношении 17 осужденных, что составляет 1,2% от общего числа лиц, в отношении которых дела рассмотрены в кассационном порядке, а также 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица,  что составляет 16,7% от общего числа оправданных.

Изменены приговоры в отношении 33 лиц, что составляет 2,4% от общего числа лиц, в отношении которых дела рассмотрены в кассационном порядке. При этом в отношении 5 лиц приговоры отменены или изменены в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; в отношении 14 лиц – ввиду нарушения уголовно-процессуального законодательства; в отношении 32 лиц ввиду неправильного применения уголовного закона. В связи с несоответствием назначенного наказания тяжести совершенного преступления и личности осужденного, приговоры не изменялись.

 

 

Из приговора исключено осуждение лица по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также указание на назначение наказания по ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Приговором Волосовского районного суда  С. осуждена за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ; на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно назначено наказание в виде двух лет лишения свободы без ограничения свободы; в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

С. признана виновной в том, что совершила покушение на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину. Она же признана виновной в том, что совершила кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд, правильно установив фактические обстоятельства по делу, излишне квалифицировал действия С. по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По смыслу закона, в случае если лицо, имея умысел на тайное хищение чужого имущества, совершает без разрыва во времени несколько действий, объединенных единым умыслом и направленных на хищение одного и того же имущества, то все содеянное представляет собой единое преступление.

Из материалов дела усматривается, что С., имея умысел на хищение дубленки, находясь в квартире потерпевшей, тайно завладела ее дубленкой, но в этот момент была обнаружена потерпевшей, которая сняла с С. дубленку и положила в прихожей, после чего потерпевшая прошла в кухню, а С., решив довести до конца преступные действия, направленные на хищение дубленки, вновь ее надела и вышла из квартиры, похитив имущество потерпевшей Б.

Таким образом, действия С., связанные с тайным хищением чужого имущества, направленные на один и то же предмет преступного посягательства, объединенные единым корыстным мотивом, являются одним оконченным преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 158 УК РФ, и в дополнительной квалификации не нуждаются.

В связи с этим судебная коллегия изменила приговор, исключив осуждение С. по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также указание на назначение наказания по ч. 2 ст. 69 УК РФ.  

Кассационное определение № 22-1746/2011

 

Приговор отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Приговором Всеволожского городского суда Ф. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

Приговором установлено, что 08 декабря 2010 года Ф. по месту проживания был избит И., который после этого ушел, но через несколько часов, против воли Ф., вновь вернулся в его жилище, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Схватив Ф. за руку, И. стал наносить удары и угрожать убийством. Ф., защищаясь от неправомерных действий И., умышленно, с целью упреждения осуществления угрозы убийством, произвел с близкого расстояния из охотничьего ружья выстрел в И.,  сознавая возможность причинения любых последствий, в том числе и смерти, допуская такую возможность, то есть, действуя с косвенным умыслом на убийство, причинив И. огнестрельное ранение живота, от которого наступила смерть потерпевшего. Действия Ф. судом квалифицированы как убийство при превышении пределов необходимой обороны.

Удовлетворяя кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия указала следующее.

Согласно ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, в случае если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что данные требования закона по делу судом в полной мере не выполнены. При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности лица, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Не соглашаясь с предложенной государственным обвинителем квалификацией содеянного Ф. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд сослался в приговоре на представленные стороной обвинения и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства: показания осужденного Ф. в ходе судебного и предварительного следствия; показания свидетелей, которые непосредственными очевидцами происшедшего не являлись и были осведомлены о случившемся со слов осужденного; протокол осмотра места происшествия и заключения экспертиз.

Содержание приведенных доказательств, на которые опиралось обвинение и которые судом были исследованы, вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, не получили надлежащей оценки суда, и потому вывод суда об отсутствии в действиях осужденного Ф. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, является преждевременным.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УК РФ убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, имеет место, когда лишение жизни потерпевшего не вызывалось необходимостью, а действия виновного явно не соответствовали характеру и степени общественной опасности  посягательства со стороны нападающего, которое опасности для жизни виновного или других лиц не представляло, либо не было сопряжено с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Таким образом, суду при квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 108 УК РФ надлежало установить реальность посягательства со стороны потерпевшего и его восприятия осужденным именно как угрожающего его безопасности, при этом следовало указать, в чем выражалась реальность  нападения со стороны  И.  

Однако, выводы суда, изложенные в приговоре, о том, что Ф. произвел выстрел в И., защищаясь от его неправомерных действий, противоречат выводам суда, изложенным в описательно-мотивировочной части приговора, из которых следует, что «при видимом нежелании или неспособности потерпевшего подняться, что могло быть обусловлено состоянием алкогольного опьянения, высказываемые им угрозы не представляли непосредственной опасности для осужденного, поскольку в такой ситуации и в таком положении И. реально не мог их осуществить. Таким образом,  производство выстрела в И. в данный момент явно не вызывалось необходимостью защиты от непосредственно существующей угрозы и потому не соответствовало характеру этой угрозы, то есть ситуация не требовала применения превентивных мер защиты от возможного нападения во избежание невозможности применения защиты в момент нападения».

Неустранение указанных противоречий в оценке происшедшего могло существенно повлиять на выводы суда при постановлении в отношении  Ф. приговора в части квалификации его действий.

В нарушение требований ст. 88 ч. 1 УПК РФ о том, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, судом не дана всесторонняя оценка исследованным доказательствам по делу; допущены противоречия и неясности в описательно-мотивировочной части приговора; изложении выводов суда о мотиве и цели действий осужденного при производстве выстрела в потерпевшего И.; наличии преступного посягательства в действиях потерпевшего.

Таким образом, судом не были учтены все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда об обоснованности предъявленного Ф. обвинения по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства судебная коллегия отменила приговор, направив уголовное дело на новое судебное разбирательство.

                                           Кассационное определение № 22-1552/2011

 

При повтором рассмотрении уголовного дела Ф. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

 

 

Несоответствие описательно-мотивировочной части обвинительного приговора требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ, обязывающего суд излагать в обвинительном приговоре доказательства, на которых основаны выводы суда, а также мотивы, по которым суд принял эти доказательства и отверг другие.

         Приговором Выборгского городского суда В. осужден по ч. 2 ст.188 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ. М. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение героина), по ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение гашиша и марихуаны), по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Приговором суда В. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта психотропных веществ в особо крупном размере. Он же признан виновным в совершении контрабанды, т.е. в перемещении через таможенную границу Российской Федерации психотропных веществ, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, с сокрытием от таможенного контроля.

Удовлетворяя кассационное представление, судебная коллегия отменила приговор суда, как постановленный с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Суд признал В. виновным в хранении психотропных веществ без цели сбыта в особо крупном размере и в контрабанде, т.е. перемещении через таможенную границу Российской Федерации психотропных веществе, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, с сокрытием от таможенного контроля.

Установив и изложив в описательно-мотивировочной части приговора преступные деяния, в совершении которых В. признан виновным, суд в тоже время не отразил в приговоре, чем подтверждается, что В. хранил и перемещал именно психотропные вещества, и чем подтверждается крупный и особо крупный размер этих веществ, в частности, не привел доказательства, свидетельствующие о незаконном хранении и перемещении через таможенную границу указанным лицом порошкообразного вещества запрещенного уголовным законом.

В тоже время, согласно протоколу судебного заседания, в ходе судебного следствия было исследовано заключение эксперта, согласно которому изъятое из автомашины порошкообразное вещество, содержит в своем составе наркотическое средство – амфетамин, с указанием его содержания как отдельно в каждом пакете, так и общей массы, однако в приговоре данное заключение как доказательство по делу отражения и оценки не получило.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29.04.1996 года «О судебном приговоре» с изменениями от 06.02.2007 года, суд, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключения экспертов, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, должен раскрыть их содержание, т.е. не только перечислить фамилии допрошенных лиц и названия документов, но и изложить существо показаний и документов.

По данному делу суд, приведя в приговоре показания допрошенных по делу свидетелей, одновременно сослался на исследованные в судебном заседании письменные доказательства, не раскрыв их содержание, а лишь указав тома и листы дела.

Однако раскрытие существа этих документов, как доказательств,  не только предусмотрено законом, но и является документальным подтверждением установленных по делу обстоятельств совершения преступлений и объективным подтверждением показаний допрошенных по делу свидетелей.

В соответствии с п. 3 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам, при этом суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд не привел в приговоре представленные следствием и исследованные в судебном заседании доказательства предварительной и совместной подготовки В. и М. к перемещению через таможенную границу Российской Федерации наркотических веществ, их объемы, способ сокрытия от таможенного контроля, последующего незаконного сбыта на территории Финляндской Республики, не привел мотивы, по которым отвергает эти доказательства.

В связи с невыполнением судом указанных требований закона судебная коллегия отменила приговор, направив уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Кассационное определение № 22-1332/2011

 

 

Из приговора в отношении лица, признанного виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ в незаконном приобретении, перевозке и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, исключено осуждение за незаконное приобретение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов. 

Приговором Гатчинского городского суда И. осужден за совершение совокупности преступлений, включающей преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой он признан виновным в незаконном приобретении, перевозке и хранения огнестрельного оружия и боеприпасов.

Согласно приговору, незаконное приобретение и перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов совершены И. в неустановленное время, в неустановленном месте и неустановленным способом.

В соответствии со ст.ст. 73 и 85 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, в частности, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), которое в силу ст. 307 УПК РФ подлежит описанию в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Поскольку по уголовному делу эти требования закона в части осуждения И. за незаконное приобретение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов судом выполнены не были, судебная коллегия исключила из приговора указание о совершении И. незаконного приобретения и перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кассационное определение № 22-1381/2011

 

Аналогичное нарушение уголовно-процессуального закона допущено Тихвинским городским судом, приговором которого К. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и признан виновным в незаконном приобретении и перевозке без цели сбыта наркотического вещества в особо крупном размере.

В связи с отсутствием в описательно-мотивировочной части приговора описания обстоятельств незаконного приобретения осужденным К. наркотического средства без цели сбыта, судебная коллегия изменила приговор, указав, суд не установил фактические обстоятельства, при которых К. приобрел наркотическое средство, в связи с чем осуждение за незаконное приобретение наркотических средств в особо крупном размере без цели сбыта обоснованным признать нельзя.

Кассационное определение № 22-2014/2011

 

 

Изменение судом способа совершения преступления повлекло отмену приговора.

Приговором Выборгского городского суда, постановленным в особом порядке, В. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, а также за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Как видно из материалов уголовного дела, органом предварительного следствия В. было предъявлено обвинение в совершении мошеннических действий 15 и 17 сентября 2010 года в отношении С., когда путем злоупотребления доверием последнего, В. похитил принадлежащие потерпевшему денежные средства, причинив своими действиями в каждом случае значительный материальный ущерб.

В судебном заседании В. полностью согласился с предъявленным ему обвинением, приговор постановлен в особом порядке.

Согласно ч. 5 ст. 316 УК РФ судья при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства не проводит исследование и оценку собранных доказательств по делу.

Хотя уголовно-процессуальный закон не содержит норм, запрещающих переквалифицировать действия обвиняемого, такое возможно только в том случае, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств, и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Судебная коллегия установила, что по уголовному делу в отношении В., это требование уголовно-процессуального закона было нарушено.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора, квалифицируя  преступные деяния, с обвинением в совершении которых В. согласился, суд, без исследования доказательств по делу в общем порядке уголовного судопроизводства, указал о квалификации деяний в отношении С. по ч. 2  ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину.

Таким образом, допущенное в приговоре изменение судом способа хищения, совершенного В., противоречит положениям ст. 316 УПК РФ, а также ст. 252 УПК РФ, поскольку В. не предъявлялось обвинение в хищении денежных средств С. путем обмана.  

Указанное нарушение требований уголовно-процессуального закона признано судебной коллегией существенным, повлиявшим на законность, обоснованность и справедливость приговора, в связи с чем приговор в отношении В. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Кассационное определение № 22-1408/2011

 

 

Нарушение требований ч. 2 ст. 278 УПК РФ, обязывающей суд перед началом допроса предупреждать свидетеля и потерпевшего об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, повлекло отмену приговора.

Приговором Гатчинского городского суда Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, и осужден к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев без штрафа и без ограничения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Изучив материалы уголовного дела и доводы кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены приговора, мотивировав свое решение следующим.

В силу ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с нормами ч. 5 ст. 280 УПК РФ не предупреждаются судом об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет и подписка у них не берется.

Следовательно, исходя из буквального текста приведенных норм, лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, предупреждаются об ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ, поскольку являются субъектами указанных преступлений.

Из материалов уголовного дела следует, что потерпевший Г., родившийся 02 апреля 1994 года, по состоянию на дату судебного заседания – 21 июня 2011 года достиг возраста 17 лет.

В нарушение требований ст.ст. 277, 278 УПК РФ суд первой инстанции потерпевшего Г. перед началом допроса об ответственности, предусмотренной ст.ст. 307, 308 УПК РФ, не предупредил,  соответствующую подписку от него не истребовал, но вместе с тем в описательно-мотивировочной части обжалованного приговора признал показания Г. достоверным и допустимым доказательством.

Допущенное судом нарушение норм уголовно-процессуального закона признано судебной коллегией существенным, поскольку оно повлекло принятие незаконного судебного решения, что согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора суда.

Кассационное определение № 22-1526/2011

 

 

При назначении наказания в виде ограничения свободы необходимо учитывать положения ст. 53 УК РФ.

Приговором Выборгского городского суда А., С., С. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Наряду с основным наказанием в виде лишения свободы, каждому из осужденных судом назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

Изменив приговор в части назначенного осужденным наказания, судебная коллегия указала на нарушение судом требований ч. 6 ст. 53 УК РФ, поскольку, как установлено приговором суда, осужденные С. и С., являются гражданами Республики Беларусь и не имеют гражданства РФ, вследствие чего дополнительное наказание им не могло быть назначено.

Кассационное определение № 22-2116/2011

 

 

При назначении наказания в виде ограничения свободы суд в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в приговоре должен установить осужденному конкретные ограничения.

Приговором Лужского городского суда С. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

Судебная коллегия установила, что приговор подлежит изменению ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, влияющего на законность, обоснованность и справедливость приговора при назначении осужденному наказания.

Назначив С. наказание в виде 2 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, суд не установил осужденному в соответствии с требованиями ст. 53 УК РФ ограничения, в том числе и обязательные, что исключает возможность исполнения приговора в данной части.

Определением судебной коллегии приговор изменен: указание о назначении осужденному С. наказания с ограничением свободы из приговора исключено.

                                             Кассационное определение № 22-2465/2011

 

 

Возложение на условно осужденного исполнение обязанностей, не предусмотренных законом.

Приговором Выборгского городского суда К., Ф., М. признаны виновными и осуждены, каждый, по п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 2 года.

Судом на осужденных в период испытательного срока возложены  обязанности:

- не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исполнение наказания,

- не совершать административных правонарушений,

- являться на регистрации в специализированный государственный орган один раз в два месяца,

- возместить причиненный потерпевшей ущерб.

Согласившись с доводами кассационного представления, судебная коллегия изменила приговор, указав, что суд вправе в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ возложить на условно осужденного исполнение обязанностей, перечисленных в данной статье, а также исполнение других обязанностей, способствующих его исправлению.

Однако суд не вправе возложить обязанность не совершать административных правонарушений, поскольку каждый гражданин Российской Федерации обязан соблюдать требования закона и не совершать никаких правонарушений.

Кроме того, совершение административных правонарушений в период испытательного срока в соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ, само по себе является основанием для отмены условного осуждения.

Кассационное определение № 22-2069/2011

 

 

Не назначение наказания осужденному при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, повлекло отмену постановления суда.

Осужденный Х., отбывая наказание в виде ограничения свободы на территории Лужского района Ленинградской области, обратился в Лужский городской суд Ленинградской области с ходатайством об изменении в соответствии со ст. 10 УК РФ приговора Октябрьского районного суда г. Мурманска от 27 ноября 2007 года в части назначенного наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу -внесением изменений в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом РФ от 07.03.2011 года № 26-ФЗ.

Постановлением судьи Лужского городского суда Ленинградской области ходатайство осужденного Х. о снижении наказания оставлено без удовлетворения, с принятием решения о приведении приговора от 27 ноября 2007 года в соответствие с редакцией Федерального закона РФ от 07.03.2011 года № 26-ФЗ.

Судебная коллегия отменила постановление суда, указав в обоснование принятого решения, следующее.

Суд, принимая решение по ходатайству осужденного, должен был не только переквалифицировать действия Х. с ч. 3 ст. 186 УК РФ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 года № 162-ФЗ на ч. 3 ст. 186 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ, но и решить вопрос о назначении осужденному наказания по ч. 3 ст. 186 УК РФ в новой редакции закона, что выполнено не было, вследствие чего постановление судьи нельзя признать соответствующим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Кассационное определение № 22-1740/2011

 

 

Непризнание активного способствования раскрытию и расследованию преступления в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, повлекло изменение приговора.

Приговором Подпорожского городского суда, постановленным с применением особого порядка принятия судебного решения, К. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. На основании 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

Удовлетворяя кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия изменила приговор, в связи снеправильным применением судом уголовного закона.

Как следует из содержания обвинительного заключения, органы предварительного расследования указали, что обстоятельством, смягчающим наказание К., является его активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Однако, при назначении К. наказания, суд не признал данное обстоятельство смягчающим наказание, мотивировав свое решение тем, что признание вины и показания об обстоятельствах совершения преступления, не являются  достаточными обстоятельствами для признания этих действий активным способствованием расследованию и раскрытию преступления.

Между тем, поскольку уголовное дело было рассмотрено судом  в особом порядке и собранные по делу доказательства не исследовались, у суда не имелось оснований не согласиться с выводом органов предварительного расследования об активном способствовании К. раскрытию и расследованию преступления.

При установленных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что приговор суда подлежит изменению на основании  п. 1 ст. 382 УПК РФ, а активное способствование К. раскрытию и расследований преступления подлежит признанию в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание.

В связи с признанием данного обстоятельства смягчающим наказание и с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ судебная коллегия снизила назначенное наказание до пяти месяцев лишения свободы.

Кассационное определение № 22-1830/2011

 

 

Назначение наказания при явке с повинной.

Приговором Волховского городского суда, постановленном в особом порядке, К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на три года.

Изменяя приговор, судебная коллегия мотивировала свое решение следующим образом.

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ при рассмотрении дела в особом порядке наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. В данном случае, максимальный срок наказания в виде лишения свободы составляет 6 лет, а при особом порядке рассмотрения уголовного дела, максимальноенаказание не должно превышать 4 лет лишения свободы.

При назначении наказания К. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ в виде трех лет лишения свободы, судом не были учтены положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание К., в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом признана его явка с повинной, при этом обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ срок наказания не может превышать двух третей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, т.е. две трети от 4 лет или не более 2 лет 8 месяцев.

Таким образом, суд, назначив осужденному наказание в виде трех лет лишения свободы, нарушил требования Общей части Уголовного кодекса РФ.

С учетом данных обстоятельств судебная коллегия изменила приговор, снизив назначенное по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ наказание до двух лет лишения свободы.

Кассационное определение № 22-1622/2011

 

Аналогичное нарушение требований Общей части Уголовного кодекса РФ допущено Гатчинским городским судом при постановлении приговора в отношении Б., осужденной по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Признав в качестве смягчающего наказание обстоятельства – явку с повинной, суд при определении Б. размера наказания не учел данное обстоятельство. Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции на основании главы 40 УПК РФ в особом порядке принятия судебного решения.

Определением судебной коллегии приговор Гатчинского городского суда изменен, назначенное наказание снижено до 10 месяцев лишения свободы.

Кассационное определение № 22-1433/2011

 

 

Смягчающее наказание обстоятельство, признанное судом в отношении каждого из преступлений, образующих совокупность, должно учитываться как при назначении наказания отдельно за каждое преступление, так и при назначении наказания по совокупности преступлений.

Приговором мирового судьи судебного участка № 62 Сланцевского района Ленинградской области от 30 сентября 2011 года, постановленным в особом порядке уголовного судопроизводства, Г.  осуждена за совершение четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Приговором Сланцевского городского суда Ленинградской области от 21 октября 2011 года приговор мирового судьи изменен: Г. признана виновной в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ, за каждое из которых назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде 11 месяцев лишения свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор суда отменить, ссылаясь, что оснований для снижения наказания Г. у суда апелляционной инстанции не имелось, так как при  назначении мировым судьей  наказания виновной были учтены смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, другие заслуживающие внимания данные.

Кроме того, прокурор полагал, что судом при вынесении итогового решения были нарушены требования ст.ст. 6, 60 УК РФ, а также ст. 240 УПК РФ, поскольку при назначении наказания могут учитываться только те сведения, в том числе и о состоянии здоровья,  которыми суд располагал на момент постановления приговора, и которые были исследованы в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия отказала в удовлетворении кассационного представления, мотивировав свое решение следующим.

Как усматривается из протокола судебного заседания, суд апелляционной инстанции по ходатайству стороны защиты приобщил к материалам уголовного дела и исследовал копию медицинской справки о состоянии здоровья Г. Также суд  исследовал копии приговоров в отношении Г. от 11 и 26 июля 2011 года, которые вступили в законную силу, и в силу ст. 90 УПК РФ имели преюдиционное значение, учитывая, что обстоятельства, установленные вступившими в законную силу названными приговорами суда, касающиеся состояния здоровья Г., обоснованно признаны судом апелляционной инстанции без дополнительной проверки. 

Согласно п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», смягчающее наказание обстоятельство, признанное судом в отношении каждого из преступлений, образующих совокупность, должно учитываться как при назначении наказания отдельно за каждое преступление, так и при назначении наказания по совокупности преступлений.

Таким образом, снижение судом апелляционной инстанции назначенного Г. мировым судьей наказания по совокупности приговоров, с учетом сведений о наличии у осужденной тяжелых хронических заболеваний, не противоречит действующему уголовному закону и сложившейся судебной практике.

Кассационное определение № 22-2447/2011

 

Неправильное определение вида рецидива, повлекло изменение вида исправительного учреждения.

Приговором Сосновоборского городского суда, постановленном в особом порядке принятия судебного решения, К. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ; на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное по приговору Сосновоборского городского суда от 03 июня 2010 года. В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично, в виде 2 месяцев лишения свободы, присоединено не отбытое наказание по приговору от 03 июня 2010 года, окончательно назначено наказание в виде 3 лет 8 месяцев лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Судебная коллегия удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу осужденного, указав на неправильное применение судом уголовного закона при определении вида рецидива преступлений, содержащегося в действиях виновного.

Согласно положениям п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ особо опасным рецидивом преступлений признается совершение лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если это лицо ранее два раза было осуждено за тяжкие преступления к реальному лишению свободы.

Сославшись в приговоре на указанную норму закона, суд не учел, что назначенное К. наказание по приговору от 14 февраля 2002 года за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также по приговору от 03 июня 2010 года за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, в виде лишения свободы, не было реальным, оно было назначено с применением ст. 73 УК РФ, то есть было условным, с установлением испытательного срока.

Данное обстоятельство при определении вида рецидива преступлений не позволяет учитывать судимости К. от 14 февраля 2002 года и от 03 июня 2010 года в соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ, а потому в действиях К. содержится не особо опасный, а опасный рецидив преступлений.  

В связи с неправильным применением уголовного закона судом первой инстанции была допущена ошибка при определении вида рецидива преступлений и назначении вида исправительного учреждения, в котором осужденному надлежит отбывать наказание.

Определением судебной коллегии из приговора исключено указание на наличие в  действиях К. особо опасного рецидива преступлений, постановлено считать его совершившим преступление при опасном рецидиве преступлений с назначением для отбывания наказания исправительной колонии строгого режима.

Кассационное определение № 22-1915/2011

 

Отмена приговора в части гражданского иска.

Приговором Выборгского городского суда А., С., С. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Гражданский иск потерпевшего Р. удовлетворен частично: постановлено взыскать солидарно с осужденных в пользу Р. 500 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Рассмотрев уголовное дело в кассационном порядке, судебная коллегия отменила приговор суда в части взыскания с осужденных солидарно компенсации причиненного морального вреда, обосновав свое решение следующим образом.

С учетом положений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 от 29 июня 2010 года «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, следует исходить из положений ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ и учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

Поскольку по делу необходимо установление юридически значимых обстоятельств, связанных с установлением  размера компенсации морального вреда конкретно каждым из осужденных, судебная коллегия приняла решение об отмене приговора в части взыскания с А., С. и С. солидарно денежной компенсации морального вреда, с передачей вопроса о размере возмещения гражданского иска на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационное определение № 22-2116/2011

 

Приговором Волховского городского суда, постановленном в особом порядке принятия судебного решения, Д. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы.

Гражданский иск, заявленный потерпевшей М., удовлетворен в полном объеме: с осужденного Д. взыскано в возмещение материального ущерба 418 479 рублей 25 копеек, а также в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

Согласившись с квалификацией совершенного преступления и размером назначенного судом наказания, судебная коллегия отменила приговор в части компенсации морального вреда, в обоснование принятого решения, указав следующее.

Суд, разрешая вопрос о компенсации морального вреда, в нарушение требований ст. 151 ГК РФ, не учел, что моральный вред подлежит компенсации только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права потерпевшего либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага,  а также в других случаях, предусмотренных законом. Совершенный же Д. угон транспортного средства относится к преступлениям против имущественных прав граждан. При таких обстоятельствах решение суда о взыскании компенсации морального вреда подлежит отмене,  а  производство по делу в этой части  - прекращению.

Кассационное определение № 22-1946/2011

 

Решение о судьбе вещественных доказательств.

Приговором Выборгского городского суда С. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершенному преступлению.

Приговором также разрешена судьба вещественных доказательств по уголовному делу.

В связи с постановлением оправдательного приговора по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд, обоснованно решив вопрос о направлении уголовного дела в следственные органы для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, незаконно принял решение об уничтожении вещественных доказательств, собранных по делу и признанных таковыми, поскольку в дальнейшем это затруднит производство по уголовному делу.

Судебная коллегия изменила приговор, исключив из резолютивной части указание об уничтожении вещественных доказательств по делу.

Кассационное определение № 22-2212/2011

 

 

Нарушение требований ст. 399 УПК РФ повлекло отмену постановления суда.

Постановлением Всеволожского городского суда Ленинградской области Д., осужденный приговором Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 03 февраля 2010 года за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 282 УК РФ, переведен из колонии-поселения в исправительную колонию общего режима для дальнейшего отбывания наказания.

Отменяя по кассационное жалобе осужденного постановление, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 399 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 20.03.2011г. № 40-ФЗ) осужденный должен быть извещен о дате, времени и месте судебного заседания по вопросам, связанным с исполнением приговора, не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Как усматривается из материалов дела, судом при рассмотрении представления в  отношении осужденного Д. данное требование закона было нарушено.

Так, согласно материалам дела, 1 июля 2011 года представление  поступило во Всеволожский городской суд; 07 июля 2011 года прокурору и начальнику ИК № 8 направлены сообщения о рассмотрении представления с  обеспечением явки осужденного в судебное заседание 14 июля 2011 года. Надлежащим образом оформленные сведения об извещении осужденного о месте и времени  рассмотрения представления в материалах отсутствуют.

При таких обстоятельствах постановление суда не может быть признано соответствующим требованиям ч. 4 ст. 7  УПК РФ.

Кассационное определение № 22-1856/2011

 

Нарушение процедуры судопроизводства при рассмотрении апелляционной жалобы.

Приговором мирового судьи судебного участка № 59 Приозерского района от 06 июня 2011 года Ч. оправдан по предъявленному ему частным обвинителем обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

По итогам апелляционного рассмотрения дела постановлением Приозерского городского суда от 9 августа 2011 года приговор мирового судьи оставлен без изменения, а апелляционная жалоба частного обвинителя (потерпевшего) Ч. - без удовлетворения.  

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене в связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Согласно ч. 1 ст. 365 УПК РФ, производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35-39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 44 УПК РФ.

В силу требований ч. 2 ст. 365 УПК РФ судебное следствие  начинается с краткого изложения председательствующим содержания приговора, а также существа апелляционной жалобы или представления и возражения на них.

Однако, как видно из протокола судебного заседания, существо апелляционной жалобы частного обвинителя Ч. изложено председательствующим  не было.

Таким образом, вопреки требованиям закона, доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе частного обвинителя, не были предметом исследования суда.

Между тем, именно содержание апелляционной жалобы определяет предмет судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке.

При таких обстоятельствах, на основании ч. 1 ст. 381 УПК РФ, судебное решение нельзя признать законным и обоснованным, поскольку судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в несоблюдении процедуры судопроизводства, что повлияло на правосудность обжалуемого судебного решения.

Определением судебной коллегии постановление Приозерского городского суда отменено, уголовное дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Кассационное определение № 22-1931/2011

 

 

Нарушение права на защиту судом апелляционной инстанции повлекло отмену приговора.

Приговором мирового судьи судебного участка № 69 Тихвинского района  П. осужден по  ч. 1 ст. 116 УК РФ, К. осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

По итогам апелляционного рассмотрения дела постановлением суда апелляционной инстанции Тихвинского городского суда приговор мирового был оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного П. без удовлетворения.

Рассмотрев дело в кассационном порядке по жалобе осужденного П., судебная коллегия установила, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела был нарушен принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, а также право на защиту осужденного.

Согласно ч. 1 ст. 367 УПК РФ при принятии решения суд апелляционной инстанции вправе сослаться в обоснование своего решения на оглашенные в суде показания лиц, не вызывавшихся в заседание суда апелляционной инстанции, но допрошенных в суде первой инстанции. Если эти показания оспариваются сторонами, то лица, давшие их, подлежат допросу в судебном заседании.

Как следует из протокола судебного заседания, П. после оглашения показаний свидетеля стороны обвинения М., допрошенного судом первой инстанции, реализуя свои процессуальные права, заявил ходатайство о допросе данного свидетеля, оспаривая его показания. Суд апелляционной инстанции фактически удовлетворил данное ходатайство, признав явку свидетеля М. необходимой, о чем свидетельствует запись в протоколе судебного заседания от 16.08.2011 года об отложении слушания дела на 19.08.2011 года, в связи с необходимостью вызова свидетеля М. в суд. В судебное заседание 19.08.2011 года свидетель М. не явился; какие-либо документы, подтверждающие факт вызова данного свидетеля в судебное заседание, в материалах дела отсутствуют. Однако, суд, несмотря на поддержание стороной защиты своего ходатайства о необходимости допроса свидетеля М., в нарушение требований ч. 1 ст. 367 УПК РФ, закончил судебное следствие,  не приняв судебного решения по вопросу о возможности закончить рассмотрение дела в отсутствие свидетеля М., что повлекло за собой нарушение права подсудимого на защиту, и нарушило принцип состязательности сторон.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального закона признаны судебной коллегией существенными, поскольку в этом случае ограничение гарантированных УПК РФ прав подсудимого могло повлиять на постановление  законного и обоснованного судебного решения.

Судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции, как не отвечающее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение в апелляционном порядке.

Кассационное определение № 22-2009/2011

 

Нарушение прав частного обвинителя при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции повлекло отмену постановления.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 14 Всеволожского района Ленинградской области на основании ч. 3 ст. 249 УПК РФ прекращено уголовное дело по частному обвинению в отношении С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлением Всеволожского городского суда Ленинградской области постановление оставлено без изменения.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу частного обвинителя Б., отменив решение суда апелляционной инстанции, мотивируя свое решение следующим.

Согласно ч. 3 ст. 249 УПК РФ неявка потерпевшего без уважительных причин по уголовным делам частного обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Между тем, из материалов дела усматривается, что частным обвинителем Б. было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения уголовного дела, назначенного на 15 июня 2011 года, в связи с ее нахождением на амбулаторном лечении с 14 июня 2011г., что подтверждается копией листка нетрудоспособности, приобщенной в данном судебном заседании.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции,  указавшего в постановлении, что вывод мирового судьи о том, что частный обвинитель Б. не явилась в судебное заседание без уважительной причины,  не подтверждается материалами дела.

Принимая решение о прекращении уголовного дела, и располагая документальным подтверждением нахождения Б. на лечении, суд первой инстанции не принял мер к выяснению причин неявки частного обвинителя в судебное заседание, не направил запрос в медицинское учреждение о приблизительном сроке излечения Б. и возможности ее участия по состоянию здоровья в судебном заседании, назначенном на 15 июня 2011 года. Указанные обстоятельства повлекли необоснованное признание причины  неявки частного обвинителя (потерпевшей) в судебное заседание неуважительной, что не позволило Б. осуществить защиту своих прав и законных интересов, препятствуя доступу к правосудию.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к необоснованному выводу о том, что неявка частного обвинителя при установленных обстоятельствах может рассматриваться как основание для прекращения уголовного дела в соответствии с ч. 3 ст. 249 УПК РФ, предусматривающей прекращение уголовного дела только в случае неявки потерпевшего в судебное заседание без уважительных  причин.

Судебная коллегия отменила постановление суда апелляционной инстанции, направив уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд апелляционной инстанции.

Кассационное определение № 22-2269/2011

 

Отмена иных судебных постановлений.

Постановлением Сланцевского городского суда отказано в удовлетворении жалобы С., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным протокола собирания доказательств от 29.09.2011 года, а также о признании незаконными действий оперуполномоченного ГЭБ и ПК ОМВД России по Сланцевскому району Б. по удержанию и невозвращению изъятых у Стогова В.Г. автомобильного прицепа и принадлежащего С. имущества.

Рассмотрев материал в кассационном порядке, и удовлетворив жалобу заявителя, судебная коллегия указала следующее.

В ходе рассмотрения жалобы С. по существу, суд допустил нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые влекут за собой, в силу положений ст.ст. 379 ч. 1 п. 1 УПК РФ, отмену судебного решения.

В обжалуемом постановлении указано, что судом были изучены материалы проверки КУСП № 5903 от 29.09.2011 года. Однако из протокола судебного заседания от 27 октября 2011 года усматривается, что материал проверки КУСП № 5903 от 29.09.2011 года при отсутствии возражений сторон был приобщен к материалам дела, но в нарушение требований ст. 240 УПК РФ не был исследован в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, судебное решение, постановленное по итогам судебного заседания, проведенного с нарушениями уголовно-процессуального закона, не отвечает требованиям законности, не соответствует положениям ст. 7 ч. 4 УПК РФ.

При таких обстоятельствах постановление суда нельзя признать законным и обоснованным ввиду нарушения требований УПК РФ, в связи с чем оно подлежит отмене на основания ч. 1 ст. 381 УПК РФ,  с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Кассационное определение № 22-2469/2011

 

 

Прекращение кассационного производства.

Определением Лужского городского суда подсудимому П., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, отказано в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору.

По кассационной жалобе подсудимого на указанное определение, материалы были направлены на кассационное рассмотрение в Ленинградский областной суд.

Судебная коллегия прекратила кассационное производство по жалобе П., мотивируя свое решение следующим.

В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ, вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления и определения об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства, не подлежат обжалованию в апелляционном и кассационном порядке.  

По смыслу закона не подлежат самостоятельному обжалованию постановления (определения) об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела, об отказе в возвращении уголовного дела прокурору, об исключении доказательств по итогам предварительного слушания и др.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации от 02 июля 1998 года № 20-П, такого рода решения могут обжаловаться и проверяться судом кассационной инстанции в случае, если они порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности и причиняя им вред, восполнение которого в дальнейшем может оказаться неосуществимым.

Поскольку отказ в удовлетворении ходатайства подсудимого о возвращении уголовного дела прокурору не повлек каких-либо изменений в правовом статусе П. и невосполнимых ограничений его конституционных прав и свобод, в том числе права на доступ к правосудию и рассмотрение дела в разумный срок, он не может быть предметом самостоятельного обжалования и проверки в суде кассационной инстанции.

Кассационное определение № 22-2229/2011

 

Возвращение уголовного дела прокурору.

Постановлением Выборгского городского суда Ленинградской области  уголовное дело в отношении Б., Т. возвращено Выборгскому городскому прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В обоснование принятого решения суд указал, что обвинительное заключение утверждено прокурором 02 августа 2011 года, а обвиняемый Т. умер 25 июля 2011 года, что подтверждается копией свидетельства о смерти № 139 от 02.08.2011 года. Таким образом, смерть обвиняемого наступила до утверждения прокурором обвинительного заключения, в связи с чем, уголовное дело в отношении Т. подлежало прекращению, но это прокурором выполнено не было.

Данное обстоятельство признано судом нарушением уголовно-процессуального закона, которое препятствует рассмотрению уголовного дела судом.

Удовлетворяя кассационное представление Ленинград-Финляндского прокурора, судебная коллегия указала следующее.

Решение об утверждении обвинительного заключения в отношении обвиняемых было принято прокурором в соответствии с требованиями ст.221 УПК РФ.

Из имеющейся в материалах дела копии свидетельства о смерти Т. усматривается, что смерть последнего наступила 25 июля 2011 года, о чем 02 августа 2011 года была составлена запись № 139. При этом на указанной копии свидетельства о смерти имеется отметка о ее передаче факсимильной связью 03 августа 2011 года.

Таким образом, факт смерти обвиняемого Т. стал известен прокурору после утверждения им обвинительного заключения.

Решение прокурора о направлении уголовного дела в суд при сложившихся обстоятельствах является обоснованным, соответствующим требованиям ст. 222 УПК РФ.

В полномочия прокурора не входит принятие решения о прекращении уголовного дела после утверждения обвинительного заключения.

Выводы суда о невозможности постановления приговора или вынесения иного решения на основе имеющегося обвинительного заключения, не соответствуют требованиям п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, поскольку каких-либо нарушений требований ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения не имеется, не указано об этом и в постановлении суда.

Кроме того, необоснованным является указание в постановлении суда о возвращении уголовного дела Выборгскому городскому прокурору, в то время как обвинительное заключение утверждено Ленинград-Финляндским транспортным прокурором.

При изложенных обстоятельствах, на основании ст. 381 ч. 1 УПК РФ, судебная коллегия отменила постановление суда, направив уголовное дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Кассационное определение № 22-2070/2011

 

Проведенный  обзор кассационной практики показал, что основными причинами отмены и изменения судебных решений продолжают оставаться  нарушения норм уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона, а анализ допущенных судами ошибок свидетельствует о необходимости постоянного ознакомления судей с судебной практикой, изучения действующего законодательства, повышения профессионального уровня в целях улучшения качества рассмотрения уголовных дел.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Ленинградского областного суда

 

Источник: сайт Ленинградского областного суда

 

 

ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-23-69
доб. 810

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2019