Компенсация за долю в квартире

Компенсация за долю в квартире

Защита нарушенных прав и законных интересов собственника значительной доли в праве на имущество возможна в силу п. 4 ст. 252 ГК РФ путем принудительной выплаты другому участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю с утратой им права на долю в общем имуществе.

С.В.И. обратилась  с иском к С.Е.Ю. о прекращении права собственности на 1/12 долю в жилом помещении, с выплатой в его пользу денежной компенсации в размере 132 833 руб., ссылаясь на то, что ответчик в квартире не проживает, расходов по ее содержанию не несет, его доля является незначительной и выдел этой доли в виде отдельной комнаты невозможен.

       С.Е.Ю. иск не признал, пояснил, что намерен пользоваться принадлежащей ему долей квартиры, зарегистрировался в нее по месту жительства в октябре 2017г., с этого времени оплачивает свою долю в жилом помещении.

       Решением Электростальского городского суда от 1 марта 2018г. иск удовлетворен.

       Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 25 июня 2018г. решение суда отменено,   по делу постановлено новое решение об отказе в иске.

       Президиум указал на допущенные судом  апелляционной инстанции нарушения норм права -  п.п. 4 и 5 ст. 252 ГК РФ.

Закрепляя в  ст. 252 ГК РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а, следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

         Судом установлено, что спорное жилое помещение представляет собой четырехкомнатную квартиру общей площадью 75,9 кв.м., в т.ч. жилой – 56,7 кв.м., которая была приватизирована супругами С.В.И. и С.В.В., а также их несовершеннолетним сыном С.А.В.,  по 1/3 доле каждым по договору передачи квартиры в собственность от 16 февраля 2009г.

         22 марта 2014г. С.В.В. умер, принадлежавшая ему 1/3 доля квартиры была унаследована по 1/4   доли каждым:  его супругой  Спириной В.И.  (истец по делу),  их  детьми С.Е.В. и С.А.В., а также его матерью С.Л.Н., проживающей в Краснодарском крае.

         11 сентября 2015г. С.Л.Н. подарила  унаследованную 1/12 долю квартиры своему внуку С.Е.Ю., проживающему вместе с ней в Краснодарском крае, который 10 июня 2017г. зарегистрировался в спорной квартире по месту жительства, фактически продолжая проживать в Краснодарском крае.

        В результате на момент разрешения спора собственниками спорной квартиры являются С.В.И. и С.А.В. – по 5/12 долей, С.Е.В. и С.Е.Ю. – по 1/12 доле. Все собственники, включая ответчика, зарегистрированы в квартире по месту жительства.

        Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что спорная квартира не может использоваться для совместного проживания сторон, С.Е.Ю. никогда в ней не проживал, в пользовании ею не нуждается, его доля является незначительной и не может быть реально выделена, членом семьи лиц, постоянно проживающих в квартире, он не является.

        Отменяя решение суда и принимая по делу новое решение об отказе в иске, судебная коллегия пришла к выводу об  отсутствии совокупности установленных п. 4 ст. 252 ГК РФ условий, необходимых для удовлетворения заявленных требований, поскольку ответчик постоянно зарегистрирован в квартире с 10 июня 2017г., следовательно, имеет интерес в использовании спорного жилого помещения. Кроме того, в  квартире имеется изолированная комната площадью 9,8 кв.м., а поэтому имеется возможность определить порядок пользования ею.

Президиум указал, что  судебная коллегия не учла, что общая площадь квартиры составляет 75,9 кв.м.,  жилая – 56,7 кв.м.    Соответственно на долю ответчика (1/12) приходится 6,3 кв.м. общей и 4,7 кв.м. жилой площади, что значительно меньше площади минимальной изолированной комнаты в квартире (9,8 кв.м.), в связи с чем принадлежащая ответчику доля не может быть ему реально выделена.

        Кроме того, сам по себе факт регистрации, без фактического вселения и проживания в квартире, не является доказательством наличия у ответчика существенного интереса в использовании совместного имущества.

        Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ N6, Пленума ВАС РФ N8 от 1 июля 1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных.

Следовательно, при решении вопроса о наличии или отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) собственникам.

 В данном случае установлено судом первой инстанции и не опровергнуто судебной коллегией, что С.Е.Ю. проживает в Краснодарском крае, в спорную квартиру не вселялся, в ней никогда не проживал. При этом ответчик является посторонним человеком для истца и проживание его в квартире будет сопряжено с неудобствами, которые он причинит другим сособственникам, являющимся членами одной семьи.

Таким образом, в данной конкретной ситуации сложившиеся между участниками общей долевой собственности по поводу объекта собственности (жилого помещения) правоотношения свидетельствуют о наличии исключительного случая, когда данный объект не может быть использован всеми сособственниками по его назначению (для проживания) без нарушения прав собственника, имеющего большую долю в праве собственности.

 В этой связи суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что защита нарушенных прав и законных интересов собственника значительной доли в праве на имущество С.В.И. возможна в силу п. 4 ст. 252 ГК РФ путем принудительной выплаты С.Е.Ю., как участнику долевой собственности, денежной компенсации за его долю с утратой им права на долю в общем имуществе.

Допущенные судебной коллегией существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены  апелляционного определения и  оставления в силе решения суда первой инстанции.

БЮЛЛЕТЕНЬ судебной практики Московского областного суда за  первое полугодие 2019 года

Источник: сайт Московского областного суд

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас

ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2020