Денежная компенсация за неиспользованный отпуск

Денежная компенсация за неиспользованный отпуск

В силу части первой статьи 127 Трудового кодекса РФ предусмотрена выплата денежной компенсации работнику за все неиспользованные отпуска, т.е. независимо от общего количества составляющих их дней и времени, прошедшего с момента окончания того года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

Т. обратился с иском к ПАО «Авиакомпания «ЮТэйр» о взыскании неправомерно удержанных при увольнении денежных средств в размере 743 963, 68 руб., компенсации за неиспользованные 136,76 дней отпуска в сумме 1 147 473,32 руб., процентов за просрочку выплат, компенсации морального вреда. Ссылался на то, что  работал у ответчика в должности командира воздушного судна. При увольнении истца на пенсию ответчик произвел незаконные удержания из причитающихся к выплате сумм, истцу не полностью  выплачена компенсация за неиспользованные отпуска.

Представитель ответчика иск не признал, заявил о пропуске истцом срока на обращение в суд за  разрешением спора о компенсации за неиспользованные отпуска.

Решением Наро-Фоминского городского суда от 19 марта 2018г. с ответчика в пользу Т. взыскана компенсация за неиспользованные отпуска в сумме 1 147 473, 32 руб., проценты в размере 350 168, 05 руб., неправомерно удержанные денежные средства при увольнении в сумме 743 963,68  руб., компенсация морального вреда в размере 10 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 23 июля 2018г. решение суда изменено в части взыскания компенсации за неиспользованные отпуска и процентов. С ответчика взыскана компенсация за неиспользованные отпуска в размере 209 856,92  руб., проценты за просрочку выплат в размере 176 583, 98 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

 Президиум  указал на  допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права.

 Как установлено судом, истец состоял с ответчиком в трудовых отношениях с 12 ноября 2008г. по 6 апреля 2017г., когда был уволен с должности командира воздушного судна летной группы по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

При увольнении истцу начислена и выплачена компенсация за 60,41 календарных дней неиспользованного отпуска, исходя из продолжительности дополнительного оплачиваемого отпуска за особый характер работы (особые условия труда), установленной приложениями № 3 к действовавшим в период его работы у ответчика Коллективным договорам, в соответствии со стажем работы в данной организации.

Вместе с тем, истец полагал, что им не использовано 136,76 дней отпуска с учетом продолжительности дополнительного отпуска работникам летного состава, установленной приказом Министерства гражданской авиации СССР от 13.03.86 №50 «О переиздании Правил предоставления дополнительных отпусков работникам гражданской авиации за работу в особых условиях», исходя из часов налета за рабочий год.

Согласно представленному ответчиком расчету от 17 августа 2017г. с учетом Коллективного договора истцу за весь период работы полагался отпуск (основной и дополнительный) всего 480,41 календарных дней, с учетом действующего приказа Министерства гражданской авиации СССР от 13.03.86 №50 – 589,17 календарных дней, при этом Т. использовал всего 392 календарных дня отпуска, при увольнении истцу выплачена компенсация за 60,41 календарных дней.

Соглашаясь с позицией истца, суд первой инстанции сослался на то, что указанные выше Правила, утвержденные приказом Министерства гражданской авиации СССР от 13.03.86 №50, действуют на территории Российской Федерации, являлись предметом рассмотрения Верховного Суда РФ в порядке нормоконтроля (решение от 30.01.2013 № АКПИ12-1305) и обязательны для работодателя  при исчислении продолжительности дополнительного отпуска, поскольку в силу положений ч. 3 ст. 50 ТК РФ условия коллективного договора, соглашения, ухудшающие положение работников, недействительны и не подлежат применению.

Удовлетворяя требование о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 127, 140 ТК РФ,  исходил из того, что при увольнении работнику должна быть выплачена компенсация за все неиспользованные отпуска; предусмотренный ст. 392 ТК РФ срок для обращения в суд за взысканием компенсации истцом не пропущен, поскольку право на получение компенсации возникает при увольнении работника, трудовой договор с истцом прекращен 6 апреля 2017г., а иск направлен в суд почтой 8 июня 2017г.

Судом также взысканы проценты в связи с нарушением работодателем установленного срока полагающихся выплат в порядке ст. 236 ТК РФ. 

Изменяя решение суда в части взысканных с ответчика сумм компенсации за неиспользованные отпуска и процентов за просрочку выплаты, коллегия сослалась на положения п. 1 ст. 9 Конвенции № 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках» (ратифицирована Федеральным законом от 01.07.2010 №139-ФЗ, далее – Конвенция МОТ № 132), в силу которых непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, состоящая из двух непрерывных рабочих недель, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Суд апелляционной инстанции указал, что работник должен отдыхать как минимум две недели подряд, а остальные отпускные дни использовать в течение 18 месяцев после окончания года, за который они начислены, в связи с чем срок обращения в суд по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска равен 30 месяцам после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 мес. + 12 мес.).

По мнению коллегии, отпускные периоды истца с 12 ноября 2008г. по 11 ноября 2014г. находятся за пределами срока обращения в суд, что является самостоятельным  основанием для отказа в иске о взыскании компенсации за соответствующие неиспользованные отпуска, при этом взысканию подлежит компенсация за 21,76 неиспользованных дней отпуска в пределах срока исковой давности. Судебная коллегия также изменила решение суда в части суммы процентов за нарушение работодателем установленного срока полагающихся выплат.

Выводы судебной коллегии сделаны существенным нарушением норм материального права.

Согласно ч. 1 ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Таким образом, данная норма предусматривает выплату денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, т.е. независимо от общего количества составляющих их дней и времени, прошедшего с момента окончания того года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

Частью 1 ст. 140 ТК РФ предусмотрено, что при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.

Следовательно, выплата работнику денежной компенсации за все неиспользованные отпуска, наряду с прочими денежными суммами, причитающимися ему от работодателя при прекращении трудового договора,  должна быть произведена в день увольнения (в день прекращения трудового договора).

В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Из положений приведенных норм в их совокупности следует, что специальный процессуальный срок для случаев невыплаты или не полной выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении работника составляет один год со дня прекращения трудового договора.

При этом предусмотренный ч. 2 ст. 392 ТК РФ срок предназначен для регулирования процессуальных отношений, возникающих в рамках разрешения индивидуальных трудовых споров между работником и работодателем (в том числе уже не состоящих вследствие увольнения работника в трудовых отношениях), а не для регулирования связывающих работника и работодателя трудовых отношений.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, выплата денежной компенсации за все неиспользованные отпуска служит специальной гарантией, обеспечивающей реализацию особым способом конституционного права на отдых теми работниками, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию, по инициативе работодателя или по иным основаниям и в силу различных причин не воспользовались ранее своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск (определения от 5 февраля 2004г. № 29-О, от 29 сентября 2015г. № 1834-О и др.).

Судом установлено, что трудовой договор с истцом прекращен 6 апреля 2017г., иск направлен в суд почтой 8 июня 2017г., в связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствовали правовые основания для вывода о пропуске Т. срока на обращение в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска.

Выводы суда первой инстанции о том, что Т. за период работы не использовал 136,76 дней полагающегося ему отпуска, судом апелляционной инстанции не опровергнут.

Нельзя согласиться со ссылкой судебной коллегии на ст. 9 Конвенции МОТ № 132 в обоснование выводов о пропуске срока, поскольку положения данной статьи Конвенции, устанавливая предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора, не ограничивают объем права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

При этом в силу положений ст. 11 Конвенции МОТ № 132 работнику, проработавшему минимальный период, дающий ему право на ежегодный оплачиваемый отпуск, после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается денежная компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

Аналогичная правовая позиция выражена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.10.2018 №38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Д., К.В. К. и других», принятом после рассмотрения дела судебными инстанциями.

Допущенные судом апелляционной инстанции  существенные нарушения норм материального права явились основанием  для отмены апелляционного определения в части взыскания компенсации за неиспользованные отпуска и процентов за просрочку выплаты, а дело в данной части – направлению на новое  апелляционное рассмотрение.

БЮЛЛЕТЕНЬ судебной практики Московского областного суда за  первое полугодие 2019 года

Источник: сайт Московского областного суд

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2020