TitleE_1

Обмен земельных участков должником перед банкротством

ПревьюСуды сделали вывод о том, что в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о неравноценном встречном исполнении обязательств со стороны участника сделки и, как следствие, причинении вреда кредиторам, а также доказательства ухудшения финансового положения должника, уменьшения стоимости его активов либо увеличения размера обязательств в результате заключения спорных сделок.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 30.12.2020 гражданин-должник М.Р.А. признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура реструктуризации долгов, финансовым управляющим должника утверждена Р.И.Ю. .

Определением Арбитражного суда города Москвы от 22.08.2022, оставленным без изменения постановлением Девятого рбитражного апелляционного суда от 22.11.2022, отказано в удовлетворении заявления финансового управляющего о признании недействительной сделкой договора купли-продажи объектов недвижимости № 6709/6694 от 11.04.2019 г. между должником и К.Г.И. и применении последствий недействительности сделки.

Не согласившись с принятыми судебными актами, финансовый управляющий М.Р.А. - Р.И.Ю. обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отменить, принять по делу новый судебный акт - признать договор купли-продажи объектов недвижимости № 6709/6694 от 11.04.2019 - недействительным, применить последствия недействительности сделки .

В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на нарушение судами норм материального и процессуального права, утверждая, что вопреки доводам суда, изложенным в мотивировочной части в обжалуемого судебного акта, у М.Р.А. не возникло право собственности на земельный участок с кадастровым номером №_, по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.», с расположенными на данном участке таунхаусом, во владении до настоящего времени М.Р.А. не находится; в материалы дела не представлены документы, на основании которых суд посчитал установленным обстоятельством владения: -доказательства оплаты земельного налога М.Р.А. , ровно, как и направление К.Г.И. в адрес М.Р.А. письма/требования об оплате земельного налога; имеют место обстоятельства, позволяющие признать спорный договор купли-продажи недействительной сделкой на основании п.1 и п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В судебном заседании суда кассационной инстанции финансовый управляющий должника доводы кассационной жалобы поддержал.

Выводы судаВыводы суда по делу

Обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Согласно статье 32 Закона о банкротстве и части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Как установлено судами и следует из доводов заявления, 11.04.2019 между должником в качестве продавца и ответчиком К.Г.И. в качестве покупателя был заключен договор купли-продажи объектов недвижимости №6709/6694, по условиям которого из собственности должника в пользу ответчика выбыли два земельных участка с КН №1 и с КН №2.

Указанные земельные участки были переданы ответчику по передаточному акту от 11.04.2019.

Переход права собственности на земельные участки от должника в пользу ответчика зарегистрирован 29.04.2019 Управлением Росреестра по Московской области.

Финансовый управляющий должника оспаривает указанный договор по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, ст. ст. 10, 168 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к выводу, что заявителем не представлена совокупность обстоятельств, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и ст. ст. 10, 168 ГК РФ для признания сделки должника недействительной сделкой.

С выводами суда первой инстанции согласился апелляционный суд.

ЗаконКакие нормы права
подлежат применению

Согласно п. п. 1, 2 ст. 213.32 заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона, может быть подано финансовым управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер его кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его заинтересованных лиц.

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе (п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

СудКакие правовые позиции ВС РФ
подлежат применению

Как следует из разъяснений указанной нормы Закона о банкротстве, данным в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановление № 63), для признания сделки недействительной по основанию ее подозрительности необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго ст. 2 Закона о банкротстве понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Исходя из разъяснений, приведенных в пункте 6 постановления № 63, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

  • а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;
  • б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, среди которых, в том числе, совершение сделки безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств (пункт 7 постановления № 63).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Как разъяснено в пункте 9 постановления № 63, при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего. Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 настоящего постановления Пленума).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Как следует из материалов дела, заявление о признании должника банкротом принято судом к производству 10.06.2019.

Оспариваемая сделка совершена 29.04.2019, то есть в период подозрительности, предусмотренный п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

В силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации прав не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Пунктом 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации отмечено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Из содержания приведенных норм следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченных лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.

Положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются при недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) прежде всего при заключении сделки, которая оспаривается в суде (в том числе в деле о банкротстве), а также при осуществлении права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода.

Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем такая сделка подлежит признанию недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Нарушение участниками гражданского оборота при заключении договора купли- продажи статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, выразившееся в злоупотреблении правом, отнесено законом к числу самостоятельных оснований для признания сделок недействительными.

Поскольку спорный договор оспаривается в рамках дела о банкротстве, при установлении факта заключения сделки с намерением причинить вред другому лицу, следует установить, имелись ли у сторон сделки намерения причинить вред имущественным правам кредиторов, то есть, была ли сделка направлена на уменьшение конкурсной массы.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Доводы апелляционной жалобы о безвозмездном характере спорной сделки отклонен апелляционным судом, учитывая, что между сторонами была произведена фактическая мена земельных участков.

Так, К.О.С. (до брака З.) и ее мать К.Г.И. , владея двумя земельными участками в ДНП «М.»:

земельный участок площадью 129 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.» (приложение № 1),

земельный участок площадью 137 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.» (приложение № 2),

предложили должнику осуществить обмен двух их участков в ДНП «М.» на принадлежащие ему два участка в Одинцовский район в районе дер. Б.:

земельный участок площадью 242 кв.м. с КН №_ по адресу: Московская область, Одинцовский район, в районе дер. Б.,

земельный участок площадью 243 кв.м. с КН №_ по адресу: Московская область, Одинцовский район, в районе дер. Б..

В процессе обсуждения сделок было обнаружено, что у К.О.С. имеется согласие супруга на продажу участка с КН №_, но не на мену, в связи с чем было решено перед меной осуществить продажу участка К.Г.И. , после чего проводить мену участков между К.Г.И. и М.Р.А. (переписка от 20.03.2019).

Представитель М.Р.А. согласовала промежуточную сделку, после чего стороны подготовили для оформления договоры мены между К.Г.И. и М.Р.А. (переписка от 09.04.2019).

Однако, при подготовке сделок было обнаружено, что мена участков, расположенных в разных субъектах РФ (Москва и Московская область) может быть зарегистрирована только отделах Росреестра с экстерриториальным приемом документов. Кроме того, стороны предполагали, что сделки будут приостановлены Росреестром из-за участков, расположенных в ДНП «М.».

Из-за указанных сложностей сторонами было принято решение мену оформить двумя договорами купли-продажи, и осуществлено 11.04.2019 путем подписания следующих документов:

договор купли-продажи объектов недвижимости № 1037/1042 (приложение № 4), согласно которому К.Г.И. (продавец) передала в собственность М.Р.А. (покупатель) следующие объекты недвижимости:

земельный участок площадью 129 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании .М»,

земельный участок площадью 137 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, «Наименование Компании М.»;

договор купли-продажи объектов недвижимости № 6709/6694 (приложение № 5), согласно которому М.Р.А. (продавец) передал в собственность К.Г.И. (покупатель) следующие объекты недвижимости:

земельный участок площадью 242 кв.м. с КН №_по адресу: Московская область, Одинцовский район, в районе дер. Б.;

земельный участок площадью 243 кв.м. с КН №_ по адресу: Московская область, Одинцовский район, в районе дер. Б..

В каждом договоре стоимость обмениваемых объектов недвижимости была установлена равной 900 000 руб., при этом сторонами одновременно было подписано соглашение о зачете встречных однородных требований, где задолженности по оплате земельных участков стороны погасили путем зачета встречных однородных требований.

Также оба договора купли-продажи были сторонами исполнены в части передачи земельных участков покупателям и переданы в соответствующее Управление Росреестра для проведения государственной регистрации перехода права собственности.

Однако, регистрация перехода права собственности по спорному договору была осуществлена, а регистрация перехода права собственности по договору купли-продажи объектов недвижимости № 1037/1042 была приостановлена, впоследствии в проведении государственной регистрации было отказано.

После получения уведомления Росреестра должник направил в адрес ответчика письмо от 30.04.2019, в котором подтверждал, что каждая из сторон рассчитывала получить в обмен на свои земельные участки - участки другой стороны, расчет по договорам в денежном эквиваленте ни одной из сторон актуален не был, а затем указывал, что при заключении указанных договоров купли-продажи стороны фактически руководствовались правилами, относящимися к мене, которая не состоялась и предлагал варианты урегулирования ситуации.

В целях урегулирования сложившейся ситуации сторонами 05.06.2019 был подписан договор купли-продажи объекта недвижимости № 1037, согласно которому К.Г.И. передала М.Р.А. в собственность земельный участок площадью 129 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.».

Участок был передан по передаточному акту, право собственности М.Р.А. зарегистрировано Росреестром.

В июле 2019 г. от К.Г.И. юристу покупателя было направлено предложение об оформлении второго договора купли-продажи в отношении земельного участка площадью 137 кв.м. с КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.», однако, оформление документов не было завершено.

Таким образом, между сторонами (К.Г.И. и М.Р.А. ) фактически были отношения по мене земельных участков, оформленные в виде двух договоров купли-продажи с зачетом встречных однородных требований по оплате.

Довод апелляционной жалобы о фактической безденежности также отклонен апелляционным судом, так как сторонами совершались фактические действия, нашедшие свое отражение в документальном обращении в Росреестр.

В силу п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки, применяются относящиеся к ней правила.

То есть закон в качестве последствий ничтожности притворной сделки предусматривает не реституцию (возврат полученного по сделке), а применение к ней правил, регулирующих отношения по сделке, прикрываемой притворным договором.

Учитывая сложившиеся между сторонами отношения по мене земельных участков, необходимо рассматривать заявление, используя нормы о договоре мены. Безденежность данных сделок предполагается, то есть отсутствие денежных расчетов при мене не нарушение, а, наоборот, существо обязательства.

Таким образом, безденежность сделок мены отражает суть обязательства.

Обязательства по передаче участков прекращены надлежащим исполнением.

Суды установили, что сторонами последовательно осуществлялись действия для завершения мены земельных участков.

В силу пункта 2 статьи 567 ГК РФ к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен.

По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (пункт 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 570 ГК РФ право собственности на объекты недвижимости возникло после исполнения обязательств передать соответствующие товары по договору мены.

Статьей 458 ГК РФ установлено, что обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент вручения товара покупателю, если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

По общему правилу, надлежащее исполнение прекращает обязательство (статья 408 ГК РФ).

В материалы дела ответчиком представлены доказательства (договоры купли-продажи, передаточные акты, соглашение о зачете встречных однородных требований, переписка), подтверждающие, что К.Г.И. надлежащим образом исполнила свои обязательства по передаче должнику (М.Р.А. ) встречного предоставления за обмениваемые участки

Таким образом, суды указали, что обязательства К.Г.И. по передаче М.Р.А. равноценного встречного предоставления за спорные земельные участки в дер. Б. прекращены надлежащим исполнением.

Кроме того, суды также установили, что К.Г.И. не является заинтересованным лицом по отношению к должнику.

В силу п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

  • 1) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  • 2) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • 3) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 7 указанного постановления, презумпция осведомленности другой стороны сделки о совершении этой сделки с целью причинить вред имущественным интересам кредиторов применяется, если другая сторона признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Суды сделали вывод о том, что в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о неравноценном встречном исполнении обязательств со стороны К.Г.И. и, как следствие, причинении вреда кредиторам, а также доказательства ухудшения финансового положения должника, уменьшения стоимости его активов либо увеличения размера обязательств в результате заключения спорных сделок.

Во владении должника в настоящее время находятся земельные участки с КН №_ и КН №_ по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.», с расположенными на данных участках таунхаусами, то есть М.Р.А. в результате мены за 2 участка в Московской области приобрел 2 участка в г. Москва с расположенными на них объектами недвижимости.

Кроме того, согласно статье 65 АПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основания своих требований и возражений.

Финансовым управляющим не представлено ни одного доказательства, свидетельствующего о намерении вывода имущества в целях причинения ущерба кредиторам.

При этом суды омтетили, что лица, участвующие в деле, на вопрос суда выразили отказ от проведения судебной экспертизы рыночной стоимости имущества.

Должник представил отзыв на заявление, в котором указывает, что соглашение о зачете встречных однородных требований не может считаться равноценным встречным предоставлением, поскольку право собственности на объекты недвижимости к нему не переходило.

Соглашение о зачете встречных однородных требований не оспорено.

Пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» разъяснено, что зачет как односторонняя сделка может быть признан судом недействительным, в частности, по основаниям, предусмотренным главой 9 ГК РФ. Данная позиция следует из п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 65.

В подпункте 1 пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» также указано, что могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора) или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).

Вместе с тем, ни должником, ни финансовым управляющим сделка, выраженная в соглашении о зачете встречных однородных требований от 11.04.2019, не расторгнута, не оспорена, следовательно, указанные действия по прекращению встречных денежных обязательств должника и К.Г.И. являются действительными.

Суды также учли, что также не расторгнут, не оспорен и договор купли -продажи объектов недвижимости № 1037/1042, согласно которому К.Г.И. (продавец) передала в собственность М.Р.А. (покупатель) земельные участки площадью 129 кв.м. с КН №_ и площадью 137 кв.м. с КН №_, расположенные по адресу: город Москва, АДРЕС, ОАО «Наименование Компании М.».

Оценка требований и возражений сторон осуществляется судом с учетом положений статьи 65 АПК РФ о бремени доказывания, исходя из принципа состязательности.

То есть, должник и финансовый управляющий несут риск не наступления последствий не совершения соответствующих процессуальных действий (ч. 2 ст. 9АПК РФ).

Получение денежных средств должником не предполагалось. Как указывалось ответчиком, между сторонами сложились отношения по мене земельных участков.

Данное утверждение, помимо прочего, подтверждено самим должником в письме (приложение № 8 к отзыву ответчика), где должник указывал «каждая из сторон рассчитывала получить в обмен на свои земельные участки - участки другой стороны. Расчет по договорам в денежном эквиваленте ни одной из сторон актуален не был», а затем «при заключении указанных договоров купли -продажи мы с Вами фактически руководствовались правилами, относящимися к мене, которая не состоялась».

Обязательство прекратилось надлежащим исполнением по статье 408 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом, безденежность сделок мены отражает суть обязательства.

Должник - законный собственник и владелец обмениваемых участков.

Должник указывает, что право собственности на обмениваемые участки к нему не перешло.

Однако материалами дела (стр. 2 приложения № 10 к отзыву ответчика) подтверждено, что право собственности на земельный участок с КН №_ было зарегистрировано Росреестром, после чего должник 28.08.2020 продал участок Б.Е.В. .

В отношении второго обмениваемого участка с КН №_ К. были совершены действия по передаче участка должнику, по подаче сделки на регистрацию в Росреестр, а после получения отказа в регистрации права было предложено оформить отдельный договор для повторной подачи в Росреестр в целях государственной регистрации права (приложение № 11 к отзыву).

В силу статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, ссылка на положения которых содержится в заявлении, абзацев второго и третьего пункта 60 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» само по себе отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом; после передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании ст. 305 ГК РФ.

Суды отметили, что покупатель (должник) не оспорил отказ в государственной регистрации права.

Исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 АПК РФ, руководствуясь положениями действующего законодательства, суды первой и апелляционной инстанций правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства, при этом выводы судов об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной на основании п. 1 и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и ст. ст. 10, 168 ГК РФ соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, не усматривая оснований для их переоценки, поскольку названные выводы в достаточной степени мотивированы, соответствуют нормам права.

Таким образом, суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренных в части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы изучены судом, однако они подлежат отклонению, поскольку данные доводы основаны на неверном толковании норм права, с учетом установленных судами фактических обстоятельств дела. Кроме того, указанные в кассационной жалобе доводы были предметом рассмотрения и оценки суда апелляционной инстанции и были им обоснованно отклонены.

Доводы заявителя кассационной жалобы направлены на несогласие с выводами судов и связаны с переоценкой имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в Определении от 17.02.2015 №274-О, статей 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, представляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципа состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

Таким образом, на основании вышеизложенного суд кассационной инстанции считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы по заявленным в ней доводам не имеется.

Руководствуясь статьями 284, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда города Москвы от 22.08.2022, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2022 по делу оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий - судья

Судьи:

 

Источник: ИС "Электронное правосудие" kad.arbitr.ru


person

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.