Социальная защита подвергшихся воздействию радиации

Право на компенсацию на приобретение продовольственных товаров, предусмотренное п. 13 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», распространяется на членов семьи умершего участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

 


ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО ТЕЛЕФОНУ БЕСПЛАТНО!

8 (800) 350-23-69 доб. 810

(звонок на номер бесплатный)

Оставьте заявку на юридическую консультацию
или позвоните по телефону горячей линии

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки. Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности

 


В связи с поступившим запросом Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского судебной коллегией по гражданским делам проанализирована неоднозначная апелляционная практика рассмотрения исков вдов инвалидов-чернобыльцев о назначении ежемесячной компенсации на приобретение продовольственных товаров, которую ранее получали их мужья.

Пунктом 13 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (далее - базовый Закон) гарантируется ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров гражданам, указанным в пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 13 данного Закона (граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, и инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы), а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста.

Частью 4 ст. 14 базового Закона (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ) установлено, что меры социальной поддержки, предусмотренные пп. 2, 3, 7, 8, 12 - 15 ч. 1 настоящей статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в настоящей статье.

Таким образом, законом предусмотрено распространение мер социальной поддержки в виде компенсации на приобретение продовольственных товаров на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в настоящей статье.

Из буквального толкования этой нормы следует, что семьи умерших инвалидов имеют право на получение такой компенсации, если на самого инвалида при его жизни распространялась эта мера поддержки. Лица, прямо указанные в п. 13 ч. 1 ст. 14 базового Закона (сам чернобылец и его дети, не достигшие 14 лет), являются самостоятельными получателями выплаты. Вместе с тем ч. 4 ст. 14 базового Закона как раз и распространяет меры поддержки, получаемые при жизни чернобыльцем, и на иных членов его семьи после его смерти. Указанная норма не содержит каких-либо ограничений относительно того, что на данные меры после смерти чернобыльца имеют право только те члены семьи, которые ранее самостоятельно получали эту льготу.

Аналогичное толкование названной нормы ранее давалось и Верховным Судом Российской Федерации. Так, согласно Определению Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2009 года № 36-В09-1 доводы надзорной жалобы заявителя о непринятии судом во внимание того обстоятельства, что указанная правовая нормаустановлена законодателем в целях подтверждения права тех членов семьи инвалида-чернобыльца, на которых распространялись меры социальной поддержки, установленные пп. 2, 3, 7, 8, 12 - 15 ч. 1 ст. 14 базового Закона, на продолжение получения льгот после смерти кормильца или инвалида-чернобыльца, в указанной части не могут быть положены в основу решения о пересмотре в порядке надзора состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку основаны на неправильном понимании норм материального права. Исходя из буквального толкования ч. 4 ст. 14 базового Закона право на получение денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров имеют члены семьи умершего инвалида-чернобыльца, на которого распространялась указанная мера социальной поддержки.

Начиная с 2010 года Верховным Судом Российской Федерации стала формироваться практика, в соответствии с которой при аналогичных обстоятельствах дела истцам в иске отказывали (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 04 июня 2010 года № 22-В10-1, от 17 июня 2011 года № 18-В11-27).

Указывалось, что в п. 13 ч. 1 ст. 14 названного базового Закона определен конкретный круг лиц, имеющих право на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров. Право иных членов семьи на приобретение льгот и компенсаций данной статьей не предусмотрено, следовательно, право на компенсацию на приобретение продовольственных товаров не распространялось на жен граждан, получающих социальную поддержку по данному базовому Закону, при их жизни, соответственно, не распространяется и после смерти. Кроме того, указывалось, что меры социальной поддержки, предусмотренные базовым Законом, предоставляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. В пункте 1 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года № 907, перечислены лица, которым гарантируется право получения компенсации на приобретение продовольственных товаров, но в их число не включены ни жены, ни вдовы инвалидов, получивших заболевание вследствие чернобыльской катастрофы.

Правильность изложенной позиции правоприменителя, к сожалению, не была предметом детальной оценки Конституционного Суда Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2011 № 1304-О-О, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2011 № 1303-О-О).

Вместе с тем, высказываясь относительно права вдовы чернобыльца на спорные меры социальной поддержки, предусмотренные ч. 4 ст. 14 базового Закона, в случае, когда при жизни ее супругу не было выдано специальное удостоверение инвалида, дающее право на меры социальной поддержки, предусмотренные базовымЗаконом, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что ч. 4 ст. 14 базового Закона по существу устанавливает в качестве основания для предоставления названным категориям граждан мер социальной поддержки смерть кормильца, который был признан инвалидом вследствие заболевания, связанного с обусловленным чернобыльской катастрофой радиационным воздействием.

Возникновение у членов семьи умершего права на предоставление мер социальной поддержки связано с наличием у кормильца правового статуса лица, здоровью которого радиационным воздействием, обусловленным чернобыльской катастрофой, был причинен вред, что предопределило и возникновение конституционной обязанности государства по его возмещению, а основаниями для выполнения государством названной обязанности перед конкретным лицом, которое оказалось в зоне влияния радиационного излучения и других неблагоприятных факторов, возникших вследствие чернобыльской катастрофы, являются факт причинения ему вреда и наличие причинно-следственной связи между наступлением неблагоприятных последствий для его здоровья и соответствующей чрезвычайной ситуацией.

Специальный правовой статус «инвалид вследствие чернобыльской катастрофы» приобретается в рамках особой правоприменительной процедуры, которая предполагает установление межведомственными экспертными советами и военно-врачебными комиссиями причинной связи между повлекшим инвалидность заболеванием и радиационным воздействием.

Выдача удостоверения, подтверждающего право на возмещение вреда и получение мер социальной поддержки, является завершающим этапом правоприменительной процедуры и представляет собой формальное подтверждение специального правового статуса инвалида вследствие чернобыльской катастрофы.

Соответственно, членам семьи умершего кормильца при наличии заключения межведомственного экспертного совета об установлении причинной связи между заболеванием, обусловившим возникновение у него инвалидности, и радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы должно выдаваться удостоверение, дающее право на меры социальной поддержки, в том случае, когда кормилец при жизни не успел его оформить, при отсутствии иных установленных законом препятствий.

Взаимосвязанные положения ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 15 базового Закона - в системе действующего правового регулирования и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации - не могут рассматриваться как препятствующие признанию права на получение мер социальной поддержки членов семьи инвалида, процедура оформления специального удостоверения которому не была завершена, при условии, что причинная связь между вызвавшим инвалидность заболеванием и радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы подтверждается вынесенным при его жизни заключением межведомственного экспертного совета или военно-врачебной комиссии (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2008 года № 1085-О-П).

Из этого следует вывод о том, что право всех членов семьи чернобыльца на получение мер поддержки в соответствии с ч. 4 ст. 14 базового Закона (а не только их детей, не достигших 14-летнего возраста) Конституционным Судом Российской Федерации под сомнение не ставится даже при отсутствии у чернобыльца при жизни необходимого для получения льгот удостоверения.

Вместе с тем Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2010 года № 751 вПравила выплаты ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года № 907 «О социальной поддержке граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», внесены изменения. В соответствии с п. 1 указанных Правил спорная компенсация стала выплачиваться:

- гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы или с работами по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС;

- инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы, указанным в пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 13 Закона, и проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста;

- гражданам, указанным в ч. 4 ст. 14 Закона (то есть семьям умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в статье 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»).

Согласно ст. 4 базового Закона меры социальной поддержки, предусмотренные настоящим Законом, предоставляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

После уточнения нормативного регулирования уполномоченным органом исполнительной власти и включения в категории лиц, имеющих право на получение спорных выплат, семей умерших инвалидов оснований для отказа членам таких семей в назначении и выплате компенсации в настоящее время не имеется.

На этом основании была соответствующим образом скорректирована судебная практика Верховного Суда Российской Федерации и с 01 ноября 2010 года стали признаваться права истцов на получение подобного рода выплат (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08 июля 2011 года № 18-В11-41). Каких-либо иных позиций по этому вопросу Верховным Судом Российской Федерации позднее не высказывалось. Аналогичная судебная практика поддерживается в Тамбовском, Тульском, Орловском областных судах, Алтайском краевом суде.

С учетом того, что к полномочиям Верховного Суда Российской Федерации в соответствии с п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе в Российской Федерации» относятся разъяснение и формирование судебной практики, при разрешении споров по данной категории дел следует руководствоваться правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 08 июля 2011 года № 18-В11-41.

Сложившаяся ситуация обсуждена на совещании судебной коллегии по гражданским делам, на котором обращено внимание на необходимость тщательного изучения изменений действующего законодательства и практики Верховного Суда Российской Федерации.

 

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 3 квартал 2012 года

ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-23-69
доб. 810

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2019