Продал квартиру перед банкротством

Консультация юриста

ПревьюБезвозмездное отчуждение совместной собственности супругой должника ликвидного имущества в пользу мужа дочери, а последним дарения в пользу своих малолетних детей, при наличии неисполненных обязательства перед кредитором направлено на сокрытие имущества, с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, что указывает на злоупотребление правом.

В Арбитражный суд города Москвы поступило заявление финансового управляющего должника о признании недействительными сделками договора купли-продажи квартиры от 17.12.2018, заключенного между З.О.В. (продавцом) и Ж.Р.А. (покупателем), а также договора дарения 1/10 доли в праве собственности от 20.03.2020, заключенного между Ж.Р.А. (дарителем), Ж.В.Р. (одаряемое лицо) и Ж.С.Р. (одаряемое лицо), которое обжалуемым определением Арбитражного суда города Москвы от 21.11.2022, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2023, было удовлетворено.

Не согласившись с определением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, Ж.Р.А. обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой, указывая на неправильное применение судами норм материального и процессуального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения данного дела, просит удовлетворить кассационную жалобу, обжалуемое определение и постановление отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В судебном заседании Ж.Р.А. и его представитель доводы кассационной жалобы поддержали, а финансовый управляющий должника и представитель кредитора Д.В.П. просили суд обжалуемые судебные акты оставить без изменения, ссылаясь на их законность и обоснованность, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что, в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не препятствует рассмотрению кассационной жалобы в их отсутствие.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ), информация о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте http://kad.arbitr.ru.

Выводы судаВыводы суда по делу

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений относительно нее, проверив в порядке статей 286, 287 и 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность обжалованных судебных актов, судебная коллегия суда кассационной инстанции не находит оснований для отмены определения и постановления по доводам кассационной жалобы.

Согласно статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закона о банкротстве), дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными Законом о банкротстве.

В соответствии со статьей 61.1 Закона о банкротстве, сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

Как усматривается из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, 17.12.2018 между З.О.В. (супругой должника) и Ж.Р.А. (зятем должника) был заключен договор купли-продажи квартиры с кадастровым номером , расположенной по адресу: Москва, К. пр-д, д. , кв. .

В последствии Ж.Р.А. на основании договора от 20.03.2020 дарения доли в праве собственности на квартиру, переоформил по 1/10 доли в пользу своих малолетних детей - Ж.С.Р. и Ж.В.Р.

Обращаясь за судебной защитой, финансовый управляющий должника полагал, что оспариваемые им сделки по безвозмездному отчуждению в пользу аффилированных лиц ликвидного имущества подлежат признанию недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а также статей 10 и 168 ГК РФ.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того что в соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

СудКакие правовые позиции ВС РФ
подлежат применению

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, приведенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановления от 23.12.2010 № 63) разъяснено, что для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств, суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что, в силу абзаца 32 статьи 2 Закона о банкротстве, под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В соответствии с пунктом 6 постановления от 23.12.2010 № 63, согласно абзацам 2-5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами 2-5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абзацами 2-5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

В настоящем случае, судами установлено что на момент совершения спорной сделки у должника уже имелись признаки неплатежеспособности (недостаточности имущества), поскольку решением Коптевского районного суда города Москвы от 26.03.2019 по делу № 2-681/2019 с должника в пользу Д.В.П. была взыскана задолженность по договору займа от 11.10.2016 в размере 9 600 000 руб. основного долга, 3 474 837,19 руб. процентов по займу, 1 184 792,78 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами и 60 000 руб. расходов по оплате государственной пошлины.

Вследствие наличия у должника признаков неплатежеспособности (недостаточности имущества) должником и его супругой была предпринята попытка безвозмездного отчуждения ликвидного имущества должника в пользу аффилированного лица.

Представленная суду расписка о получении продавцом денежных средств в размере 35 000 000 руб. от Ж.Р.А. за вышеуказанную квартиру судами, принявшими во внимание правовую позицию, приведенную в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 34 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее - постановление от 22.06.2012 № 35), согласно которой при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д., в качестве относимого и допустимого доказательства оценена критически.

Между тем, указали суды, представленные ответчиком доказательства в своей совокупности не подтверждают наличия у Ж.Р.А. финансовой возможности на приобретение спорной квартиры.

Приведенные ответчиком доводы о денежных средствах в общем размере 12 500 000 руб., переданных ответчику близкими родственниками в дар и заемных денежных средств, судами оценены критически, отклонены, поскольку относимых и допустимых реальной финансовой возможности предоставления денежных средств Д.А.А. , М.Б.Н. , К.Х.М. , Г.О.А. , Л.С.М. , не представлено, в качестве таковых их письменные заявления и свидетельские показания квалифицированы быть не могут, поскольку сами по себе не подтверждают наличие денежных средств на дату их передачи и источник происхождения указанных денежных средств.

Судами также учтено, что ни ответчиком, ни должником не представлены доказательства расходования денежных средств в размере 35 000 000 руб., вырученных от продажи квартиры.

Кроме того, судами принято во внимание, что спустя 3 месяца после совершенной оспариваемой сделки З.О.В. 18.03.2019 оформила кредит на потребительские цели в размере 5 450 000 руб. при наличии, якобы. у нее более 80 000 000 руб. вырученных от продажи в декабре 2018 года двух квартир.

Таким образом, констатировали суды, в результате совершения оспариваемой цепочки сделок имущество должника было отчуждено без эквивалентного встречного предоставления - оплата стоимости по договору по сегодняшний день не произведена.

Оспариваемая сделка совершена с заинтересованным по отношению к должнику лицом, стороны преследовали согласованную цель нанести ущерб правам и имущественным интересам кредиторов должника путем вывода активов Должника и уменьшения его конкурсной массы.

Довод ответчика о том, что он не знал о цели совершения оспариваемой сделки, а также о неплатежеспособности З.Ф.М. не соответствует представленным материалам дела доказательствам, поскольку согласно пункту 3 статьи 19 Закона о банкротстве, заинтересованным лицом по отношению к должнику - гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга, при том, что ответчиком по настоящему делу является зять должника - муж его младшей дочери Ж.О.Ф.

Также, в пункте 7 постановления от 23.12.2010 № 63 разъяснено, что, в силу абзаца 1 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Ж.Р.А. в предусмотренный оспариваемыми договорами срок (вплоть до настоящего времени) оплату не произвел.

Более того, после вынесения решения о признании должника банкротом, осознавая высокую вероятность оспаривания первой сделки по безвозмездному отчуждению имущества своему зятю (при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами), члены семьи З.Ф.М. предприняли действия, направленные на заключение второго договора - дарения от 20.03.2020, которым Ж.Р.А. переоформляет по 1/10 доли в квартире на своих двух малолетних детей.

В результате сделки по дарению за Ж.Р.А. остается 8/10 доли в оспариваемой квартир.

Тем самым, указали суды, ответчик пытается создать препятствия к восстановлению фактического владения имуществом на случай вынесения судебного акта о недействительности первой сделки, стремление сохранить и в этом случае контроль над недвижимым имуществом в целях собственной выгоды и в ущерб кредиторам должника.

Совокупность обстоятельств совершения оспариваемых сделок, а именно отчуждение спорных объектов родственнику (зятю должника), отсутствие доказательств оплаты по договору купли-продажи свидетельствуют о том, что договоры дарения и купли-продажи недвижимости являются взаимосвязанными сделками, поскольку совершены заинтересованными лицами и охватывались единой противоправной целью причинения вреда кредиторам должника.

Тот факт, что должник и его супруга З.О.В. являются лицами, заинтересованными по отношению к зятю - Ж.Р.А. и внукам Журавлеву С.Р. и Ж.В.Р. подразумевает согласованность их действий при совершении оспариваемых сделок.

Ж.Р.А. являясь зятем должника не мог не знать о наличии признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества должника.

Размер неисполненных денежных обязательств должника только перед Д.Ф.М. на момент совершения оспариваемой сделки составлял более 14 000 000 руб., что свидетельствует о том, что должник отвечал признаку неплатежеспособности на момент совершения оспариваемой сделки.

Безвозмездное отчуждение совместной собственности супругой должника ликвидного имущества в пользу мужа дочери, а последним дарения в пользу своих малолетних детей, при наличии неисполненных обязательства перед кредитором направлено на сокрытие имущества, с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, что указывает на злоупотребление правом.

Приведенные ответчиками возражения о том, что спорное жилье является единственным пригодным для проживания ответчика и членов его семьи помещением, судами отклонен, поскольку в рамках споров подобной категории подлежат исследованию обстоятельства наличия единственного жилья не у покупателя спорного имущества и членов его семьи, а именно у должника и членов семьи последнего.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному им выводу о наличии оснований для признания спорных сделок недействительными.

Последствия признания сделок недействительными применены судом правильно.

При рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта судом первой инстанции были установлены все существенные для спора обстоятельства и дана надлежащая правовая оценка.

Выводы основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу, нормы материального права применены правильно.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции правомерно оставил определение суда первой инстанции без изменения.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, не усматривая оснований для их переоценки, поскольку названные выводы в достаточной степени мотивированы, соответствуют нормам права.

Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что кассационная жалоба не содержит указания на наличие в материалах дела каких-либо доказательств, опровергающих выводы судов, которым не была бы дана правовая оценка судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции.

Судами правильно применены нормы материального права, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 № 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.

Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 № 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов судов не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Между тем, приведенные в кассационной жалобе доводы фактически свидетельствуют о несогласии с принятыми судами судебными актами и подлежат отклонению, как основанные на неверном истолковании самим заявителем кассационной жалобы положений Закона о банкротстве, а также как направленные на переоценку выводов судов по фактическим обстоятельствам дела, что, в силу статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, недопустимо при проверке судебных актов в кассационном порядке.

Приведенный в кассационной жалобе довод о необоснованном отказе ответчику в заявлении о пропуске срока исковой давности, судебной коллегией отклоняется, поскольку в рамках рассмотрения обособленного спора по существу судом первой инстанции указанный довод нет заявлялся, протокол судебного заседания 18.10.2022 соответствующей отметки не содержит, в материалах обособленного спора отсутствуют сведения об обращении в суд первой инстанции с возражениями на полноту и правильность записей в протоколе судебного заседания.

Судебная коллегия также отмечает, что в соответствии с положениями статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрений, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать установленными обстоятельства, которые не были установлены в определении или постановлении, либо были отвергнуты судами первой или апелляционной инстанции.

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, приведенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 № 16549/12, из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судом фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

Нормы материального и процессуального права, несоблюдение которых является безусловным основанием для отмены судебных актов, в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судами не нарушены, в связи с чем, кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 284-290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда города Москвы от 21.11.2022 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2023 по делу №- оставить без изменения, кассационную жалобу -оставить без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Источник: ИС "Электронное правосудие" kad.arbitr.ru


person

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.