Арбитражный суд признание банкротом

Консультация юриста

ПревьюЗавершение процедуры реализации имущества гражданина и освобождении гражданина от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реализации имущества гражданина

К.Е.В. обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом) и введении процедуры реализации имущества гражданина.

Определением от 14.09.2021 заявление К.Е.В. принято, возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве).

Решением от 29.11.2021 К.Е.В. признана несостоятельной (банкротом), в отношении ее введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Ч.П.А. .

Сведения о введении в отношении должника процедуры реализации имущества гражданина 25.12.2021 опубликованы в газете «Коммерсантъ» и 13.12.2021 в Едином Федеральном реестре сведений о банкротстве.

Финансовый управляющий Ч.П.А. 08.08.2022 обратился в суд с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества гражданина и освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных в ходе процедуры банкротства, выплате вознаграждения, представил отчет о результатах процедуры, а также доказательства проведения необходимых мероприятий в ее ходе.

Определением от 18.07.2023 Ч.П.А. освобожден от исполнения обязанностей финансового управляющего, финансовым управляющим должника утвержден В.Т.А. .

Рассмотрение отчета финансового управляющего неоднократно откладывалось, в том числе по ходатайствам общества с ограниченной ответственностью ««Наименование Компании К.»» (далее - Общество).

До судебного заседания финансовый управляющий В.Т.А. вновь обратился с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества должника, а Общество - с очередным ходатайством о продлении срока процедуры реализации имущества должника и ходатайством о неприменении в отношении должника правил об освобождении от исполнения обязательств.

В свою очередь Ч.П.А. заявил ходатайство о выплате ему 21 250 руб. в качестве вознаграждения за проведение процедуры реализации имущества должника пропорционально отработанному в данной процедуре времени.

Выводы судаВыводы суда по делу

Изучив материалы дела, арбитражный суд приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127 -ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов.

По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина (пункт 2 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

В силу пункта 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Случаи, в которых освобождение гражданина от обязательств не допускается, перечислены в пункте 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Законодательство о банкротстве устанавливает стандарт добросовестности, позволяя освободиться от долгов только честному гражданину-должнику, неумышленно попавшему в затруднительное финансово-экономическое положение, открытому для сотрудничества с финансовым управляющим, судом и кредиторами и оказывавшему им активное содействие в проверке его имущественной состоятельности и соразмерном удовлетворении требований кредиторов (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 19.04.2021 № 306-ЭС20-20820 по делу № А72-18110/2016).

В данном случае по результатам процедуры реализации имущества гражданина финансовый управляющий представил отчет о проделанной работе, анализ финансового состояния должника, заключение об отсутствии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, доказательства принятия мер по выявлению имущества.

По мнению суда, представленный финансовым управляющим отчет соответствует требованиям статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Из отчета следует, что в третью очередь реестра требований кредиторов должника включены требования кредиторов в общем размере 845 367 руб. 49 коп.; требования кредиторов первой и второй очереди отсутствуют; за реестром учтены требования кредиторов в размере 304 903 руб. 17 коп.

В ходе процедуры реализации имущества гражданина финансовый управляющий направил запросы в регистрирующие органы.

Из полученных ответов следует, что должник не имеет какого-либо недвижимого имущества, транспортных средств, ценных бумаг и другого ценного имущества.

Должнику принадлежит доля в размере 100% уставного капитала общества с ограниченной ответственностью «Наименование Компании П.», адрес 141400, Московская обл., г. Химки, АДРЕС, ОГРН №_ ИНН №_ (далее - Компания); указанное имущество исключено из конкурсной массы определением от 27.10.2023.

В результате принятых мер по выявлению имущества должника и формированию конкурсной массы имущества должника, подлежащего реализации, не выявлено.

Согласно заключению финансового управляющего признаки преднамеренного или фиктивного банкротства должника отсутствуют, сделки, подлежащие оспариванию, не выявлены, при этом по результатам анализа финансового состояния должника финансовым управляющим сделан вывод об отсутствии у него средств для расчетов с кредиторами и отсутствии возможности восстановления платежеспособности.

Расчеты с кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов должника, не проводились в связи с отсутствием у должника имущества и денежных средств; по утверждению финансового управляющего, им приняты исчерпывающие меры, направленные на обнаружение имущества должника и формирование конкурсной массы.

Суд отмечает, что должник представил необходимые для проведения в его отношении процедуры банкротства документы и сведения финансовому управляющему и суду, в том числе сведения об обстоятельствах, приведших к его несостоятельности и об источниках существования.

Судом не установлено фактов совершения должником каких-либо действий, не отвечающих критериям добросовестного поведения, в частности обстоятельств, перечисленных в пункте 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве в качестве препятствующих освобождению гражданина от обязательств.

В отношении доводов Общества, приведенных в обоснование ходатайства о неприменении в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов, суд отмечает следующее.

Определением от 28.04.2022 требование Общества в размере 168 264 руб. 11 коп., из которых 147 261 руб. 60 коп. основного долга, 20 750 руб. 90 коп. процентов, 251 руб. 61 коп. штрафов, признано обоснованным и подлежащим включению в третью очередь реестра должника.

В обоснование ходатайства кредитор указал, что должник не осуществляет трудовую деятельность, меры по трудоустройству не принимал, а его действия направлены на скорейшее освобождение от долговых обязательств посредством использования процедуры банкротства, что свидетельствует о его недобросовестности и, в силу абзаца четвертого пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, исключает возможность применения к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств.

Между тем, как следует из материалов дела о банкротстве, должник является генеральным директором и единственным участником Компании .

При этом из представленных в ходе проведения процедуры реализации имущества должника сведений следует, что Компания дохода не приносит, в связи с чем денежные средства на расчеты с кредиторами у должника отсутствуют.

При таком положении, суд отклоняет доводы Общества, как противоречащие материалам дела о банкротстве.

Из позиции, приведенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 03.06.2019 № 305-ЭС18-26429 по делу № А41-20557/2016, следует, что по смыслу пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве принятие на себя непосильных долговых обязательств ввиду необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов.

В отличие от недобросовестности неразумность поведения физического лица сама по себе препятствием для дальнейшего освобождения от обязательств не является.

Последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денежных средств в различных кредитных организациях может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в случае сокрытия им необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства в других кредитных организациях и т.п.) либо предоставления заведомо недостоверной информации.

В данном случае кредитор наличия соответствующих обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности должника, не доказал, при том, что финансовый управляющий не выявил признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должника, сокрытия или уничтожения принадлежащего должнику имущества, равно как и фактов сообщения должником недостоверных сведений.

По мнению суда, отсутствие у должника дохода для исполнения обязательств перед кредиторами в данном случае о недобросовестности должника не свидетельствует, притом, что обязательства возникли у должника в период с 2019 по 2021 год.

Кроме того, вопреки доводам кредитора, само по себе непринятие должником мер к получению дополнительного дохода в силу сложившихся жизненных обстоятельств не свидетельствует о ее недобросовестности, в том числе о злостном уклонении от исполнения обязательств.

Более того, в силу норм Закона о банкротстве, указанные обстоятельства в любом случае не является самостоятельным основанием для неприменения правил об освобождении должника от обязательств.

Таким образом, судом не установлено фактов совершения должником каких-либо действий, не отвечающих критериям добросовестного поведения, в частности обстоятельств, перечисленных в пункте 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве в качестве препятствующих освобождению гражданина от обязательств.

При таком положении суд приходит к выводу о том, что основания для неприменения в отношении К.Е.В. правил об освобождении от обязательств отсутствует.

В отношении ходатайства Общества о продлении срока процедуры реализации имущества гражданина, арбитражный суд отмечает, что в силу пункта 2 статьи 213.24 Закона о банкротстве, реализация имущества гражданина вводится на срок не более чем шесть месяцев. Указанный срок может продлеваться арбитражным судом по ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Таким образом, процедура банкротства носит срочный характер, вводится на шесть месяцев, а ее срок может быть продлен лишь в исключительных случаях.

Согласно материалам дела о банкротстве судебное заседание по рассмотрению отчета финансового управляющего по итогам процедуры банкротства назначено на 31.10.2023 с учетом продления процедуры, тогда как финансовый управляющий представил отчет еще 08.08.2022.

При этом судебное заседание по рассмотрению отчета финансового управляющего по итогам процедуры банкротства ранее неоднократно откладывалось.

Из приложенных к отчету финансового управляющего документов следует, что все запрашиваемые Обществом сведения и документы представлены в суд заранее и направлены кредиторам, в том числе Обществу.

При таком положении, действую разумно и осмотрительно, Общество имело возможность заблаговременно обратиться в арбитражный суд с ходатайством об ознакомлении с материалами дела, в том числе в электронном виде, однако соответствующее процессуальное право не реализовало.

Суд учитывает, что в деле о банкротстве кредиторам принадлежат различные права, включая права на обжалование действий (бездействия) финансового управляющего, созыв и участие в собрании кредиторов, в том числе в целях получения информации о составе имущества должника; такие права реализуются в пределах срока процедуры банкротстве.

Вместе с тем, несмотря на неоднократное отложение судебного разбирательства по рассмотрению отчета финансового управляющего, Общество не обращалось ни к Ч.П.А. , ни к В.Т.А. с запросами о предоставлении указанной информации; с жалобами на действия (бездействие) финансового управляющего кредитор также не обращался.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 АПК РФ).

При этом из отчета финансового управляющего в любом случае следует, что должник не имеет имущества, подлежащего реализации.

Таким образом, с учетом неоднократного отложения судебного разбирательства, суд приходит к выводу о том, что приведенные кредитором доводы о наличии исключительных обстоятельств, являющихся основанием для продления срока процедуры реализации имущества, не свидетельствуют.

Более того, повторное заявление кредитором ходатайства о продлении срока реализации имущества накануне очередного судебного заседания расценивается судом в качестве злоупотребления процессуальными правами, выражающегося в немотивированном и безосновательного стремления затянуть процедуру банкротства вопреки приведенным нормам правам.

Кроме того, из просительной части ходатайства следует, что кредитор просит суд обязать финансового управляющего совершить определенные действия, в том числе принять меры по выявлению имущества, направить запросы, представить документы, то есть в императивном порядке предписать определенное поведение финансовому управляющему, что ограничивает и нарушает его права.

Так, в соответствии с Законом о банкротстве финансовый управляющий как лицо, специально уполномоченное на проведение процедур банкротства, действует самостоятельно, в том числе принимает меры по выявлению имущества гражданина, проводит анализ финансового состояния гражданина, выявляет признаки преднамеренного и фиктивного банкротства.

При этом результаты этих мероприятий формализованы в отчетах финансового управляющего, а также в материалах дела о банкротстве (финансовый управляющий регулярно предоставляет в арбитражный суд все документы о своей деятельности и результатах реализации имущества гражданина).

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей Закон о банкротстве предусматривает возможность обжалования в суд его действий (бездействия), заявления ходатайства о его отстранении от занимаемой должности, предъявления требования о возмещении убытков.

Таким образом, законодательством предусмотрены достаточные гарантии защиты прав и законных интересов кредиторов должника, в случае их нарушения со стороны арбитражного управляющего.

При таком положении ходатайство об обязании финансового управляющего совершить определенные действия является необоснованным и не соответствующим положениям Закона о банкротстве (указанный подход соответствует позиции, изложенной в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.12.2021 № Ф07-15950/2021 по делу № А66-11130/2020).

С учетом изложенного, рассмотрев отчет финансового управляющего и ходатайство о завершении процедуры реализации имущества, суд приходит к выводу о наличии оснований для завершения указанной процедуры и освобождения должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе не заявленных в ходе процедуры банкротства.

Суд также усматривает основания для рассмотрения ходатайства Ч.П.А. о выплате ему денежных средств за проведение процедуры реализации имущества должника.

Размер фиксированной суммы вознаграждения, выплачиваемого финансовому управляющему, установлен абзацем 7 пункта 3 статьи 20.6 Закона о банкротстве и составляет 25 000 рублей единовременно за проведение процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Вознаграждение арбитражному управляющему не выплачивается только в случае освобождения или отстранения арбитражным судом управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве - с даты его освобождения или отстранения (пункт 4 статьи 20.6 Закона о банкротстве), а также в случаях, перечисленных в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» (далее - Постановление № 97).

В пункте 9 Постановления № 97 разъяснено, что если в ходе одной процедуры банкротства полномочия арбитражного управляющего осуществлялись несколькими лицами, то проценты по вознаграждению за эту процедуру распределяются между ними пропорционально продолжительности периода полномочий каждого из них в ходе этой процедуры, если иное не установлено соглашением между ними.

При таком положении, принимая во внимание период продолжительности полномочий каждого финансового управляющего должника, а также отсутствие сведений о наличии между Ч.П.А. и В.Т.А. соглашения об ином распределении денежных средств, суд в соответствии с положениями пунктов 2 и 3 статьи 213.9 Закона о банкротстве и пункта 9 Постановления № 97 усматривает основания для выплаты с депозитного счета арбитражного суда 21 250 руб. Ч.П.А. и 3750 руб. -В.Т.А. , что будет пропорциональным распределением фиксированной суммы вознаграждения за проведение процедуры реализации имущества должника.

Руководствуясь статьями 184, 185 и 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 20.6, 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

определил:

1. В удовлетворении ходатайства общества с ограниченной ответственностью «Наименование Компании К.» о продлении срока процедуры реализации имущества К.Е.В. и обязании ее финансового управляющего В.Т.А. совершить определенные действия отказать.

2. Завершить процедуру реализации имущества К.Е.В.

3. Освободить К.Е.В. от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных в ходе процедуры банкротства.

4. Перечислить с депозитного счета Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области на указанные в ходатайствах счета арбитражных управляющих Ч.П.А. и В.Т.А. соответственно 21 250 руб. и 3750 руб. в качестве вознаграждения за процедуру реализации имущества гражданина.

5. Определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней с даты принятия.

Судья

 

Источник: ИС "Электронное правосудие" kad.arbitr.ru

A56-82041-2021_20231108_Opredelenie


person

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.