Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2012 года

утверждён президиумом Мособлсуда 20 июня 2012 года

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА МОСКОВСКОГО

ОБЛАСТНОГО СУДА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

  

РЕШЕНИЯ СУДА, ПРИНЯТЫЕ ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

 

В удовлетворении заявления о признании частично недействительным постановления Правительства Московской области №1132/59 «Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области» судом отказано, поскольку оспариваемая цена на газ установлена в соответствии с Методическими указаниями, утвержденными федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).

 

К. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействующей позицию 1 Цен на природный газ, утвержденных п. 1 постановления Правительства Московской области от 17 декабря 2010 года № 1132/59 «Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области» (далее - Постановление №1132/59). В обоснование заявленных требований ссылался на то, что установленные оспариваемым нормативно-правовым актом тарифы превышают предельные индексы цен, установленные Федеральной службой по тарифам России (далее – ФСТ России).

Отказывая в удовлетворении требований К., суд исходил из следующего.

Пунктом 1 Постановления №1132/59 утверждены и введены в действие с 01 января 2011 года прилагаемые к постановлению Цены на природный газ, реализуемый населению, а также жилищно-эксплуатационным организациям, организациям, управляющим многоквартирными домами, жилищно-строительным кооперативам и товариществам собственников жилья для бытовых нужд (кроме газа для арендаторов нежилых помещений в жилых домах) (далее - Цены). В позиции 1 Цен установлена цена на природный газ, используемый на приготовление пищи, нагрев воды, индивидуальное (поквартирное) отопление жилых помещений и прочие цели (отопление нежилых помещений) при наличии приборов учета газа в размере 3300,00 руб./1000 куб.м. (с НДС).

Согласно ст. 8 Федерального закона от 31 марта 1999 года №69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» установление принципов формирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке по газотранспортным и газораспределительным сетям относится к полномочиям Правительства РФ.

Приказом ФСТ России от 01 августа 2006 года №168-э/3 для Московской области утвержден предельный индекс изменения размера платы за коммунальные услуги – 117%.

Постановлением Правительства РФ от 28 августа 2009 года №708 утверждены Основы формирования предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, согласно которым предельные индексы изменения размера платы граждан за коммунальные услуги устанавливаются органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным на осуществление государственного регулирования цен (тарифов) на товары и услуги организаций коммунального комплекса, по муниципальным образованиям с учетом соотношения платы граждан за коммунальные услуги и затрат на оказание коммунальных услуг. Распоряжением Министерства экономики Московской области от 02 июля 2010 года №40-РМ на 2011 год установлен предельный индекс изменения размера платы граждан за коммунальные услуги в 115%.

Согласно ч. 3 ст. 19 Федерального закона №210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» плата за коммунальные услуги для граждан устанавливается в соответствии с жилищным законодательством России с учетом надбавок для потребителей.

В силу положений ст.ст. 154, 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги, в том числе размер платы за газоснабжение, рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии - исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов РФ в порядке, установленном Правительством РФ. Размер платы за коммунальные услуги рассчитывается по тарифам, установленным органами государственной власти субъектов РФ.

Согласно п. 10 Основных положений формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории РФ (утв. постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2000 года № 1021) регулирование розничных цен на газ, реализуемый населению, тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, размер платы за снабженческо-сбытовые услуги, оказываемые конечным потребителям поставщиками газа, осуществляется в соответствии с Методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).

Приказом ФСТ России от 27 октября 2011 года №252-э/2 утверждены Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению. Пунктом 2 данного приказа признаны утратившими силу приказ ФСТ России от 23 ноября 2004 года №194-э/12 «Об утверждении Методических указаний по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению» и приказ ФСТ России от 05 декабря 2008 года №332-э/15 «О внесении дополнения в Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению».

Судом установлено, что цены на природный газ, утвержденные и введенные в действие с 01 января 2011 года оспариваемым постановлением, установлены в соответствии с Методическими указаниями от 23 ноября 2004 года (в ред. приказа от 05 декабря 2008 года №332-э/15), а также соответствуют требованиям Методических указаний от 27 октября 2011 года.

Суд отклонил доводы заявителя о том, что превышение предельно допустимого индекса повышения цены на газ, допущенное в постановлениях Правительства Московской области от 28 декабря 2006 года №1226/51 и от 26 марта 2007 года №191/11, была включена в оспариваемое Постановление №1132/59, поскольку суд не вправе проверять утратившие силу нормативные правовые акты на соответствие действовавшим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Суд пришел к выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит действовавшим федеральным законам и нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем заявление К. оставил без удовлетворения.

(Извлечение из решения Московского областного суда

от 02 февраля 2012 года по делу № 3-6/12,

 определением Верховного Суда РФ от 30 мая 2012 года

данное решение оставлено без изменения)

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

 

РАССМОТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ СПОРОВ

 

Поскольку истица принималась на работу уборщиком производственных и служебных помещений, которые располагались на участке радиационного воздействия, то данный период работы засчитывается ей в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

 

Г. обратилась с иском в суд к ГУ – УПФ РФ № 30 по г. Москве и Московской области, просила признать незаконным решение ответчика от 31.08.2011 г., которым ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости. Пояснила, что комиссия ответчика не включила в ее специальный стаж работы в особо вредных условиях период с 01.04.2004 г. по 30.04.2011 г., когда она работала в должности уборщицы производственных и служебных помещений участка радиационного воздействия.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что счел неподтвержденным полную занятость истицы во вредных условиях, поскольку Г. кроме помещений с радиационным воздействием также мыла другие служебные помещения.

Судебная коллегия с подобным выводом суда первой инстанции не согласилась, постановленное решение суда отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости за работу с вредными условиями труда и в горячих цехах предоставлено женщинам по достижении 45 лет, проработавшим на указанных работах не менее 7 лет 6 месяцев и имеющим страховой стаж не менее 15 лет. В случае, если указанные лица проработали на работах с вредными условиями труда не менее половины требуемого специального стажа и имеют необходимый страховой стаж, досрочная пенсия по старости назначается им с уменьшением общеустановленного возраста выхода на пенсию на один год за каждый полный год такой работы.

В соответствии с постановлением Правительства РФ № 30 от 21.01.2002 г. «О реализации Федеральных законов «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» перечень производств, работ, профессий и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение, устанавливается по Спискам № 1 и № 2, утвержденным Постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. № 10 и Спискам производств, профессий, должностей и показателей, утвержденных Постановлением Совета Министров СССР от 22.08.1956 г. № 1173.

Согласно Списку № 1 раздела XXII «Работы с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений, бериллием и редкоземельными элементами» право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости предоставлено рабочим, руководителям и специалистам постоянно и непосредственно занятым на эксплуатационных, ремонтных, наладочных и экспериментальных работах в условиях радиационной вредности на исследовательских, транспортных, опытно-промышленных атомных реакторах, на их прототипах и критсборках и импульсных реакторах, опытных термоядерных установках и мощных изотопных облучательных гамма-установках с активностью облучателя 5x10 в квадрате кюри и выше.

Как указала судебная коллегия, то обстоятельство, что истица убирала и дезинфицировала не только производственные, но и служебные помещения не может являться основанием для отказа в иске, поскольку она принималась на работу уборщиком производственных и служебных помещений, которые располагались на участке радиационного воздействия.

Кроме того, из карты аттестации рабочего места истицы следует, что ее работа протекала во вредных условиях, относилась к работам с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений, бериллием и редкоземельными элементами (Раздел ХХII Списка № 1), в связи с чем Г. ежегодно включалась в утверждаемые списки лиц, допущенных в зону радиационных установок.

Факт работы Г. в условиях радиационной вредности также подтвердил ответчик, при этом каких-либо доказательств того, что истица работала неполный рабочий день в материалах дела нет.

С учетом того, что специальный стаж работы истцы составил более 7 лет, а страховой стаж – не менее 15 лет, судебная коллегия пришла к выводу о том, что Г. имеет право на досрочное назначение пенсии.

Судебная коллегия решение суда отменила и постановила по делу новое решение, которым признала незаконным решение ГУ – УПФ РФ № 30 об отказе в назначении Г. досрочной трудовой пенсии по старости, обязала включить указанный период работы истицы в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 06.03.2012 г. по делу № 33-8040)

 

 

Трудовыми договорами, заключенными с истцами, предусмотрено право, а не обязанность работодателя по выплате ежемесячной премии, в связи с чем в удовлетворении требований работников о взыскании задолженности по фактической заработной плате судом правомерно отказано.

 

У., В., Л. и др. обратились с иском в суд к ОАО «Клинстройдеталь» о взыскании задолженности по выплате заработной платы, компенсации за ее задержку, индексации задержанной заработной платы. В обоснование заявленных требований указали, что состояли с ответчиком в трудовых отношениях, им была обещана заработная плата от 30000 до 50000 руб., несмотря на указанную в трудовых договорах сумму в 6 000 – 7000 руб. В 2011 году истцы уволились по собственному желанию в связи с невыплатой с февраля 2011 года заработной платы. Считают, что при увольнении ответчик не произвел с ними расчет в полном объеме, поскольку истцам не выплачена задолженность по фактической заработной плате.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в ходе судебного разбирательства нашел свое доказательственное подтверждение факт выплаты истцам положенных денежных средств после истечения установленного трудовым законодательством срока.

Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия указала на иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

В соответствии со ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора в день увольнения работника производится выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя.

Согласно ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Банка России от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 55 Постановления от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснил, что при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 236 ТК РФ суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что на основании заключенных с ответчиком срочных трудовых договоров на один год истцы состояли с ОАО «Клинстройдеталь» в трудовых отношениях с тарифной ставкой 7000 руб. и испытательным сроком 3 месяца; с размерами окладов они были ознакомлены; после увольнения с истцами был произведен окончательный расчет.

Судебная коллегия указала, что ответчик признал иск в части взыскания компенсации за задержку зарплаты, а, следовательно, и факт задержки выплаты положенных при увольнении денежных средств истцам в полном объеме. Также в заключенных с истцами трудовых договорах было предусмотрено право, а не обязанность работодателя по выплате ежемесячной премии, в силу чего расчет истцов с указанием такой суммы как ежемесячной является неверным и не соответствует требованиям ст.ст. 135, 136, 236 ТК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  17.01.2012 г. по делу № 33-1048)

 

 

Сотрудники ОВД до представления к увольнению должны направляться для освидетельствования на военно-врачебную комиссию, заключение которой учитывается при определении основания увольнения.

 

С. обратился в суд с иском к УВД по г/о Домодедово, просил суд отменить приказ начальника Домодедовского УВД об увольнении по п. «б» ст. 19 Закона РФ «О милиции» по достижении предельного возраста, восстановить его на работе в должности участкового уполномоченного, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере 127 309 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

По мнению истца, он имеет право на увольнение по состоянию здоровья, однако в освидетельствовании на ВВК ему было отказано; считает, что был уволен в период нетрудоспособности.

Решением суда исковые требования С. удовлетворены в полном объеме.

Судебная коллегия с постановленным решением согласилась, указав следующее.

С. проходил службу в органах внутренних дел в должности участкового уполномоченного; приказом от 21.06.2010 г. уволена основании п. «б» ст. 19 Закона РФ «О милиции» по достижении предельного возраста.

При увольнении истца ответчиком были допущены нарушения п. 17.13 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утв.приказом МВД России от 14.12.1999 г. № 1038), в соответствии с которой до представления к увольнению сотрудники направляются для освидетельствования на военно-врачебную комиссию с целью установления степени годности к военной службе. Заключения военно-врачебной комиссии учитываются при определении основания увольнения.

На военно-врачебные комиссии могут не направляться сотрудники, увольняемые по пунктам «б»,«к»,«л» ст. 58 Положения, а также по другим основаниям в случае их отказа от освидетельствования на военно-врачебной комиссии, оформленного рапортом на имя начальника, имеющего право увольнения этих сотрудников.

Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела, истец письменного отказа от освидетельствования на военно-врачебной комиссии, оформленного рапортом на имя начальника, не представлял. Напротив, истец, полагая, что он имеет право на прекращение служебного контракта по болезни, проходил обследование в ведомственном лечебном учреждении, а также обращался к своему непосредственному начальнику с просьбой дать ему возможность освидетельствоваться в ВВК и по результатам освидетельствования разрешить вопрос об основаниях прекращения контракта.

Обоснованность доводов истца о его праве на прекращение служебного контракта по болезни была подтверждена приказом начальника УВД по г/о Домодедово, изданным после восстановления С. на работе, согласно которому истец уволен по п. «ж» ст. 19 Закона РФ «О милиции» по болезни на основании заключения военно-врачебной комиссии.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд правомерно удовлетворил требования С. о восстановлении его на работе, взыскав в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Вместе с тем, судебная коллегия указала об ошибочности выводов суда в части признания незаконным увольнения С. по основанию прекращения ответчиком с истцом служебного контракта в период нетрудоспособности последнего (ст. 81 ТК РФ).

Так, с учетом особого правового статуса сотрудников органов внутренних дел, обусловленного спецификой правоохранительной службы, отношения, связанные с прохождением и прекращением службы в органах внутренних дел, регулируются Законом РФ «О милиции» и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 г. № 4202-1. Особый характер службы в ОВД не исключает установления для сотрудников ОВД объема гарантий, отличающихся от установленных трудовым законодательством. Законодательство о труде применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм ТК РФ по аналогии.

Закон  РФ «О милиции», Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации не содержат норм, запрещающих увольнение сотрудников органов внутренних дел по достижении предельного возраста в период их болезни или нахождения в отпуске.

Статьей 39 Положения о службе в органах внутренних дел установлен запрет только на применение к сотруднику во время его болезни либо в период нахождения в отпуске или в командировке дисциплинарного взыскания.

Увольнение по основанию, предусмотренному п. «б» ст. 19 Закона РФ «О милиции» (п. «б» ст. 58 Положения), к дисциплинарным взысканиям за нарушение служебной дисциплины не отнесено (ст. 38 Положения).

Кроме того, выводы суда первой инстанции о применении к спорным правоотношениям ст. 81 ТК РФ являются несостоятельными также потому, что увольнение сотрудника ОВД по достижении предельного возраста, предусмотренного ст. 59 Положения, не может быть признано увольнением по инициативе работодателя.

Согласно ст. 58 Положения увольнение по п. «б» данной статьи может осуществляться как по инициативе сотрудника, так и по инициативе начальника соответствующего органа внутренних дел, т.е. увольнение по данному основанию не зависит исключительно от воли работодателя.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что на правильность решения суда первой инстанции в целом ошибочное толкование законодательства, регулирующего прохождение службы в органах внутренних дел, не повлияло.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  15.03.2012 г. по делу № 33- 3998)

 

 

Поскольку ответчица являлась военнослужащим, то при разрешении вопроса о возложении на нее имущественной ответственности подлежал применению ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих», а не положения статей 15 и 1064 ГК РФ. Кроме того, указанный спор подлежал рассмотрению военным судом в порядке, предусмотренном ГПК РФ.

 

Войсковая часть обратилась в суд с иском к С. о взыскании материального ущерба, причиненного в связи с излишне произведенными выплатами. В обоснование заявленных требований указали, что прапорщику С. в нарушение действующего законодательства в период с 01.10.2009г. по 31.07.2010г. незаконно производилась выплата компенсации на состав семьи из четырех человек в размере 20 000 руб. в месяц за наем жилого помещения при наличии их обеспечения муниципальным жильем.

Просил взыскать с ответчицы на основании ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст.ст. 1064, 1082 ГК РФ сумму в 200 000 руб.

Решением  суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Материальная ответственность военнослужащих за ущерб, причиненный государству, обусловлена задачами охраны и сбережения государственной собственности и предусмотрена п. 4 ст. 28 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

Предметом Федерального закона от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» являются военно-служебные отношения, складывающиеся по поводу возмещения военнослужащими ущерба, причиненного ими при исполнении служебных обязанностей имуществу воинской части.

С учетом системного толкования указанных выше законов, суд, разрешая спор и постановляя по делу решение об удовлетворении иска, не применил закон,  подлежащий применению по спорным правоотношениям. Поскольку ответчица являлась прапорщиком Вооруженных Сил РФ, то при разрешении вопроса о возложении на нее имущественной ответственности подлежал применению специальный закон - ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих», а не положения статей 15 и 1064 ГК РФ.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что в соответствии со ст.ст. 8 и 9 ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» и п. 9Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» указанный спор подлежал рассмотрению военным судом в порядке, предусмотренном ГПК РФ. Тот факт, что к моменту предъявления иска С. уже была уволена с военной службы, в данном конкретном случае правового значения при определении подсудности не имел.

Судебная коллегия указанное решение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  12.01.2012 г. по делу № 33-424)

 

 

СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫХ

ОТНОШЕНИЙ

 

 

Суд обязал муниципалитет произвести ремонт дороги, так как данная обязанность в соответствии с законом возложена на органы местного самоуправления.

 

Щелковский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился с заявлением в суд о признании незаконным бездействия Администрации г/о Фрязино по обеспечению надлежащего содержания автодороги общего пользования по ул. Садовой г.Фрязино, обязании осуществить ремонт данной автодороги. Пояснил, что дорожное полотно находится в ненадлежащем состоянии, что создает угрозу причинения вреда жизни, здоровью и имуществу неопределенного круга лиц, использующих указанную автодорогу.

Решением суда заявленные требования удовлетворены.

Судебная коллегия с решением суда согласилась, указав следующее.

Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела, автомобильная дорога по ул. Садовой г. Фрязино находится в собственности г/о Фрязино с 2009 г.

В соответствии со ст. 14 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения поселения отнесена дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения в границах населенных пунктов поселения, а также осуществление иных полномочий в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности в соответствии с законодательством.

Согласно п. 4 ст. 6 ФЗ «О безопасности дорожного движения» органы местного самоуправления в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ в пределах своей компетенции самостоятельно решают вопросы обеспечения безопасности дорожного движения.

Полномочия органов местного самоуправления в области обеспечения безопасности дорожного движения являются расходными обязательствами муниципальных образований.

В силу п. 3.1.1 ГОСТ Р 50597-93 «Автомобильные дороги и улицы. Требования к эксплуатационному состоянию, допустимому по условиям обеспечения безопасности дорожного движения», утвержденному постановлением Госстандарта РФ от 11.10.1993 г. № 221, покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин, иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью.

Из акта госинспектора дорожного надзора ОГИБДД МУ МВД России «Щелковское» следует, что дорожное полотно указанной автодороги находится в ненадлежащем состоянии, аварийно-опасные ямы достигают размеров 350x315x10 см.

В соответствии с п. 3.1.2 ГОСТ Р 50597-93 предельные размеры отдельных просадок, выбоин, не должны превышать по длине 15 см, ширине- 60 см, глубине - 5 см.

Размеры ям, имеющиеся на автодороге по ул. Садовой г. Фрязино, превышают установленные пределы.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что неотремонтированные участки муниципальной дороги создают опасность дорожного движения, в связи с чем признала незаконным бездействие со стороны Администрации по выполнению возложенных на нее функций по содержанию указанной дороги.

 (Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 14.02.2012 г. по делу № 33-3888)

 

 

Обязанность по созданию условий детям-инвалидам для беспрепятственного доступа и обучения в муниципальных образовательных учреждениях возложена на органы местного самоуправления.

 

Щелковский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие Администрации Щелковского муниципального района по обеспечению доступа инвалидов в здание муниципальной школы, обязании органа местного самоуправления создать инвалидам условия для беспрепятственного доступа в здание образовательного учреждения.

Решением суда заявленные требования удовлетворены.

Судебная коллегия с решением суда согласилась, указав на следующие обстоятельства.

По результатам проверки Щелковской городской прокуратурой установлено, что в здании муниципальной школы отсутствуют специально оборудованные поручнями лестницы и пандусы для детей-инвалидов, предназначенные для передвижения кресла-коляски, что препятствует им на равных условиях обучаться в данной школе.

Здание включено в реестр муниципальной собственности и передано образовательному учреждению в оперативное управление.

В соответствии со ст. 18 ФЗ РФ от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» образовательные учреждения совместно с органами социальной защиты населения и органами здравоохранения обеспечивают дошкольное, внешкольное воспитание и образование детей-инвалидов, получение инвалидами среднего общего образования, среднего профессионального и высшего профессионального образования в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.

В силу ст. 19 указанного ФЗ государство гарантирует инвалидам необходимые условия для получения образования и профессиональной подготовки.

Согласно ст. 17.2 Закона Московской области от 30.04.2009г. № 41/2009-03 «Об образовании» детям-инвалидам создаются условия для пребывания в образовательных учреждениях в Московской области, реализующих образовательные программы общего образования.

По смыслу ст.ст. 3, 4, 6 Закона Московской области 22.10.2009 г. № 121/2009-ОЗ «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур в Московской области» к объектам, подлежащим оснащению специальными приспособлениями и оборудованием для свободного передвижения и доступа инвалидов и других маломобильных групп населения, отнесены, в том числе, объекты образования и науки.

Объекты социальной инфраструктуры в процессе строительства, реконструкции, ремонта и благоустройства должны оснащаться специальными приспособлениями и оборудованием, в том числе, пандусами и поручнями у лестниц при входах в здание. Финансирование мероприятий по созданию условий инвалидам и другим маломобильным группам населения для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры осуществляется за счет средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Московской области и бюджетах муниципальных образований области.

В соответствии с требованиями СНиП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения» в здании должен быть как минимум один вход, приспособленный для маломобильных групп населения, лестницы на перепадах рельефа должны дублироваться пандусами, наружные лестницы и пандусы должны быть оборудованы поручнями.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что обязанность по созданию условий детям-инвалидам для беспрепятственного доступа и обучения в муниципальных образовательных учреждениях возложена на Администрацию, в связи с чем признала незаконным ее бездействие.

 (Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от 15.03.2012 г. по делу № 33-6837)

 

 

ОБЩЕИСКОВЫЕ СПОРЫ

 

 

В соответствии с п. 1 ст. 391 ГК РФ перевод должником долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

 

А. обратился с иском в суд к С. и ОАО Сбербанк России о прекращении обязательств по кредитному договору. В обоснование заявленных требований пояснил, что полученные от банка в кредит денежные средства он передал С., во исполнение обязательств по кредитному договору между банком и С. заключен договор об ипотеки.

Считает, что полученные им кредитные денежные средства и переданные С. свидетельствуют о том, что кредитный договор с ним должен быть прекращен, поскольку фактически заемщиком является ответчик С.

Удовлетворяя исковые требования А., суд пришел к выводу о том, что произошла «подмена» заемщика А. на С.

Судебная коллегия решение суда отменила, постановив новое решение, которым в удовлетворении иска А. отказала по следующим основаниям.

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что 28.03.2007 г. между А. и банком заключен кредитный договор; во исполнение обязательств по кредитному договору между банком и С. заключен договор об ипотеки.

28.01.2010 г. между А. и С. заключен договор займа, согласно которому займодавец передал заемщику деньги, а заемщик обязался их возвратить в срок до 26.05.2026 г.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 391 ГК РФ перевод должником долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Из материалов дела усматривается, что банк согласия на перевод долга А. на С. не давал.

Судебная коллегия указала, что вывод суда первой инстанции о «подмене» должника не соответствует требованиям закона. Не может являться обоснованием подобного вывода и то обстоятельство, что между А. и С. был заключен договор займа на сумму кредитного договора, поскольку данный договор заключен между физическими лицами и регулируется иными нормами гражданского законодательства.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  19.04.2012 г. по делу № 33-7483)

 

 

Срок исковой давности по требованию бывшего супруга о разделе квартиры, приобретенной в период брака по договору инвестирования в строительство, начинает течь с момента оформления права собственности на построенную квартиру.

 

О. обратилась в суд с иском к А., в котором просила произвести раздел общего имущества супругов, признав за ней право собственности на 1/2 долю квартиры. В обоснование заявленных требований указала, что в период брака ими была приобретена квартира по договору инвестирования в строительство, который был оформлен на имя ответчика; в настоящее время она не может пользоваться совместно нажитым имуществом.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истицей пропущен срок исковой давности: брак между сторонами расторгнут в 2006 г., а с иском о разделе имущества она обратилась в 2011 г. Также суд указал, что права истицы на квартиру ничем не нарушены, поскольку она стоилась, когда стороны в браке не состояли.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 200 ГПК РФ, ст.ст. 38, 39 СК РФ, п. 1 ст. 200 ГК РФ, п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его права.

Стороны состояли в браке с 11.08.2000 г. по 25.09.2006 г.

17.11.2002 г. был заключен договор об инвестировании в строительство квартиры; 13.04.2011 г. - ответчику выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру.

С исковыми требованиями О. обратилась в суд в июле 2011 г., т.е. в течение трех лет после нарушения ее права, в то время как оплата строительства квартиры была произведена в период брака.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что судом неверно исчислен срок исковой давности (с 25.09.2006 г.), поскольку до 13.04.2011 г. не было объекта спора.

Основная сумма стоимости квартиры была внесена сторонами в период брака; полученный в период брака кредит является общим долгом супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ), поэтому списание задолженности А. по кредитному договору в период брака является списанием общего долга супругов. После расторжения брака ответчиком была внесена денежная сумма эквивалентная 4021 доллару США.

Судебная коллегия постановила новое решение, которым за О. признала право собственности на 0,44 доли, за А. – на 0,56 долей квартиры.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  19.01.2012 г. по делу № 33-28089)

 

 

Поскольку земельный участок, в состав которого входит спорный участок, был предоставлен Союзу офицеров до вступления в силу Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», на территории которого впоследствии было создано СНТ, истица вправе приобрести его в собственность бесплатно.

 

В. обратилась с иском в суд к Администрации Наро-Фоминского муниципального района о признании права собственности на земельный участок площадью 800 кв.м. на условиях бесплатного предоставления. В обоснование заявленных требований указала, что с 14.08.2010 г. является членом СНТ «Головеньки» и за ней закреплен данный земельный участок. Ответчиком отказано в бесплатном предоставлении земельного участка в собственность истицы.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истица стала членом СНТ и ей был распределён спорный земельный участок после вступления в силу Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» и ЗК РФ, в связи с чем оснований для бесплатного предоставления земельного участка не имеется.

Судебная коллегия решение суда отменила, указав следующее.

Согласно ст. 15 ЗК РФ граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в собственность граждан и юридических лиц, за исключением земельных участков, которые в соответствии с ЗК РФ, федеральными законами не могут находиться в частной собственности.

В силу п. 4 ст. 28 ФЗ от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» в случае, если земельный участок, составляющий территорию садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, предоставлен данному некоммерческому объединению либо иной организации, при которой до вступления в силу настоящего Федерального закона было создано (организовано) данное некоммерческое объединение, гражданин, являющийся членом данного некоммерческого объединения, имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим распределение земельных участков в данном некоммерческом объединении документом.

Земельный участок, в состав которого входит спорный участок, был предоставлен Союзу офицеров Наро-Фоминского района 25 апреля 1996 г., то есть до вступления в силу указанного Федерального закона; в последующем на его территории было создано СНТ «Головеньки».

С 25 мая 2003 г. членом СНТ «Головеньки» и владельцем участка являлся муж истицы Б., 14 августа 2010 г. участок переоформлен на супругу В. и истица принята в члены СНТ.

С учетом того, что спорный земельный участок находится в границах СНТ «Головеньки», созданного на земельном участке, предоставленном для соответствующих целей до вступления в силу ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», истица пользуется участком с 2010 г. с момента принятия ее в члены СНТ вместо супруга, которому участок был предоставлен в 2003 г., ее право пользования спорным участком не оспорено, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истица вправе приобрести земельный участок в собственность бесплатно.

Судебная коллегия решение суда отменила и приняла новое решение, которым исковые требования В. удовлетворила.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  16.02.1.2012 г. по делу № 33-1554)

 

 

Суд разрешил вопрос о правах и обязанностях третьего лица без его привлечения к участию в деле в качестве соответчика. Кроме того, исковые требования об обращении взыскания на предмет залога заявлены ранее истечения срока исполнения обязательств, что возможно только в силу закона.

 

ООО «Автоторгбанк» обратилось с иском в суд к М.Г. об обращении взыскания на заложенное по договору об ипотеке имущество. Заявленные требования истец мотивировал наличием у М.А. обязательства по досрочному погашению задолженности по кредитному договору, обеспеченному договором об ипотеке.

Решением суда иск ООО «Автоторгбанк» удовлетворен.

Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия указала на следующие нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии с ч. 3 ст. 40 ГПК РФ в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе.

В рамках рассмотрения дела судом устанавливалась сумма задолженности М.А. перед банком, следовательно, разрешить спор без привлечения М.А. к участию в деле в качестве соответчика невозможно. Также резолютивная часть решения содержит указание о взыскании с М.А. наряду с М.Г. расходов, понесенных истцом на оплату госпошлины. При этом процессуальное положение М.А. определено как третье лицо; определений о привлечении М.А. к участию в деле в качестве соответчика в порядке ч. 3 ст. 40 ГПК РФ суд не выносил.

Кроме того, при разрешении спора судом дана ненадлежащая оценка обстоятельствам дела с точки зрения норм материального права.

Согласно п. 1 ст. 348 ГК РФ залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога, если в день наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, оно не будет исполнено, за исключением случаев, если по закону или договору такое право возникает позже либо в силу закона взыскание может быть осуществлено ранее.

На момент предъявления иска (17 марта 2011г.) срок исполнения обязательства, установленный дополнительным соглашением (01 июля 2011г), не истек. Таким образом, исковые требования об обращении взыскания на предмет залога заявлены ООО «Автоторгбанк» ранее истечения срока исполнения обязательств, что возможно в силу указанной нормы только в силу закона.

Судебная коллегия указала, что суд не дал оценки указанному обстоятельству и не привел закон, допускающий досрочное обращение взыскания на предмет залога.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по гражданским делам Московского областного суда

от  20.03.2012 г. по делу № 33-4535)

 

 

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

 

1. В силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих, что вред причинен не по вине ответчика, лежит на причинителе вреда, а не на лице, которому вред был причинен.

 

Б. обратился в суд с иском в суд к ООО «ЖКХ К.» о возмещении ущерба и судебных расходов.

Мотивировал иск тем, что 25.12.2010 г.  с крыши дома, расположенного в г. Наро-Фоминск, на принадлежащий ему автомобиль, припаркованный около указанного дома, упал талый снег со льдом, в результате чего автомобиль получил повреждения. Размер ущерба установлен заключением ООО «Э.С.».

Истец полагал, что ущерб подлежит возмещению ООО «ЖКХ К.», поскольку по условиям заключенного между  сторонами договора ответчик обязан, в том числе, выполнять работы по техническому обслуживанию, текущему ремонту и санитарному содержанию жилого фонда, объектов инженерной инфраструктуры и придомовых территорий.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения определением апелляционной  инстанции, в удовлетворении иска Б. отказано.

С выводами судебных инстанций  президиум Московского областного суда не согласился и указал на неправильное применение материального закона.

Суд, отказывая Б. в иске, сослался на ст. 9 Закона Московской области от 29.11.2005 г. № 249/2005-ОЗ «Об обеспечении чистоты и порядка на территории Московской области», согласно которой запрещается стоянка автотранспортных средств на детских, спортивных площадках, в скверах, газонах, уличных посадках, вне специально оборудованных площадок, и указал, что автомобиль истца был припаркован  на близком расстоянии от дома на тротуарной зоне.

Установив, что повреждение автомобиля Б. произошло вследствие падения снега и льда с крыши дома, суд пришел к выводу о том, что вина  ООО «ЖКХ К.» в причинении ущерба, а также  причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими последствиями, истцом не доказаны. 

Данный  вывод суда основан на неправильном применении и толковании норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Из п. 2 ст. 1064 ГК РФ следует, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Судом не принято во внимание, что отсутствие либо наличие в действиях истца нарушений Правил дорожного движения, выразившееся в парковке его автомобиля в непосредственной близости от дома, не находится в прямой причинно-следственной связи с причинением вреда.  Данных о том,  что на месте происшествия имелись запрещающие стоянку автомобилей знаки, либо знаки, предупреждающие об опасности и возможном причинении вреда, в материалах дела не содержится. Кроме того, осталось без внимания суда и то обстоятельство, что ответчик, как управляющая организация, обязан осуществлять  своевременную очистку крыши дома от снега и льда.

Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Постановление  президиума

Московского областного суда

от  28  марта 2012 года  № 113.                                         

 

 

2. Действия Банка по взиманию комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса  ущемляют установленные законом права гражданина, как потребителя финансовой услуги.

 

Д. обратилась в суд с иском к  Банку о признании недействительными условий кредитного договора, взыскании денежной суммы, процентов, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований ссылалась на то, что между нею и Банком был заключен кредитный договор, в соответствии с п.п. 2.2.3 и 2.9 которого предоставление кредита обусловлено уплатой истицей до выдачи кредита комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса в сумме 30 600 рублей. Указанная сумма подлежала списанию со счета в день выдачи кредита без дополнительного согласования с истицей.

Д. полагала,  что данные условия договора противоречат закону и  нарушают ее права потребителя.

Решением мирового судьи Д. в иске  отказано, судом апелляционной инстанции постановленное решение оставлено без изменений.

С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на неправильное применение материального закона.

Отказывая Д. в иске, суд исходил из того, что уплаченная истицей комиссия за организацию и администрирование кредитного процесса  является составной частью комбинированной платы за кредитную услугу, предоставленную Банком, которая помимо данной комиссии включает в себя  проценты за пользование кредитом. Такое деление платы на составные части позволяет Банку учесть природу различных затрат, формирующих себестоимость кредитной услуги.

Кроме того, мировой судья пришел к выводу, что Закон «О защите прав потребителей» к возникшим между сторонами по делу правоотношениям не применим.  

Судом не принято во внимание, что согласно ч. 1 ст. 29  Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора), процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Положением «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации», утвержденным Банком России 26.03.2007 года № 302-П, регламентирован порядок предоставления кредита и установлено, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.  

Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.

Федеральным законом от 26 января 1996 г. № 15 «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» (ст. 9), Законом  РФ «О защите прав потребителей» (п. 1 ст. 1) установлено, что отношения с участием потребителей регулируются ГК РФ, Законом «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными актами.

В соответствии с разъяснением, содержащемся в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», предоставление гражданам кредитов, направленных на удовлетворение их личных, семейных, домашних и иных нужд, является финансовой услугой и регулируется законодательством о защите прав потребителей.

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными  (п. 1 ст. 16  Закона «О защите прав потребителей»).

Указанный вид комиссии - за организацию и администрирование кредитного процесса - нормами ГК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ не предусмотрен. Так как действия Банка по выдаче кредита направлены на исполнение его обязанностей по кредитному договору, то организация кредитного процесса является обязанностью Банка.

Тем самым,  мировой судья не установил, что названная комиссия не входит в стандартные действия, без совершения которых Банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор, а равно то, что взимание комиссии было связано с предоставлением самостоятельной банковской услуги, создающей для заемщика  какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.  

Таким образом, действия Б. по взиманию с Д. указанной комиссии, применительно к п. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», ущемляют установленные законом права истицы, как потребителя финансовой услуги, по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей.  

Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены постановленного им определения и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение.

                                                                     Постановление  президиума           Московского областного суда

от  25 января 2012 года  № 14.

 

 

3. Суд незаконно отказал в принятии ходатайства о признании иска и в проведении экспертизы, чем нарушил процессуальные права ответчика.

 

 Е. обратился в суд с иском к Е.А. об оспаривании отцовства. В обоснование иска указал, что в 14 февраля 2009 г. между сторонами был зарегистрирован брак. 07 мая 2009 года родилась дочь А.  С января 2011 г. брачные отношения между  сторонами  фактически прекращены,  брак   не расторгнут, так как на момент заключения брака Е.А. была беременна и отцом ребенка был вписан Е., хотя он  биологическим отцом ребенка не является.

Е.А. иск признала, пояснив, что Е. не является биологическим отцом ребенка, от проведения генетической экспертизы отказалась.

Решением Серебряно-Прудского районного суда Московской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда, в иске  отказано.

С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на  существенное нарушение норм  материального и процессуального права, допущенное судом.

Суд первой инстанции, отказывая Е. в иске, руководствовался п. 2 ст. 52 Семейного кодекса  РФ, согласно которой требование лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

Суд указал на то, что при заключении брака Е. было известно о том, что ответчица беременна,  и поскольку Е.А. признала, что истец отцом ее ребенка не является,  суд не установил оснований для удовлетворения иска.

Несмотря на то, что в судебном заседании ответчица иск признала, признание иска судом не было принято, поскольку, по мнению суда, оно нарушает интересы ребенка.

Судом не принято во внимание, что в соответствии с п. 2 ст. 51 СК  РФ,  если родители не состоят в браке между собой, запись о матери ребенка производится по заявлению матери, а запись об отце ребенка - по совместному заявлению отца и матери ребенка, или по заявлению отца ребенка (п. 4 ст. 48 СК РФ), или отец записывается согласно решению суда.

Из содержания указанных положений закона следует, что осведомленность на момент внесения записи лица, записанного отцом ребенка о том, что он фактически отцом ребенка не является, может служить основанием  для отказа в иске лишь в случае, если родители в браке не состояли, а запись об отце внесена по заявлению отца либо совместному заявлению родителей, либо согласно решению суда.

Указанная норма при рассмотрении настоящего спора не подлежала применению, поскольку ребенок родился в браке, и запись об отце ребенка была произведена на основании свидетельства о регистрации брака. 

Отказывая в удовлетворении иска, суд в нарушение ст. 12 и ст. 56 ГПК РФ сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что он не является биологическим отцом ребенка, несмотря на то, что Е. заявлял суду о своем согласии на проведение судебной экспертизы, и она не была  проведена  в связи с тем, что ответчица  исковые требования признала, о чем расписалась в протоколе судебного заседания.

В соответствии с п. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Признание иска судом не было принято.  В  нарушение указанной нормы процессуального права, суд не указал,  почему признание иска противоречит закону, и чем нарушаются права ребенка, поскольку отношения родителей и детей влекут для ребенка не только наличие прав, но и в дальнейшем предусмотренные законом обязанности, в том числе по содержанию родителей.

Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

                          Постановление  президиума

Московского областного суда

                                                        от 07 марта 2012 года  № 87.

 

 

4. Определение о разъяснении решения суда подлежит обжалованию, независимо от того удовлетворено заявление или в удовлетворении  заявления отказано.

 

С.  обратился в суд с заявлением  о  разъяснении  судебного решения   Наро-Фоминского городского суда, которым частично удовлетворены его требования  к СНТ.

Представитель СНТ просил оставить заявление без рассмотрения, так как ранее суд рассматривал такого рода заявления С.

Определением Наро-Фоминского городского суда С. отказано  в разъяснении судебного решения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда  кассационное производство по частной жалобе С. прекращено.

С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на существенное нарушение норм процессуального права, допущенное судом.

В соответствии со ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания. В ч. 3 приведенной нормы указано, что на определение суда о разъяснении решения суда может быть подана частная жалоба.

Прекращая кассационное производство по частной жалобе С., суд счел, что законом предусмотрено только обжалование определений о разъяснении решения суда, тогда как обжалование определения об отказе в разъяснении решения суда процессуальным законом не предусмотрено. 

Согласно ст. 371 ГПК РФ определения суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а  прокурором может быть принесено представление в случае, если это предусмотрено  ГПК и определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

К таким определениям, в частности, относятся определения по вопросу разъяснения решения,  независимо от того удовлетворено заявление или  в удовлетворении  заявления отказано.

Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм процессуального  права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

   Постановление  президиума

Московского областного суда

                                                        от 18 января  2012 года  № 5.

 

 

 

5. Выводы суда о том, что земельный участок, не прошедший государственную регистрацию и занесённый в кадастр недвижимости, как ранее учтённый, с неполным объёмом необходимых характеристик, не может являться объектом гражданского оборота и, соответственно, предметом продажи с публичных торгов, и на него не может быть обращено  взыскание, являются неверными в том случае, если до введения в действие ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» у собственника имелся титул на земельный участок. 

 

О. обратился в суд с иском к Р. об обращении взыскания на земельный участок, имеющий кадастровый  номер, расположенный в д. Ш. Раменского района Московской области путем проведения публичных торгов с начальной ценой, соответствующей кадастровой стоимости участка.

В обоснование иска указал, что решением Люберецкого городского суда  с ответчика в его пользу взыскан долг по договору займа  и проценты. Люберецким РО ССП УФССП РФ по Московской области в отношении должника Р. возбуждено исполнительное производство. Поскольку должником требования исполнительного документа в добровольном порядке не исполнены, судебный пристав-исполнитель Люберецкого РОСП принял меры к установлению имущества, принадлежащего должнику, на которое могло бы быть обращено взыскание. По данным ФГУ «Кадастровая палата»  Р. принадлежит спорный земельный участок на праве собственности.

Решением Раменского городского суда  в удовлетворении исковых требований О. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда  решение суда оставлено без изменения.

С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на  существенное нарушение норм  материального права, допущенное судом.

Судом установлено, что на основании вступившего в законную силу решения Люберецкого городского суда Московской области и исполнительного листа от 26.03.2008 г. судебным приставом-исполнителем Люберецкого РОССП УФССП РФ по Московской области возбуждено исполнительное производство, в рамках которого установлено, что  должнику Р. принадлежат два  земельных  участка площадью по 1100 кв.м., прошедшие кадастровый учёт, как ранее учтённые объекты,  расположенные в д. Ш. Раменского района Московской области.

В силу ст. 278 ГК РФ обращение взыскания на земельный участок по обязательствам его собственника допускается только на основании решения суда.

Отказывая в удовлетворении иска,  суд первой инстанции, установив отсутствие в ЕГРП государственной регистрации права Р. на земельный участок и приняв во внимание, что в кадастровом паспорте данного  участка  имеется отметка о том, что его границы в соответствии с требованиями земельного законодательства не установлены, пришел к выводу, что указанные обстоятельства не позволяют рассматривать спорный земельный участок как объект гражданского оборота, который возможно реализовать путем проведения публичных торгов.

В подтверждение указанных выводов суд кассационной инстанции привёл также  положения ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» о том,  что поскольку государственная регистрация права на спорный земельный участок у ответчика отсутствует, то сведения о нём  в государственном кадастре  носят временный характер, и у суда не имелось правовых основания для удовлетворения заявленных требований.

Выводы судебных инстанций противоречат действующему законодательству. 

Согласно ст. 6 ФЗ № 122 от 21.07.1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ред. от 21.11.2011 г.) права на недвижимое имущество, возникшие до момента  вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Кроме того,  как следует из п. 9 ст. 3 ФЗ № 137 от 25.10.2001 г. «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», государственные акты, свидетельства и другие документы, удостоверяющие права на землю и выданные до введения в действие Федеральногозакона от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ, имеют равную юридическую силу с записями в реестре.

В качестве документа, подтверждающего право должника на спорный объект недвижимости - земельный участок общей площадью 1100 кв.м., О. представлен кадастровый паспорт, из которого следует, что Р. является собственником указанного земельного участка на основании свидетельства о праве собственности на землю 1992 г. В документе указан также вид разрешённого использования – для ведения личного подсобного хозяйства и определена кадастровая стоимость земельного участка.

В соответствии  п. 1 ст. 45 ФЗ от 24.07.2007 г. «О государственном кадастре недвижимости» (в ред. от 03.12.2011г.) государственный кадастровый учет или государственный учет объектов недвижимости, в том числе технический учет, осуществленные в установленном законодательством порядке до дня вступления в силу настоящего Федерального закона или в переходный период его применения с учетом определенных ст. 43настоящего Федерального закона особенностей, признается юридически действительным, и такие объекты считаются объектами недвижимости, учтенными в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Отсутствие в государственном кадастре недвижимости кадастровых сведений о ранее учтенном земельном участке, предоставленном для ведения личного подсобного хозяйства в объеме, необходимом в соответствии с ч. 4 ст. 14 настоящего Федерального закона, не является основанием для отказа в выдаче кадастрового паспорта такого объекта недвижимости. При этом отсутствие кадастровых сведений о таком объекте недвижимости в указанном объеме не может являться основанием для приостановления осуществления государственной регистрации прав на такой объект недвижимости или сделок с ним либо для отказа в осуществлении данной государственной регистрации.

В соответствии с положениями ст. 19 (основания для приостановления государственной регистрации) и ст. 6 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не может быть приостановлена регистрация или отказано в регистрации недвижимости в отношения земельного участка, предоставленного для ведения личного подсобного хозяйства, при отсутствии сведений о координатах характерных точек границ такого земельного участка.

В системной связи приведенных положений федерального законодательства,  выводы суда о том, что спорный земельный участок, как не прошедший государственную регистрацию, и  занесённый  в кадастр недвижимости, как ранее учтённый, с неполным объёмом необходимых характеристик, не может являться объектом гражданского оборота и, соответственно, предметом продажи с публичных торгов и на него не может быть обращено  взыскание, являются неверными.

По сроку возникновения подобные права признаются юридически действительными независимо от их регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона № 122 от 21.07.1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

 Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального  права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

               Постановление  президиума

Московского областного суда

                                                                  от 18 января  2012 года  № 4.

 

 

6. Лица, вселенные  членом ЖСК в кооперативную квартиру до принятия Закона «О собственности», приобретают равное  с ним право бессрочного пользования указанным жилым помещением.

 

Л. обратилась в суд с иском к бывшей жене сына Л.Л.М. и внучке Л.Е.Е. о признании утратившими право пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета из  кооперативной квартиры. В обоснование иска указала, что она является собственником названной квартиры на основании постановления Главы администрации Истринского района Московской области от 1993 года. Ответчицы были вселены в квартиру в 1982 году в качестве членов семьи ее сына. Поскольку брак между сыном истицы  и Л.Л.М. в 2009 г. расторгнут, на основании  ч. 4 ст. 31 ЖК РФ просила удовлетворить иск.

Решением Истринского городского суда Московской области  Л. в иске  отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований, заявленных к Л.Л.М., и принято новое решение об удовлетворении иска; в остальной части решение суда оставлено без изменения.

С выводами суда кассационной инстанции в части удовлетворения  исковых требований, заявленных к Л.Л.М., президиум Московского областного суда не согласился, и указал на  существенное нарушение норм  материального права, допущенное судом.

Судом установлено, что Л. на основании постановления Главы администрации Истринского муниципального района Московской области  от 1993 г. является собственником кооперативной квартиры, которая была предоставлена ей, как члену жилищно-строительного кооператива,  в 1979 году на основании ордера, в который был также включен и ее сын Л.А.Д. Право собственности истицы на указанную квартиру не оспаривалось. В указанном жилом помещении зарегистрирован Л.А.Д. – с 27.05.80 г., Л.Л.М. - с 26.01.1982 г. и Л.Е.А. -  с 08.02.1982 г.

Брак между Л.Л.М. и Л.А.Д. расторгнут в 2009г.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 4, 209, 288, 304 ГК РФ, Федерального закона от 29.12.2004 г. №189-ФЗ «О введении в действие ЖК РФ», ст.ст. 53, 127 ЖК РСФСР, действовавшего на момент приобретения истицей права собственности на квартиру, и пришел к выводу о том, что поскольку  право пользования ответчиков спорным жилым помещением возникло в 1982 году, т.е.  до приобретения истицей права собственности на него, и до введения в действие ЖК РФ,  право пользования ответчиков жилым помещением не зависит от прекращения семейных отношений с собственником  квартиры и  к спорным правоотношениям не могут быть применены положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

Отменяя решение суда в части отказа в иске, заявленном к  Л.Л.М.,  суд кассационной инстанции  указал, что  судом первой инстанции не учтено то, что право собственности истицы возникло не в результате бесплатной передачи квартиры в собственность (приватизации), а в результате выплаты паевых взносов за квартиру. После расторжения брака ответчица Л.Л.М., перестав быть членом семьи,  утратила право пользования жилым помещением, принадлежащим  матери  бывшего супруга на праве собственности, что является основанием для применения  положений ч. 4 ст.31 ЖК РФ.  

Однако судом кассационной инстанции не учтено, что на момент вселения Л.Л.М. в 1982 г. указанная квартира не принадлежала истице  Л. на праве собственности, а являлась собственностью кооператива.

При вселении Л.Л.М. в качестве члена семьи истицы, являвшейся членом ЖСК,  действовали положения Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик, которые не содержали каких-либо ограничений жилищных прав лиц, вселенных в установленном порядке в жилое помещение членом ЖСК. Тем самым, члены семьи  приобретали равное  с членом ЖСК право бессрочного  пользования жилым помещением. 

Согласно ст. 5 ФЗ № 189 от 29 декабря 2004 года «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим  до введения в действие ЖК РФ, кодекс применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникли после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Таким образом, Л.Л.М. приобрела право постоянного бессрочного пользования спорным жилым помещением в 1982 году, в связи с чем  вывод суда кассационной инстанции о признании ее утратившей право пользования квартирой  и выселении не основан на законе.

Допущенные судом кассационной инстанции нарушения норм материального права явились основанием для отмены постановленного им определения в части удовлетворения иска Л., заявленного к Л.Л.М., и оставления без изменения решения суда первой инстанции в данной части.

               Постановление  президиума

Московского областного суда

                                                                  от 22 февраля  2012 года  № 66.

 

 

 

7.  Применяя  положения ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», суд не установил, относились ли занимаемые истцами жилые помещения к государственной или муниципальной собственности до того, как здание общежития стало собственностью ООО, либо имелась ли у ООО обязанность по передаче общежития в ведение органов местного самоуправления.

 

Истцы обратились в суд с иском к ООО, Администрации сельского поселения Павло-Слободское Истринского района Московской области, УФМС по Истринскому району Московской области о заключении договоров найма, приведении сведений о регистрации в соответствие с занимаемыми  ими квартирами.

В обоснование иска ссылались на то, что постоянно проживают и зарегистрированы в доме по ул. Л. села Павловская Слобода, имеют право на заключение договоров  социального найма. 

Решением Истринского городского суда иск удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.  

С выводами судебных инстанций  президиум Московского областного суда не согласился и указал на  существенное нарушение норм  материального права, допущенное судами.

Как установлено судом, истцы в период  1988-1992 г.г. были вселены в комнаты в общежитии, расположенном в с. Павловская Слобода, на основании ордеров, выданных Истринской межхозяйственной передвижной механизированной колонной и зарегистрированы  в доме по месту жительства.

Собственником здания общежития является ООО, что подтверждено свидетельством о государственной регистрации права от 2000 года.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что  жилые помещения в общежитии были предоставлены истцам до введения в действие ЖК РФ и в силу ст. 7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к отношениям по пользованию данными помещениями должны применяться нормы ЖК РФ о договоре социального найма. 

Однако судом не принято во  внимание, что в соответствии со ст.ст. 99, 100 ГК РСФСР 1964 года (действовавшего на время выдачи ордеров на право занятия комнат в общежитии) колхозы, иные кооперативные организации, их объединения владеют, пользуются и распоряжаются принадлежащим им на праве собственности имуществом в соответствии с их уставами (положениями); право распоряжения имуществом, составляющим собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их    объединений, принадлежит исключительно самим собственникам.

Положения ГК РСФСР в части, касающейся права кооперативной собственности на принадлежащее кооперативным организациям имущество, нашли свое развитие и закреплены в Законе СССР от 26 мая 1988 года «О кооперации в СССР» (ст.ст. 7, 8) и Законе РФ от 19 июня 1992 года «О потребительской кооперации в Российской Федерации» (ст.ст. 21, 33). 

Согласно ст. 5 ЖК РСФСР жилой фонд, принадлежащий кооперативным организациям, относился к общественному жилому фонду.

Из приобщенных материалов видно, что Истринская межхозяйственная передвижная механизированная колонна (МПМК) была создана Исполкомом Московского областного Совета народных депутатов 31 декабря 1968 года в целях развития строительства на селе за счет паев шести колхозов.

Названная организация не пользовалась источниками финансирования из государственного бюджета и из централизованных фондов министерств и ведомств. Решением согласительной комиссии по определению состава имущества государственно-кооперативного предприятия Истринская МПМК и ее реорганизации от 30 июня 1994 года установлено, что в составе имущества данной организации отсутствует государственная доля собственности.

На основании решения Комитета по управлению имуществом Московской области от 18 июля 1994 года, утвердившего решение согласительной комиссии от 30 июня 1994 года об отсутствии государственной доли в имуществе Истринской МПМК, 21 декабря 2000 года ООО «ПМСК» было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на здание общежития.

Применяя к возникшим между сторонами по делу правоотношениям положения ст. 7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которым к отношениям по пользованию жилыми помещениями, находившимися в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма, суд в нарушение ч. 1 ст. 196 ГПК РФ не установил, относились ли занимаемые истцами жилые помещения к государственной или муниципальной собственности до того, как здание общежития стало собственностью ООО в 2000 году, либо имелась ли у ООО обязанность по передаче общежития в ведение органов местного самоуправления.

Учитывая, что в случае установления, что жилые помещения не находились в государственной или муниципальной собственности, положения ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и нормы ст.ст. 60, 63 ЖК РФ к  возникшим правоотношениям не применимы.

Допущенные судами первой и кассационной инстанций нарушения норм материального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

               Постановление  президиума

Московского областного суда

                                                                  от 29 февраля  2012 года  № 74.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА МОСКОВСКОГО

ОБЛАСТНОГО СУДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

 

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

 

Согласно ч. 2 ст. 314 УПК РФ суд вправе постановить приговор  без  проведения судебного разбирательства в общем в порядке, если удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства.

 

Приговором Павлово-Посадского городского суда от 23 января 2012 года П. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год.

Отменяя приговор, судебная коллегия в кассационном определении указала, что вопреки требованиям ст. 314 УПК РФ в судебном заседании не выяснялось, поддерживает ли П. ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке,  осознает ли он характер и последствия такого ходатайства.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-1675 от 06.03.2012 г.)

 

 

Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести и покушением на тяжкое преступление, окончательное наказание назначается  по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.

 

Приговором Мытищинского городского суда от 27.01.2012 г. К. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2, 3 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 30 УК РФ, ч. 1 ст. 313 УК РФ; окончательное наказание по совокупности преступлений ему назначено на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний.

Кассационной инстанцией приговор был изменен, поскольку Федеральным законом от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ в ч. 2 ст. 69 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми окончательное наказание по совокупности преступлений средней тяжести и покушения на тяжкое преступления назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-2454 от 29.03.2012 г.)

 

 

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

 

Приговором Химкинского городского суда от 26.09.2011 г. Б. и А. признаны виновными в покушении на незаконный сбыт психотропного вещества организованной группой в особо крупном размере при следующих обстоятельствах: А. и Б. являлись участниками организованной неустановленным лицом группы, деятельность которой была направлена на незаконный сбыт психотропного средства амфетамина. Во исполнение совместного преступного умысла Б. в неустановленное время получил от А. информацию о месте тайного хранения амфетамина, расфасовал его и незаконно хранил, а 20.10.2010 г. в ходе проверочной закупки покушался на сбыт части указанного       средства К.

Между тем, как указано в определении судебной коллегии, сам А. свою причастность к незаконному обороту наркотиков отрицал, а Б., признавая факт передачи им амфетамина К., утверждал, что приобрел психотропное средство  не у А., а у иного лица. Ссылка на обнаруженную в изъятом у Б. компьютере информацию об электронной переписке между Б. и А. несостоятельна, поскольку из содержания этой переписки  установить ее относимость к событиям, имевшим место 20.10.2010 г. не представляется возможным; кроме того, вывод суда о том, что данная переписка велась именно с А., также не является очевидным. Показания работников полиции о том, что именно А. является лицом, сбывшим амфетамин Б., не могли быть положены в основу обвинения, так как данные лица не указали на источник такой информации. Иных доказательств виновности А. органом предварительного расследования представлено не было.

При таких обстоятельствах выводы суда об участии Б. и А. в деятельности организованной преступной группы являются предположением, в связи с чем из осуждения Б. исключен квалифицирующих признак совершения преступления организованной группой, а приговор в отношении А. в части его осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 3 п. «а», «г» ст. 2281 УК РФ отменен и дело в этой части прекращено за его непричастностью к совершению преступления.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-1876 от 27.03.2012 г.)

 

 

Согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

 

Приговором Красногорского городского суда от 30.11.2011 г. Л. осужден по ч. 3 ст. 135 УК РФ. Он признан виновным в том, что совершил развратные действия без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего двенадцатилетнего возраста.

Как следует при приговора, при назначении Л. наказания суд указал, что отягчающим наказание обстоятельством является совершение преступления в отношении малолетнего. Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что данное обстоятельство является необходимым признаком преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 135 УК РФ, в связи с чем повторный учет его при назначении наказания противоречит требованиям ч. 2 ст. 63 УК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-2207 от 27.03.2011 г.)

 

 

По смыслу ст. 10 УК РФ, обратную силу имеют положения как Особенной, так и Общей части УК РФ, если они улучшают положение лица, совершившего преступление.

 

Приговором Орехово-Зуевского городского суда от 13.01.2012 г. Е., ранее судимый по ч. 1 ст. 228 УК РФ, осужден по ч. 2 п. «г» ст. 161 УК РФ к лишению свободы в исправительной колонии строгого режима.

Отягчающим наказание обстоятельством суд признал наличие рецидива преступлений.

Между тем, как видно из материалов дела, Е. был ранее судим по ч. 1 ст. 228 УК РФ; максимальное наказание за совершение этого преступления не превышает трех лет лишения свободы. В соответствии с действовавшей во время совершения этого преступления редакцией ч. 2 ст. 15 УК РФ это деяние относилось к преступлениям средней тяжести, однако на момент вынесения приговора от 13.01.2012 г. действовала ч. 2 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 г., в соответствии с которой умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, признаются преступлениями небольшой тяжести. Согласно ч. 4 п. «а» ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести. Следовательно, в соответствии со ст. 10 УК РФ применению подлежал новый уголовный закон, как улучшающий положение Е.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-2201 от 22.03.2012 г.)

 

 

Если обстоятельства совершения насильственных действий сексуального характера свидетельствуют о едином умысле виновного лица, содеянное следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление.

 

Приговором Балашихинского городского суда Б. осужден за совершение восьми преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, в том числе трех преступлений 31.12.2010 г.

Судебная коллегия, исходя из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» переквалифицировала все действия, совершенные Б. 31.12.2010 г., на ч. 4 п. «б» ст. 132 УК РФ как единое продолжаемое преступление, поскольку насильственные действия сексуального характера были тождественны и прерывались на непродолжительное время, что свидетельствует о едином умысле осужденного на их совершение.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-1880 от 15.03.2012 г.)

 

 

Изготовление наркотического средства и последующее покушение на его сбыт следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 УК РФ, ч. 1 ст. 2281 УК РФ.

 

Приговором Королёвского городского суда от 13.12.2011 г. Т. признан виновным в незаконном производстве наркотических средств и покушении на их незаконный сбыт и осужден за совершение по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 2281 УК РФ, ч. 3 ст. 30,  ч. 1 ст. 2281 УК РФ.

Как следует из приговора, Т. с лета 2011 года по 06.09.2011 г. по месту своего жительства в целях сбыта незаконно производил наркотическое средство – кустарно изготовленный препарат из эфедрина, которое хранил и незаконно сбывал различным лицам. 05.09.2011 г. он вновь приобрел необходимые ингредиенты, из которых 06.09.2011 г. у себя дома произвел кустарно изготовленный препарат из эфедрина объемом не менее 4,2 мл, который в этот же день пытался сбыть.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», под незаконным производством наркотических средств следует понимать действия, направленные на серийное получение таких средств из растений, химических и иных веществ (например, с использованием химического или иного оборудования, производство наркотических средств в приспособленном для этой цели помещении, изготовление наркотика партиями, в расфасованном виде).

Между тем, как указано в определении судебной коллегии, в материалах уголовного дела не содержится данных о том, в каком количестве и какими партиями Т. производил наркотические средства, при каких обстоятельствах его сбывал, какое приспособленное для этого помещение и оборудование использовал, в чем выражалась серийность такого производства. При таких обстоятельствах все действия Т. по изготовлению 06.09.2011 г. жидкости, являющейся наркотическим средством, которую он в этот же день пытался сбыть, подлежат квалификации как покушение на сбыт изготовленного с этой целью наркотического средства - по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 2281 УК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии

по уголовным делам Московского областного суда

№ 22-983 от 07.02.2012 г.)

 

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

 

ОШИБКИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ

УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

 

1. За эксцесс исполнителя ответственность несет только сам исполнитель.

 

Приговором Королевского городского суда Московской области от 18 апреля 2005 года В., ранее не судимая, осуждена по ч. 3 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осужден С.

Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменения.

Судом установлено, что действуя по предварительному сговору, направленному на хищение чужого имущества, В. и С. проникли в квартиру Я., где В., выйдя за рамки сговора, нанесла потерпевшему 2 удара металлической частью лопаты, после чего совершили хищение имущества Я.

 Суд обоснованно признал в действиях В. эксцесс исполнителя, однако квалифицировал их как разбойное нападение в составе группы лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Президиум не согласился с таким решением и изменил приговор, указав следующее.

В ходе судебного заседания было установлено, что металлическую часть лопаты В. взяла лишь после того, как они вместе с С. проникли в квартиру потерпевшего, доказательств того, что между ними имелась договоренность на применение предмета, используемого в качестве оружия, представлено не было. В связи с этим суд правильно признал в действиях В. эксцесс исполнителя, а действия С. квалифицировал как грабеж, в составе группы лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Поскольку эксцессом исполнителя, согласно положению ст. 36 УК РФ признается совершение исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников, то за эксцесс исполнителя несет ответственность только исполнитель.

Учитывая изложенное, президиум исключил из обвинения осужденной квалифицирующий признак разбоя «группой лиц по предварительному сговору» и снизил назначенное наказание.

  Постановление президиума № 22 от 25.01.2012 г.

 

 

2. Неправильное назначение наказания в соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ и    ч. 1 ст. 62 УК РФ привело к изменению приговора суда.

 

Приговором Химкинского городского суда Московской области от 02 июня 2011 года П., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Поводом для пересмотра судебных решений послужило следующее нарушение норм уголовного закона.

При назначении П. наказания судом были учтены смягчающие наказание обстоятельства, в том числе предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Однако, назначив наказание в пределах, установленных ч. 2 ст. 66 УК РФ, суд не применил в отношении осужденного положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу адвоката Л. в интересах П. и изменил судебные решения, снизив размер назначенного наказания до 5 лет 8 месяцев лишения свободы.

Постановление президиума № 65 от 15.02.2012 г.

 

 

3. Необоснованное осуждение по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ привело к отмене приговора суда и прекращению уголовного дела за отсутствием состава преступления.

 

Приговором Одинцовского городского суда Московской области от 11 ноября 1998 года Ф., ранее не судимый, осужден по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Президиум отменил приговор суда, указав следующее.

Приговором суда Ф. осужден за то, что, не имея лицензии, осуществлял транспортирование неисправных автотранспортных средств к местам их ремонта или стоянки, получив от этого вида деятельности за период с 1996 г. по 1997 г. доход в размере 6 150 268 рублей, что составило 74 минимальных размера оплаты труда, который не указал в отчетных документах налоговой инспекции.

Продолжая осуществлять деятельность без лицензирования, Ф. организовал платную автостоянку, за эксплуатацию которой в период с 1997 г. по 1998 г. получил доход в размере 42 826 063 руб. Всего, работая без лицензии в период с 1996 г. по 1998 г., Ф. получил доход в сумме 48 976 331 руб., что составило 512 минимальных размеров оплаты труда.

Уголовная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения наступает лишь в том случае, если такая деятельность сопряжена с извлечением дохода в особо крупном размере, который в соответствии с  примечанием к ст. 171 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13.06.1996 г.) составлял 500 минимальных размеров оплаты труда.

В результате незаконной деятельности по транспортированию автотранспортных средств и за организацию платной  автостоянки Ф. извлек доход равный 74 и 512 минимальным размерам оплаты труда соответственно.

Между тем, Федеральным законом «О безопасности дорожного движения» от 10.12.1995 г. № 196-ФЗ, как и другими нормативно-правовыми актами лицензирование организации платных автостоянок предусмотрено не было, что исключает уголовную ответственность Ф. за совершение указанных действий.

Таким образом, доход, полученный Ф. от незаконной предпринимательской деятельности составил 74 минимальных размеров оплаты труда, что не может быть признано особо крупным или крупным размером, установленным примечанием к ст. 171 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13.06.1996 г.).

Президиум отменил приговор Одинцовского городского суда Московской области от 11 ноября 1998 г. в отношении Ф. и прекратил уголовное дело на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановление президиума № 71 от 22.02.2012 г.

 

 

4. Отсутствие в приговоре указания на размер удержаний из заработной платы лица, осужденного к наказанию в виде исправительных работ, привело к изменению судебных решений.

 

Приговором Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 28 декабря 2009 года Ч. осужден (с учетом внесенных изменений в порядке ст. 10 УК РФ) по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 1 году исправительных работ, по ч. 1 ст. 330 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) к 1 году 11 месяцам исправительных работ, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) к 2 годам 11 месяцам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст.228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 5 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Президиум изменил судебные решения, указав следующее.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 50 УК РФ из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от 5 % до 20 %.

Между тем, при назначении Ч. наказания в виде исправительных работ судом указанные требования закона выполнены не были.

Суд, признав Ч. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139 и ч. 1 ст. 330 УК РФ, и назначив наказание в виде исправительных работ, не указал, в каком размере следует производить удержание из заработной платы осужденного.

При таких обстоятельствах президиум исключил из судебных решений указание о назначении Ч. наказания в виде исправительных работ по ч. 1 ст. 139 и ч. 1 ст. 330 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений президиум окончательно назначил наказание в виде 5 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановление президиума № 97 от 14.03.2012 г.

 

 

5. Отсутствие в действиях осужденного состава преступления привело к отмене приговора суда и прекращению производства по делу.

 

Приговором Видновского городского суда Московской области от 21 июня 2011  года С., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы без штрафа, на основании ст.73 УК РФ условно, с  испытательным сроком на 6 месяцев.

Приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Судом установлено, что С. от случайного знакомого получил в подарок два боевых патрона калибра 5, 45 мм к автоматам АК-74, АКМ-74, РПК-74, из которых намерен был изготовить брелки для ключей. В тот же день С. был задержан патрульными милиционерами и в ходе его личного досмотра патроны были обнаружены и изъяты.

Признавая С. виновным в незаконном приобретении и хранении боеприпасов – двух патронов калибра 5,45 мм, суд оставил без внимания то обстоятельство, что С. получил их от случайного знакомого, никакого оружия не имел, судом не установлено данных, свидетельствующих о намерении С. использовать патроны по  прямому назначению, либо сбыть их.

Кроме того, суд не установил обстоятельств, свидетельствующих о том, что С. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

Президиум отменил приговор суда в отношении С., прекратил производство по делу в связи с отсутствием в его действиях состава преступления и признал за ним право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

Постановление президиума № 100 от 14.03.2012 г.

 

 

6. Неправильная квалификация действий осужденной послужила основанием для изменения судебных решений.

 

Приговором Ногинского городского суда Московской области от 25 мая 2009 года К.А.В., ранее не судимая, осуждена (с учетом изменений, внесенных в порядке ст. 10 УК РФ) по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 1 году 5 месяцам лишения свободы; по ч. 2 ст. 165 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа; по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 1 году 11 месяцам лишения свободы без штрафа. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 2 годам 10 месяцам лишения свободы без штрафа.

По приговору осужден также К.С.В.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Судом установлено, что действуя по предварительному сговору, направленному на хищение чужого имущества, К.А.В. и К.С.В. договорились с Г. о поездке, не собираясь ее оплачивать.

Кроме того, К.А.В. договорилась с потерпевшей о даче в долг ей и К.С.В. денежных средств в сумме 1100 рублей, обещая вернуть деньги.

Получив деньги и не ставя в известность К.С.В. относительно своих намерений, К.А.В., зная, что у Г.Е.Н. при себе имеются другие денежные средства, имея умысел на их открытое хищение, приставила свою правую руку к телу потерпевшей, имитируя применение неустановленного предмета и выразив тем самым угрозу применения насилия, потребовала передачи всех имеющихся денег. Воспринимая угрозу реально, потерпевшая была вынуждена отдать деньги, с которыми осужденные скрылись.

Поскольку наличие в действиях осужденной объективной угрозы применения насилия не подтверждено собранными по делу доказательствами, президиум переквалифицировал ее действия на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Кроме того, в результате мошенничества потерпевшей Г.Е.Н. был причинен материальный ущерб на сумму 1 100 рублей.

Данные действия осужденной судом квалифицированы как мошенничество с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Президиум не согласился с данным выводом суда и исключил названный квалифицирующий признак с учетом положений п. 2 примечания к ст. 158 УК РФ, согласно которому значительный ущерб не может составлять менее 2 500 рублей.

Кроме того, Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ в ст. 165 УК РФ внесены изменения, согласно которым необходимым признаком для признания данного деяния преступлением является причинение ущерба в крупном размере.

Квалифицирующий признак причинения имущественного ущерба путем обмана в крупном размере К.А.В. не вменялся и причинение такового потерпевшей материалами дела не подтверждается. Президиум отменил приговор в части осуждения К.А.В. по ч. 1 ст. 165 УК РФ и прекратил производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Постановление президиума № 115 от 28.03.2012 г.

 

 

7. Неправильная квалификация действий виновного по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ привела к изменению судебных решений.

 

Приговором Железнодорожного городского суда Московской области от 10 декабря 2009 года Б.Р.К., ранее судимая, осуждена (с учетом внесенных изменений в порядке ст. 10 УК РФ) в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) (три преступления); п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ; п.п. «а, г, е» ч. 2  ст. 117  УК РФ; п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ  от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ); п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ) к 6 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором К.А.Х., ранее не судимый, осужден (с учетом внесенных изменений в порядке ст. 10 УК РФ) в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) (три преступления); п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ; п.п. «а, г, е» ч. 2  ст. 117 УК РФ; п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ  от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ); п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ); ч. 1 ст. 116 УК РФ к 6 годам 3 месяцам лишения свободы, со штрафом в размере 10 000 рублей в качестве основного наказания, в исправительной колонии общего режима.

В порядке ст. 10 УК РФ действия осужденного К.А.Х. по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (два преступления) переквалифицированы на ч. 2 ст. 174.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ) с освобождением от наказания в связи с декриминализацией деяния.

В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Согласно приговору К.А.Х. и Б.Р.К. вынудили потерпевших З.Э.Н. и З.Г.Н. выдать доверенность К.Р.Н. на право приватизации принадлежащей ему квартиры, на основании которой был заключен договор передачи в долевую собственность потерпевших имущества в виде квартиры,  что квалифицировано как принуждение к совершению сделки. Затем осужденные заставили  потерпевших передать им в дар указанную квартиру, чему дана юридическая оценка как вымогательство. Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что К.А.Х. и Б.Р.М., применяя к потерпевшим насилие, заставили последних выполнить ряд действий,  направленных на завладение квартирой. Данные действия суд квалифицировал по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в редакции ФЗ РФ  от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ).

Квалификация действий виновных по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ не вызывает сомнений, в то время как в соответствии с диспозицией ст. 179 УК РФ уголовная ответственность за принуждение к совершению сделки наступает в том случае,  когда действия виновного не содержат состава другого преступления – вымогательства.

При таких обстоятельствах президиум исключил из обвинения Б.Р.К. и К.А.Х. указание суда об осуждении их  по п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ.

Помимо этого президиум изменил приговор в отношении Б.Р.К. в части квалификации ее действий по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ в связи с внесением изменений в ч. 2 ст. 174.1 УК РФ Федеральным законом от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ.

Согласно  примечанию к  ст. 174 УК РФ  финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным  имуществом,  совершенными в  крупном  размере, в  ст. 174.1  УК РФ  признаются  финансовые  операции и другие  сделки с денежными средствами  или иным  имуществом, совершенные на сумму, превышающие 6  миллионов  рублей.

Учитывая, что в результате завладения квартирами потерпевших З.Э.Н.,  З.Г.Н. осужденная извлекла доход в сумме 990 000 рублей и 990 000 рублей, соответственно, который не образует крупного размера, президиум переквалифицировал ее действия с п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ)  на п. «а» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 апреля 2010 года № 60-ФЗ),  освободив  ее  от наказания вследствие декриминализации совершенного ею деяния.

Постановление президиума № 69 от 29.02.2012 г.

 

 

ОШИБКИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИИ НОРМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

 

 

8. Допущенное нарушение требований УПК РФ при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, привело к отмене судебных решений.

 

Приговором мирового судьи 299 судебного участка Жуковского судебного района Московской области от 14 марта 2011 года Ч., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 15 000 рублей.

Судами апелляционной и кассационной инстанций приговор оставлен без изменения.

Постановлением Жуковского городского суда Московской области от 16 марта 2011 года Ч. отказано в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания от 2 марта 2011 года.

Поводом для отмены судебных решений послужило следующее.

Согласно ч. 3 ст. 260 УПК РФ по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении.

В соответствии с ч. 7 ст. 259 УПК РФ ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания подается сторонами в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. В течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания.

Из материалов дела следует, что осужденный Ч. 14 марта 2011 года был ознакомлен с протоколом судебного заседания от 2 марта 2011. В установленный законом срок, 16 марта 2011 года им были поданы замечания на протокол судебного заседания, которые  в тот же день были рассмотрены судьей.

Однако из  описательно-мотивировочной части постановления от 16 марта 2011 года следует, что председательствующий отказал осужденному Ч. в рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 2 марта 2003 года ввиду пропуска им срока на их подачу, в то же время в резолютивной части судебного решения указано, что в удовлетворении замечаний на протокол - отказано.

Таким образом, замечания осужденного Ч. на протокол судебного заседания от 2 марта 2011 года фактически судом рассмотрены не были.

Допущенное нарушение требований УПК РФ привело к отмене постановления мирового судьи об отказе в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания от 2 марта 2011 года, апелляционного постановления Жуковского городского суда Московской области от 12 апреля 2011 года и кассационного определения судебной коллегии. Замечания на протокол судебного заседания направлены тому же мировому судье для принятия решения в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ.

Постановление президиума № 94 от 07.03.2012 г.

 

 

9. В соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

 

Приговором Климовского городского суда Московской области от 26 февраля 2009 года М., ранее не судимый, осужден по ст. 196 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 г.) к 2 годам лишения свободы без штрафа, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Президиум изменил приговор суда, указав следующее.

В соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

По смыслу закона, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается на то, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий.

В ходе предварительного расследования было установлено, что к преступлению, в совершении которого обвинялся М., причастны также другие лица, местонахождение которых на тот момент установлено не было, в связи с чем они были объявлены в розыск на основании имеющегося в деле соответствующего постановления.

Однако суд в описательно-мотивировочной части приговора, описывая совершенное М. преступное деяние, указал, что он совершил преступление по предварительному сговору с конкретными лицами, установив тем самым их вину.

Между тем, судебное разбирательство в отношении названных в приговоре лиц не проводилось, в связи с чем президиум исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание о совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ П.С.Х., П.В.В., П.С.В.

Постановлено считать, что преступление совершено совместно с другими лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство.

Постановление президиума № 63 от 15.02.2012 г.

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

 

 

1. Отсутствие надлежащей судебной проверки реквизитов юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, и неправильное установление объективной стороны правонарушения повлекло неправомерное привлечение к административной ответственности.

 

Постановлением Подольского городского суда Московской области ООО «Ди  Ви Ди - Клуб», юридический и фактический адрес: 111024,  г. Москва ул. Авиамоторная  д. 44 стр. 1 ИНН 7722568300, КПП: 772201001, ОГРН 1067746251286, признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.21 КоАП РФ и подвергнуто наказанию в виде административного штрафа в размере одной второй стоимости товаров, являвшихся предметами административного правонарушения без конфискации предметов административного правонарушения.

Решением Московского областного суда постановление Подольского городского суда оставлено без изменения.

Проверив правильность применения норм материального и процессуального права по делу, заместитель председателя Московского областного суда пришел к выводу о необходимости  отмены судебных решений и прекращению производства по делу последующим основаниям.

ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300) привлечено к ответственности по ст.16.21 КоАП РФ за то, что в нарушение установленных ограничений в отношении условно выпущенных товаров, при таможенном оформлении которых предоставлены льготы по уплате пошлин и налогов, сопряженные с ограничениями по пользованию и распоряжению, 4 мая 2011 года совершило передачу в пользование (по договору аренды) ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722502556) условно выпущенных товаров.

На основании представленных в дело материалов городским судом было установлено, что ООО «Диск - Альянс+» в период с 7 июля 2005 года по 20 сентября 2006 года в качестве вклада в уставной капитал был оформлен товар - технологическая линия для изготовления дисков DVD SteagHamaTech DVD 2200 IV - 2 шт. (производства SteagHamaTech AG Германия, торговой марки SteagHamaTech) и - технологическая линия для изготовления дисков формата HD/DVD SingulusSpaceline 2 - 2 шт. (производства SingulusTehnologies AG Германия, торговой марки Singulus).

При таможенном оформлении данного товара таможенным органом (Московская северная таможня) ООО «Диск - Альянс+», на основании постановления Правительства РФ от 23 июля 1996 года № 883 предоставлены льготы по уплате таможенных платежей, так как товар ввозился в качестве вклада в уставной капитал, единственным участником которого является компания «ЛингфилдТрэйдинг Лимитед Лайэбилити Компании» (США), о чем свидетельствуют записи в графах  24, 36 и 47 указанных выше ГТД

7 мая 2007 года вышеуказанные товары ООО «Диск - Альянс+» переданы в качестве вклада в уставной капитал ООО «Диск Контакт», которое впоследствии в соответствии с решением единственного участника ООО «Диск Контакт» №2/11 от 25 апреля 2011 года было переименовано в ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300).

 Приобретя право собственности на условно выпущенные товары, ООО «Диск Контакт» (впоследствии - ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300) приобрело право на льготы, представленные в отношении рассматриваемых товаров, которые сопряжены с ограничениями по пользованию и распоряжению и, соответственно, возложило на себя обязанности по соблюдению таможенной процедуры (таможенного режима).

4 мая 2011 года ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300) в нарушение установленных ограничений в отношении условно выпущенных товаров, при таможенном оформлении которых предоставлены льготы по уплате пошлин и налогов, сопряженные с ограничениями по пользованию и распоряжению, передало в аренду вышеуказанные условно выпущенные товары ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722502556), что подтверждается договорами аренды №№1-11-А, 2-11-А, 3-11-А и 4-11-А, а также актами приема-передачи от 4 Мая 2011 года.

Делая вывод о виновности ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300) в совершении административного правонарушения, предусмотренного  ст. 16.21 КоАП РФ, Подольский городской суд исходил из доказанности его вины материалами дела, в том числе, протоколом об административном правонарушении, копиями грузовых таможенных деклараций, актом таможенного осмотра помещений и территорий, договорами аренды от 04 мая 2011 года, докладной запиской, протоколом изъятия вещей и документов, заключениями экспертов, учредительными документами юридических лиц, показаниями свидетеля  В. и иными представленными по делу доказательствами.

Проверяя законность и обоснованность постановления суда первой инстанции в рамках ст. 30.6 КоАП РФ суд второй инстанции согласился с обоснованностью его выводов.

Между тем, суды двух инстанций оставили без внимания следующие обстоятельства.

Статьей 16.21 КоАП РФ предусмотрена ответственность за пользование товарами, которые незаконно перемещены через таможенную границу Таможенного союза и в отношении которых не уплачены таможенные пошлины, налоги или не соблюдены установленные международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запреты и ограничения, либо товарами, выпущенными, в том числе условно, в соответствии с таможенной процедурой, пользование которыми, передача которых во владение или в пользование, либо распоряжение которыми иными способами допущены в нарушение установленных запретов и (или) ограничений, а также за приобретение, хранение либо транспортировку таких товаров.

Однако, несмотря на то, что в ходе рассмотрения дела судами двух инстанций в качестве доказательства были исследованы договоры аренды №№ 1-11-А, 2-11-А, 3-11-А,  4-11-А, акты приема-передачи от 4 мая 2011 года, а также акт таможенного осмотра №10130000/400/100611/А0074, составленный представителями  органа административной юрисдикции по результатам осмотра помещений и территории ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722502556) по адресу: г. Москва, ул. 4-я Магистральная, д. 5 стр. 5 и фактически было установлено нахождение вышеуказанного оборудования (технологических линий) в рабочем состоянии и эксплуатация его (иными словами - использование) ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722502556), суды согласились с правомерностью привлечения к административной ответственности ООО «Ди Ви Ди - Клуб» с ИНН: 7722568300, т.е. иного юридического лица, в пользовании которого технологические линии для изготовления дисков не находились.

Кроме того, судами двух инстанций не учтено, что ООО «Ди Ви Ди - Клуб» (ИНН: 7722568300) вменена в вину передача в пользование иному лицу товаров, выпущенных условно, в нарушение установленных запретов или ограничений, в то время как диспозицией ст. 16.21 КоАП РФ данное действие не охватывается и названной статьей установлена ответственность только за пользование, приобретение, хранение либо транспортировку таких товаров.

При изложенных выше обстоятельствах выводы судов о совершении ООО «Ди Ви Ди - Клуб»  действий, ответственность за которые предусмотрена ст. 16.21 КоАП РФ, признаны ошибочными, постановленные по делу решения отменены с прекращением производства по делу по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

(постановление Московского областного суда

от 06 марта 2012г. № 4А-240/12)

 

 

2. Отсутствие проверки наличия в действиях лица, привлеченного к ответственности, состава вмененного правонарушения и немотивированность признания доводов жалобы о малозначительности содеянного несостоятельными, свидетельствуют о неполноте судебной проверки постановления по делу об административном правонарушении, являются существенными процессуальными недостатками, влекущими отмену судебных решений.

 

Постановлением  мирового судьи 277 судебного участка Щелковского судебного района Московской области генеральный директор ОАО «Вертолеты России» П., признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.15.5  КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде предупреждения. 

Решением Щелковского городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением заместителя председателя Московского областного суда в порядке надзора решение городского суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов дела следует,  что П., являясь генеральным директором ОАО «Вертолеты России» и имеющим право действовать без доверенности от имени юридического лица ОАО «Московский Вертолетный завод им. М.Л. Миля», допустил нарушение положений ст.ст. 23, 333.15 НК РФ, выразившееся в непредставлении в установленный законодательством о налогах и сборах срок в налоговый орган по месту нахождения обособленного подразделения Летно-испытательного комплекса ОАО «МВЗ им. М.Л. Миля», оформленных в установленном порядке сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, т.е., нарушил срок предоставления налоговой декларации по водному налогу за 4 квартал 2010 года в налоговый орган по месту учета. В частности, сведения были представлены 21 января 2011 года при установленном законом сроке представления 20 января 2011 года.

Действия П. квалифицированы по ст. 15.5 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за нарушение установленных законодательством о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации в налоговый орган по месту учета.

Соглашаясь с выводами мирового судьи городской суд не в должной мере учел положения ст. 30.6 КоАП РФ, в соответствии с которой ему надлежало в полном объеме исследовать материалы дела и проверить доводы жалобы.

Отвергая как необоснованный довод жалобы защитника о малозначительности совершенного правонарушения, суд свои выводы должным образом не аргументировал, указав лишь на то, что данная позиция не нашла своего подтверждения в ходе рассмотрения дела мировым судьей. Между тем, городской суд не учел, что постановление мирового судьи не содержит выводов по данному вопросу, в связи с чем Щелковскому городскому суду надлежало дать самостоятельную оценку этому доводу.

Кроме того, судом не был проверен и не нашел отражения в судебном решении довод  защитника о том, что Петров не является субъектом правонарушения с учетом положений пункта 1 статьи 6 и пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», в соответствии с которыми руководитель несет ответственность за надлежащую организацию бухгалтерского учета, а главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) - за ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

При таких обстоятельствах, рассматривая жалобу на постановление мирового судьи по правилам ст.30.6 КоАП РФ, городской суд не выяснил все обстоятельства, имеющие значения для разрешения данного дела, что не позволило рассмотреть его полно и объективно вопреки требованиям ст. 24.1 КоАП РФ.

Допущенные процессуальные нарушения повлекли отмену судебного решения и направление дела на новое рассмотрение.

(постановление Московского областного суда

от 09 февраля 2012 года по делу № 4а-23/12)

 

 

ПРАКТИКА ПЕРЕСМОТРА НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ АКТОВ

 

 

3. Привлечение к административной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

 

 

Постановлением Можайского городского суда Московской области на основании п. 7 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, в отношении ООО «Мытищинская строительная компания».

Судом второй инстанции постановление отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Как следует из протокола об административном правонарушении, ООО «Мытищинская строительная компания» допустило нарушение требований промышленной безопасности, чем совершило правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ.

Прекращая производство по делу об административном правонарушении, городской суд исходил из того, что ООО «Мытищинская строительная компания» уже было привлечено к административной ответственности, поскольку ранее по тем же основаниям привлекался к ответственности генеральный директор ООО «Мытищинская строительная компания» К.

Делая вывод о необходимости применения положений п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ и усмотрев наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, суд оставил без внимания, что согласно ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ, назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

Поскольку судом данное обстоятельство во внимание не принималось, судебное постановление вынесено с нарушением требований закона о полноте, всесторонности и объективности (ст. 24.1 КоАП РФ), постановление по делу об административном правонарушении было отменено. С учетом годового срока давности за правонарушения в области промышленной безопасности (ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ) дело направлено на новое рассмотрение.

(решение Московского областного суда

от 28 февраля 2012 года по делу № 22 А – 382/12)

 

 

4. Факт выбытия из владения транспортного средства при оспаривании постановления по делу об административном правонарушении в случае его фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, подлежит обязательному доказыванию лицом, оспаривающим постановление по делу об административном правонарушении.

 

Постановлением старшего инспектора Центра видеофиксации ГИБДД ГУ МВД России по Московской области ОАО «Лизинговая компания «КАМАЗ» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ (превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 20, но не более 40 километров в час) и подвергнуто наказанию в виде штрафа.

Решением Раменского городского суда Московской области постановление органа административной юрисдикции оставлено без изменения.

Обжалуя состоявшиеся по делу решения, защитником был заявлен довод о том, что автомашина на момент совершения правонарушения выбыла из пользования ОАО, т.к. была передана в аренду другому лицу.

При рассмотрении и пересмотре дела судами правильно указано, что юридические лица могут выступать субъектом правонарушения в области дорожного движения (глава 12 КоАП), поскольку в ч. 1 ст. 2.6.1 КоАП указан специальный субъект ответственности (собственник транспортного средства), на котором лежит обязанность по доказыванию своей невиновности, а исходя из положений ст. 213 ГК транспортные средства могут находиться как в собственности физических, так и юридических лиц.

Согласно ч. 2 ст. 26.1 КоАП РФ собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6настоящего Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

В соответствии с примечанием к ст. 1.5 КоАП РФ положение о презумпции невиновности, в соответствии с которым лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность (ч. 3), не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 настоящего Кодекса, и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Таким образом, факт выбытия из владения транспортного средства подлежит обязательному доказыванию лицом, оспаривающим постановление по делу об административном правонарушении.

С учетом указанных положений закона и дав оценку законности и обоснованности постановления по делу об административном правонарушении и решения городского суда, Московский областной суд, мотивируя вывод о несостоятельности указанного довода жалобы, правильно указал, что ссылка о нахождении транспортного средства в аренде у другого юридического лица своего подтверждения не нашла, поскольку доказательства этому не представлены. Такими доказательствами могли являться доверенность, полис ОСАГО и т.д. Кроме того, доказательствами фактического исполнения договора аренды являются платежные поручения, которые также представлены не были. Решением Московского областного суда постановленные по делу решения оставлены без изменения.

(решение Московского областного суда

от 01 марта 2012 года по делу № 22А – 181/12)

 

 

5. Отсутствие в деле подлинных процессуальных документов, неправильное определение статуса лиц, допущенных судом к участию при рассмотрении дела, применение норм иного процессуального законодательства, кроме КоАП РФ, являются существенными процессуальными нарушениями, влекущими отмену судебных актов.

 

Постановлением судебного пристава-исполнителя Администрация Солнечногорского  района  Московской области признана виновной в совершении  административного правонарушения, предусмотренного ч. 2  ст. 17.15 КоАП РФ.

Решением  Солнечногорского  городского суда Московской области  отменено.

Не согласившись с решением суда, судебный пристав-исполнитель обжаловал его, просил отменить.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, Московский областной суд отменил решение городского суда с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами    производства    по   делам   об административных  правонарушениях  являются  всестороннее,   полное,  объективное  и  своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его    в  соответствии  с законом,   обеспечение  исполнения  вынесенного постановления, а  также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

В соответствии с требованиями ст.30.6 КоАП РФ суд при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении проверяет на основании имеющихся и дополнительно представленных материалов законность и обоснованность вынесенного постановления, при этом  судья, вышестоящее должностное лицо не связаны доводами жалобы и проверяют дело в полном объеме.

Проводимые в рамках дела процессуальные действия регламентированы соответствующими нормами процессуального права, закрепленными в КоАП РФ. О проведении каждого такого действия составляется определенный процессуальный акт, являющийся доказательством по делу и неотъемлемой частью дела об административном правонарушении. Протокол об административном правонарушении, иные протоколы, предусмотренные КоАП РФ, объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего, свидетелей, заключения эксперта, иные документы, а также показания специальных технических средств, полученные в ходе расследования дела, являются фактическими данными, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, т.е. являются доказательствами (ст. 26.2 КоАП РФ).

Законом возможность замены в деле подлинных процессуальных документов их копиями не предусмотрена.

Таким образом, все доказательства, добытые в ходе расследования  и рассмотрения дела об административном правонарушении, должны находиться в материалах дела, и не подлежат изъятию из него.

В данном деле об административном правонарушении отсутствуют обжалуемое постановление по делу об административном правонарушении, на основании которого суд пришел к выводу  о  незаконности  постановления органа административной юрисдикции. Из материалов дела не следует, что судом предприняты исчерпывающие меры по истребованию указанных процессуальных документов и не предложено органу административной юрисдикции в случае их утраты предоставить восстановленный дубликат процессуального документа, подлежащего обжалованию.

При таких обстоятельствах решение городского суда вынесено без изучения доказательств по делу, с нарушением требований процессуального законодательства (п. 8 ч. 1 ст. 30.6 КоАП РФ).

Кроме того,  устанавливая обстоятельства, имеющие значения для дела, суд допустил к участию в  его рассмотрении должностное лицо органа административной юрисдикции - судебного пристава-исполнителя Ф., а также М., являющегося взыскателем в рамках исполнительного производства. При этом городским судом не учтено, что в силу главы 30 КоАП РФ, определяющей участников производства по делу об административном правонарушении, должностные лица органов административной юрисдикции  и  лица, которым могут быть известны обстоятельства дела, могут быть допущены к участию в деле в качестве свидетелей с соблюдением требований ст. 51 Конституции РФ, ст.ст. 25.6 и 17.9 КоАП РФ, что сделано не было.

В силу чего объяснения Ф. и М. были получены с нарушением закона, не являлись надлежащими доказательствами и не могли быть положены в основу судебного решения. (ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ).

Допустив к участию в рассмотрении дела  в качестве  заявителя - Х., суд не учел, что  на основании  ч. 1 ст. 25.5 КоАП РФ она является защитником юридического лица, привлеченного к ответственности. Судом ей права, предусмотренные ст. 25.5 КоАП РФ не разъяснялись.

Также городским судом было оставлено без внимания то обстоятельство, что в соответствии со ст.1.1 КоАП РФ, законодательство об административных правонарушениях состоит из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушения. Вопреки этому, городским судом неправомерно были  применены нормы иного процессуального законодательства - АПК РФ. На основании этих процессуальных норм, вопреки  ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ, постановление по делу об административном правонарушении не было объявлено немедленно по окончанию рассмотрения дела и  была оглашена только резолютивная часть постановления по делу об административном правонарушении, приобщенная к материалам дела.

Кроме того, суд при вынесении решения руководствовался нормами ГПК РФ, также не подлежащими применению.

По результатам пересмотра дела решение суда первой инстанции признано вынесенным с многочисленными существенными процессуальными нарушениями, на этом основании отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

(решение Московского областного суда

от 07 февраля 2012 года по делу № 22 А – 118/12)

 

Источник:www.mosoblsud.ru- сайт Московского областного суда

 

 

ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2020