Не списывают долги после банкротства

Консультация юриста

ПревьюЗавершение процедуры реализации имущества гражданина и освобождении гражданина от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реализации имущества гражданина

 

Публичное акционерное общество «Наименование Компании П.» (далее - ПАО «Наименование Компании П.») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании Б.Я.М. несостоятельным (банкротом).

Определением от 01.08.2016 заявление ПАО «Наименование Компании П.» признано обоснованным, в отношении Б.Я.М. введена процедура реструктуризации долгов гражданина, финансовым управляющим утвержден З.Д.П. .

Решением от 19.12.2016 Б.Я.М. признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура реализации имущества, финансовым управляющим утверждена Г.Н.А. .

В рамках процедуры банкротства 22.09.2021 финансовый управляющий Г.Н.А. заявила ходатайство о завершении процедуры реализации имущества с приложением отчета об итогах реализации имущества должника , реестра требований кредиторов должника, документов по продаже имущества должника и иных документов.

При рассмотрении в суде первой инстанции вопроса о завершении процедуры банкротства кредитором - Государственной корпорацией «Наименование Компании А.» (правопреемник ПАО АКБ «Наименование Компании Р.»; далее - ГК «Наименование Компании А.», Банк) заявлено ходатайство о неприменении к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств .

Определением от 13.10.2021 процедура реализации имущества в отношении Б.Я.М. завершена; Б.Я.М. освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Финансовый управляющий и Банк обжаловали определение суда первой инстанции в части освобождения Б.Я.М. от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2022 определение суда первой инстанции от 13.10.2021 отменено в обжалуемой части, к Б.Я.М. не применены правила освобождения от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

Б.Я.М. обратился с кассационной жалобой на постановление апелляционного суда от 20.01.2022, которое просит отменить, принять по делу новый судебный акт, полагая, что суд апелляционной инстанции применил к нему очень жесткую меру в виде неприменения правила об освобождении от обязательств в сумме всех его обязательств в размере более 1,16 млрд. руб., тогда как в результате оспоренной сделки по продаже автомобиля в конкурсную массу не поступило всего 2 420 000 руб., что составляет 0,21% общей суммы задолженности. Податель жалобы считает, что признание недействительным алиментного соглашения не должно влиять на оценку его действий, поскольку оно было заключено на оспоренных условиях при наличии у должника дохода, превышающего несколько десятков миллионов рублей. Должник обращает внимание на то, что он являлся поручителем по обязательствам и не являлся прямым получателем денежных средств, при этом дело о банкротстве основного заемщика -ООО «Наименование Компании А.» в рамках которого реализуется залоговое имущество стоимостью 1 млрд. руб., не завершено. Согласно доводам жалобы признаки банкротства у группы компаний Наименование Компании Л. и его руководства появились вследствие изменения правил работы концерна General Motors в России, существенного изменения курса рубля в 2015 году, и не являлись преднамеренными.

В отзывах на кассационную жалобу финансовый управляющий и ГК «Наименование Компании А.» просят оставить ее без удовлетворения.

Определением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.04.2022 рассмотрение кассационной жалобы на основании статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) было отложено на 18.05.2022.

В связи с нахождением судьи К.С.Г. в отпуске в соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 18 АПК РФ определением Арбитражного суда СевероЗападного округа от 18.05.2022 произведена ее замена на судью Ч.А.А.

В силу пункта 5 статьи 18 АПК РФ судебное разбирательство в кассационной инстанции произведено с самого начала.

В судебном заседании должник и его представитель поддержали доводы кассационной жалобы, представитель финансового управляющего поддержал позицию, изложенную в отзыве.

Иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, явку своих представителей не обеспечили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения жалобы.

Выводы судаВыводы суда по делу

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке по правилам части 1 статьи 286 АПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы - в части неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств.

Как следует из материалов дела, в реестр требований кредиторов должника включены требования на общую сумму 1 412 036 156,82 руб., в том числе:

кредиторы первой очереди:

- Б.Л.А. в размере 797 676,15 руб.;

кредиторы третьей очереди:

- ПАО «Наименование Компании П.» в размере 651 462 053,38 руб.;

- Ш.В.В. в размере 150 000 руб.;

- пАо АКБ «Наименование Компании Р.» в размере 38 684 502,11 руб.;

- ООО «И.Ф.Г. » в размере 721 739 601,33 руб.;

- АО «Наименование Компании Д.» в размере 76 025 573,61 руб.

Финансовым управляющим предприняты меры по выявлению и формированию конкурсной массы.

В состав конкурсной массы включено следующее имущество:

- монитор компьютерный Acer AL1715, печь микроволновая Samsung ME712MKS, печь микроволновая Bork MW IISI 5025 S1, колонки музыкальные JVC SK-33 2 шт., музыкальный центр JVC KD-D2, проигрыватель Kenwood P-235, реализованные за 18 500 руб.;

- право требования к С.Л.Д. в размере 3 790 000 руб., реализованное за 1 370 000 руб.

- в результате признания сделки недействительной конкурсная масса должника пополнилась на 59 062,07 руб.

- в конкурсную массу должника также поступило 507 388,43 руб. заработной платы.

В результате выполнения всех мероприятий общий размер конкурсной массы составил 1 954 950,50 руб.

Финансовым управляющим погашены требования кредиторов первой очереди: 1 190 035,21 руб. перечислены Б.Л.В. в счет погашения алиментных обязательств.

Расходы финансового управляющего составили 67 259,96 руб. В качестве прожиточного минимума Б.Я.М. выплачено 481 346,20 руб.

Финансовый управляющий представил в суд первой инстанции ходатайство о завершении процедуры реализации имущества гражданина в связи с выполнением всех мероприятий процедуры банкротства с приложением отчета о своей деятельности, реестра требований кредиторов и иных документов.

Установив, что у должника отсутствует имущество и денежные средства, за счет которых могут быть погашены требования кредиторов, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для завершения процедуры банкротства в отношении гражданина.

В соответствии со статьей 286 АПК РФ суд округа проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм права, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Предметом кассационного обжалования является вопрос об освобождении/неосвобождении должника от исполнения обязательств.

ЗаконКакие нормы права
подлежат применению

В соответствии с пунктом 1 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий представляет в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина, реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований.

По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении названной процедуры банкротства (пункт 2 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

По общему правилу гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами, в том числе не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (пункт 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

Институт банкротства граждан предусматривает исключительный механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, а именно списание долгов, который позволяет гражданину заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, но при этом в определенной степени ущемляет права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им удовлетворения.

В связи с этим к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие, помимо прочего, честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от требований через процедуры банкротства, в том числе если гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина; а также если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

В этих случаях арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств либо выносит определение о неприменении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств, если эти случаи выявлены после завершения реализации имущества гражданина.

Указанная норма направлена на недопустимость использования механизма освобождения гражданина от обязательств в случаях, когда при возникновении или исполнении обязательств имело место поведение, не согласующееся с требованиями статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно, никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Исходя из задач арбитражного судопроизводства (статья 2 АПК РФ), целей реабилитационных процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина и последствий признания гражданина банкротом (абзацы 17, 18 статьи 2 и статья 213.30 Закона о банкротстве), а также с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее - Постановление № 45), в процедуре банкротства граждан, с одной стороны, добросовестным должникам предоставляется возможность освободиться от чрезмерной задолженности, не возлагая на должника большего бремени, чем он реально может погасить, а с другой стороны, у кредиторов должна быть возможность удовлетворения их интересов, препятствуя стимулированию недобросовестного поведения граждан, направленного на получение кредитов без цели их погашения в надежде на предоставление возможности полного освобождения от задолженности посредством института банкротства.

С учетом императивного положения закона о недопустимости злоупотребления правом возможность квалификации судом действий лица как злоупотребление правом не зависит от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление правом противной стороной.

Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права злоупотребляющему лицу, что прямо следует и из содержания пункта 2 статьи 10 ГК РФ.

Банкротство граждан, по смыслу Закона о банкротстве, является механизмом нахождения компромисса между должником, обязанным и стремящимся исполнять свои обязательства, но испытывающим в этом объективные затруднения, и его кредиторами, а не способом для избавления от накопленных долгов.

Таким образом, процедура банкротства гражданина, как и в целом институт несостоятельности, не ставит цель быстрого списания долгов в отсутствие достаточных для этого оснований, поскольку это приведет к неизбежному нарушению прав кредиторов должника.

Суд первой инстанции, завершая процедуру реализации имущества в отношении Б.Я.М. , освободил должника от дальнейшего исполнения обязательств, приняв во внимание объяснения финансового управляющего и отсутствие у него замечаний к должнику во время проведения мероприятий, связанных с процедурой банкротства. Возражения ГК «Наименование Компании А.» о неприменимости в отношении должника правил об освобождении гражданина от исполнения обязательств были отклонены, поскольку в ходе проведения процедуры банкротства имеющееся имущество должника было реализовано на торгах, сделки, совершенные должником были признаны недействительными, применены последствия недействительности сделок, денежные средства возвращены в конкурсную массу.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции о наличии законных оснований для освобождения должника от исполнения обязательств.

Апелляционным судом принято во внимание, что в рамках дела о банкротстве признаны недействительными следующие сделки, совершенные должником в пользу аффилированных лиц:

1) договор купли-продажи транспортного средства от 23.12.2014, заключенный Б.Я.М. и С.Л.Д. , признанный недействительным постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.10.2019; с С.Л.Д. в конкурсную массу должника взыскано 3 790 000 руб.

При этом суд округа счел, что указанная сделка совершена с нарушением пункта 1 статьи 170 и пункта 1 статьи 10 ГК Российской Федерации, после возникновения у должника обязательств перед банком по договору поручительства.

В рамках исполнительного производства с С.Л.Д. в конкурсную массу взыскано 59 062,07 руб. Оставшаяся задолженность реализована на торгах по цене 1 370 000 руб.

В результате совершения сделки из конкурсной массы выбыл актив стоимостью 3 790 000 руб., тогда как в конкурсную массу от исполнения судебного акта по сделке поступило 1 429 062,07 руб.;

2) соглашения об уплате алиментов от 25.07.2015 № в размере 150 000 руб. ежемесячно на содержание сына Б.Н.Я. ; № в размере 300 000 руб. ежемесячно на содержание двух несовершеннолетних детей: Б.Д.Я. , и Б.А.Я. ,; № 7 в размере 50 000 руб. ежемесячно на содержание бывшей супруги Б.Л.А. .

Определением суда первой инстанции в редакции постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2018 алиментные соглашения признаны недействительными сделками в части превышающей 50% дохода должника в период их заключения в отношении детей (свыше 32 766,10 руб. ежемесячно в отношении Б.Н.Я. и свыше 65 532,20 руб. ежемесячно в отношении Б.Д.Я. и Б.А.Я. ) и в части превышающей величину прожиточного минимума по Российской Федерации за III квартал 2015 года на душу населения (9 673 руб. ежемесячно) в отношении бывшей супруги.

Суды, установив, что на дату заключения алиментных соглашений у должника имелись неисполненные финансовые обязательства на сумму более 900 млн. руб., пришли к выводу о наличии признаков злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ) со стороны должника при их заключении.

В этой связи суд апелляционной инстанции, признав поведение должника по сокрытию имущества недобросовестным, пришел к выводу о недопустимости освобождения должника от финансовых обязательств перед кредиторами.

Кроме того, апелляционным судом учтено, что у финансового управляющего при подготовке заключения о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства (опубликовано на сайте ЕФРСБ 05.12.2016) отсутствовала документация для достоверной проверки признаков преднамеренного банкротства должника, о чем сделан соответствующий вывод в указанном заключении.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований не согласиться с указанным выводом.

В соответствии с правилами, установленными в пункте 3 статьи 213.4, пункте 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве, в процедурах банкротства гражданин-должник обязан предоставить информацию о его финансовом положении, в том числе сведения о его имуществе с указанием его местонахождения, об источниках доходов, о наличии банковских и иных счетов и о движении денежных средств по ним. Неисполнение данной обязанности, с одной стороны, не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, а с другой - создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед кредиторами.

Подобное поведение неприемлемо для получения привилегий посредством банкротства, поэтому непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) является обстоятельством, препятствующим освобождению гражданина от обязательств (абзац 3 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве). Исключения могут составлять случаи, если должник доказал, что информация не была раскрыта ввиду отсутствия у него реальной возможности ее предоставить, его добросовестного заблуждения в ее значимости или информация не имела существенного значения для решения вопросов банкротства.

Если должник при возникновении или исполнении своих обязательств, на которых конкурсный кредитор основывал свое требование, действовал незаконно (пытался вывести активы, совершил мошенничество, скрыл или умышленно уничтожил имущество и т.п.), то в силу абзаца 4 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве эти обстоятельства также лишают должника права на освобождение о долгов, о чем указывается судом в судебном акте. По этому же основанию не допускается и освобождение гражданина от обязательств по завершении процедуры внесудебного банкротства гражданина (пункт 2 статьи 223.6 Закона о банкротстве).

Как указано в пункте 42 Постановления № 45, целью положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами. Указанная норма направлена на недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела.

В пунктах 43, 44 того же постановления разъяснено, что обстоятельства, связанные с сокрытием должником необходимых сведений могут быть установлены судом на любой стадии дела о банкротстве должника в любом судебном акте, при принятии которого данные обстоятельства исследовались судом и были отражены в его мотивировочной части, а совершение должником иных противоправных действий может подтверждаться обстоятельствами, установленными как в рамках любого обособленного спора по делу о банкротстве должника, так и в иных делах.

Суд первой инстанции, освобождая Б.Я.М. от долгов, не принял во внимание факты, ранее установленные и оцененные судами при рассмотрении дела о его банкротстве (постановление кассационного суда от 17.10.2019 и определение суда первой инстанции в редакции постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2018). Вышеприведенные сделки были оспорены в деле о банкротстве Б.Я.М. и признаны недействительными по статье 10 ГК РФ, поскольку суды усмотрели в действиях должника намерение сокрыть свое имущество, избежать обращения на него взыскания и тем самым причинить вред кредиторам.

В этой связи апелляционный суд правомерно отменил определение суда в обжалуемой части и отказал должнику в применении правил об освобождении от долгов.

Довод жалобы о соотношении отчужденных активов должника с размером обязательств, от исполнения которых он не был освобожден, не имеет правового значения для рассмотрения настоящего спора.

Действительно, только лишь факт принятия должником на себя акцессорных обязательств (поручительство) основанием для отказа в применении правил пункта 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве не является.

Между тем, в настоящем случае таким основанием послужил факт совершения должником сделок при злоупотреблении правом с целью вывода имущества должника и причинения вреда кредиторам.

Возражения должника относительно судебных актов о признании недействительными алиментных соглашений фактически выражает собой несогласие с вступившими в законную силу судебными актами и направлены на пересмотр их выводов.

При таких обстоятельствах кассационный суд не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы, обжалуемое постановление апелляционного суда соответствует обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права применены правильно. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (статья 286 АПК РФ).

Руководствуясь статьями 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2022 по делу № А56-14005/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу Б.Я.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

 

Источник: ИС "Электронное правосудие" kad.arbitr.ru

A56-14005-2016_20220530_Postanovlenie_kassacionnoj_instancii


person

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.