Выселение из служебного жилья

Выселение из служебного жилья

В силу п. 2 ч. 2 ст. 103 Жилищного кодекса РФ не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений пенсионеры по старости, не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Министерство обороны РФ обратилось с иском к Е.Л.А. и  Е.М.Г. о выселении из служебного жилого помещения – комнаты  в доме 15 по пр. Мира г. Краснознаменска, без предоставления другого жилого помещения, ссылаясь на неправомерность занятия ответчиками спорного жилого помещения.

       Ответчики иск не признали, пояснив, что спорное помещение занимают на основании ордера, дающего право на постоянное проживание в этом помещении. Заявили о пропуске истцом срока исковой давности.

       Решением Одинцовского городского суда  от 22 сентября 2017г. в удовлетворении иска отказано.

       Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Московского областного суда от 21 мая 2018г.  решение суда  отменено, по делу постановлено новое решение об удовлетворении иска.      

        Президиум указал на допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права.

        Судом установлено, что  комната в доме 15 по пр. Мира в г. Краснознаменске является служебным жилым помещением и находится в ведении Министерства обороны РФ. В указанном жилом помещении зарегистрированы по месту жительства Е.Л.А. (квартиросъемщик) и ее  дочь Е.М.Г.

         Основанием для их вселения в жилое помещение явился ордер от 20 сентября 1999г., выданный 217 КЭЧ  Е.Л.А. на семью из двух человек  (Е.Л.А. и Е.М.Г.). Из пояснений Е.Л.А. установлено, что ранее она проходила военную службу и была уволена 8 мая 1998г., о чем представила копию военного билета. Таким образом, предоставление спорного жилого помещения  имело место после увольнения Е.Л.А. со службы.

        Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что на момент предоставления спорного жилого помещения Е.Л.А. уже не являлась военнослужащей и с ней не мог быть заключен договор найма служебного жилого помещения. Суд также  посчитал  пропущенным  срок   исковой   давности  по   заявленным  требованиям, поскольку пользование ответчиками спорным жилым помещением с 1999г. носило открытый характер и истец имел возможность узнать о таком пользовании.

        Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что ответчики были вселены в спорное жилое помещение неправомерно, ордер, выданный в нарушение ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих»,  сам по себе не свидетельствует о законности занятия ответчиками спорной комнаты, в связи с чем в силу ст. 35 ЖК РФ они подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения.

         Судебная коллегия указала, что пенсионный возраст Е.Л.А., а также то обстоятельство, что она состоит на учете нуждающихся в предоставлении жилого помещения, не могут служить основанием для сохранения за ответчиками права пользования спорным помещением, поскольку положения ст. 103 ЖК РФ распространяются только на лиц, которые законно были вселены в служебное жилое помещение. Между тем, как было установлено, к таким лицам ответчики не относятся.

       Президиум с выводами судебной коллегии не согласился, указав, что они основаны на неправильном применении норм материального права.

Судебная коллегия не учла, что по данному делу одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств являлось выяснение наличия совокупности предусмотренных ст. 103 ЖК РФ и ст. 13 Вводного закона от 29 декабря 2004 N184-ФЗ условий, при которых ответчики не могут быть выселены из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, судебная коллегия не приняла во внимание, что в силу п. 2 ч. 2 ст. 103 Жилищного кодекса РФ не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений пенсионеры по старости, не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

 В данном случае из материалов дела следует, что Е.Л.А., 7 мая 1962г.р., достигла пенсионного возраста и в октябре 2017г. обратилась в УПФ РФ по Московской области с заявлением о назначении пенсии по старости.

Кроме  того, она   вместе  с дочерью  Е.М.Г.   состоит  на   учете  нуждающихся в жилых помещениях в администрации г.о. Краснознаменска на основании постановления от 03.12.2008 №471-ПА.

        Совокупность данных обстоятельств в силу ч. 2 ст. 103 ЖК РФ исключала возможность удовлетворения заявленных истцом требований о выселении ответчиков без предоставления другого жилого помещения.

 Выводы судебной коллегии о том, что положения ч. 2 ст. 103 ЖК РФ не подлежат применению к спорным правоотношениям, поскольку ответчики незаконно вселены в спорное жилое помещение, являются несостоятельными, т.к. в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14, нарушение требований Жилищного кодекса РФ при принятии решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ и ч. 2 ст. 99 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке заинтересованными лицами требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

 При этом требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину специализированного жилого помещения и заключенного на его основании договора найма специализированного жилого помещения подлежат разрешению исходя из аналогии закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным ст. 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

 В данном случае  выданный ответчикам в 1999г. ордер на право занятия спорного жилого помещения истцом не оспорен. Следовательно, придя к выводу о незаконности предоставления Е-вым данного жилого помещения, судебная коллегия фактически вышла за пределы заявленных истцом требований, что является существенным нарушением положений ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Допущенные судебной коллегией существенные нарушения норм материального права явились  основанием  для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

БЮЛЛЕТЕНЬ судебной практики Московского областного суда за  первое полугодие 2019 года

Источник: сайт Московского областного суд

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

правовая-консультация.рф 2013-2020